Пленница заснеженного замка

Размер шрифта: - +

Часть 4

Миновав двойные стены Крамфорда, мы, следуя за указателями, очутились на подземной парковке, где нас встретил респектабельного вида дворецкий по фамилии Гринлауд. После на лифте поднялись в холл, где мерцала огоньками нарядная ёлка, а за стойкой приветливо улыбалась девушка-администратор. На бейджике красовалось внушающее доверие имя: Джейн Миддлтон. Первое впечатление о Замке оказалось благоприятным.

Процедура регистрации не заняла много времени. Собственно, и процедуры как таковой не было. Фрэнк просто получил ключи от номера — и всё.

— Паркер отведёт вас в номер, — улыбалась Джейн Миддлтон, — надеюсь, он вам понравится, — и девушка бросила мимолётный, но весьма красноречивый взгляд в сторону портье, и потому смысл её последней фразы можно было истолковать двояко.

Неловко признаться, но этот портье, будь я свободной девушкой, мог бы и в самом деле взбудоражить моё воображение. Высокий, широкоплечий, с гармоничными чертами лица и умным взглядом карих глаз, он произвёл бы неизгладимое впечатление на Фанни. А ещё этот молодой человек казался будто не на своём месте. Если бы не униформа, я могла бы принять его если не за хозяина Замка, то за одного из постояльцев уж точно.

Тем временем Паркер, легко подхватив чемоданы, повёл нас с Фрэнком коридорами, освещаемыми электрическими лампами в форме факелов. Обшитые деревянными панелями стены были украшены портретами изящных дам и солидных джентльменов, всех их объединяли аристократическая бледность, слегка вытянутые черты, надменный взгляд и траурные наряды. Но в первую очередь я, конечно же, обратила внимание на женские шляпки, декорированные сухими цветами, веточками и чучелками птиц. Такое впечатление, будто эти шляпки родились в моей мастерской!

— Галерея вампиров, господа, — мягким баритоном проговорил портье.

Нисколько не сомневалась в этом. Оборотни выглядели бы иначе.

— Скажите, а среди них есть портрет леди Джаймессины? — поинтересовалась я.

— Конечно, мисс, — ответили мне. — Последний в этом ряду.

Я невольно вздрогнула. Несмотря на наличие в Замке центрального отопления, здесь было зябко, так как коридоры практически не отапливались. Впрочем, в Клык Лодж, хотя мы и отдыхали там в тёплое время года, тоже было не жарко.

Перед последним портретом я позволила себе ненадолго остановиться. С полотна на меня глядела хрупкая дама лет тридцати пяти (судя по человеческим меркам), в чёрном платье с воротником-стойкой. Украшений на ней не было от слова «совсем», если не считать сдвинутой набок маленькой шляпки-цилиндра и одной выбившейся из причёски тёмной пряди. Даже пуговицы на лифе её платья были чёрными. А руки затянуты в чёрные же кожаные перчатки.

— Мрачная дама, — констатировал Фрэнк.

— Но удивительно красивая, — ответила я.

Леди Джаймессина не могла не привлечь внимания. Она создавала впечатление хрупкой, но своенравной фарфоровой куколки, а взгляд её тёмных надменных глаз говорил: «Я окажу тебе честь, убив тебя». От такого взгляда и впрямь мороз по коже! А если учесть то, что тело королевы вампиров было похоронено в подвалах Замка, становилось страшно на самом деле. Но я постаралась взять себя в руки и поспешила за ушедшим вперёд портье.

Далее мы, поднявшись по ступенькам, оказались в узком коридоре, который вёл, как объяснил Паркер, в донжон — центральную башню, где находился номер Люкс. Освещение здесь было слабее, чем в галерее вампиров, зато имелись узкие окна. Сводчатые потолки были не высоки, не более шести с половиной футов, что, наверное, и подтолкнуло меня в очередной раз немного взгрустнуть о небольшом росте Фрэнка — как и все уроженцы северной части Королевства, мой возлюбленный был светловолос, голубоглаз и в меру приземист. То есть мы были с ним практически одного роста. А если точнее, я выше на целых два дюйма. Несущественная разница, тем более, мы и не думали делать из этого трагедию, однако, чтобы любимому было комфортно со мной прогуливаться под руку по старым улицам Маунтона и показываться в светских салонах, я отказалась от каблуков.

А вот Паркеру то и дело приходилось пригибать голову, чтобы не задеть фуражкой выступающие потолочные балки. Редко мне доводилось видеть таких высоких людей. А ещё реже — высоких и статных портье с плавными и грациозными движениями профессионального танцора.

Когда снаружи послышался отдалённый лязг металла, я выглянула в окошко. Но ничего, кроме заснеженного внутреннего дворика, не увидела.

— Что это за шум? — обратилась я к портье.

— Поднялись ворота, мисс, — объяснил тот. — Мы всегда поднимаем их на ночь, если только не ожидаем новых гостей.

Всё ради безопасности постояльцев!..

— Получается, мы отрезаны от всего мира? — с несколько преувеличенной радостью сказал Фрэнк и подмигнул мне.

— Выходит, что так, сэр, — невозмутимо ответил Паркер.

— Много ли постояльцев в отеле? — пропустив вполне прозрачный намёк Фрэнка мимо ушей, полюбопытствовала я.

— Немного, мисс, — сказал портье. — Кроме вас и мистера Хеммерсмита, ещё семеро гостей. У нас не так много номеров и практически все заняты, — и добавил вслед за девушкой на рецепшене: — Надеюсь, мисс, вам понравится ваш номер.

Я попыталась улыбнуться. Не знаю отчего, но меня охватило смутное беспокойство, как будто эта поездка может обернуться для меня чем-то очень нехорошим. Однако я, отбросив хмурое настроение как ненужную обёртку от шоколадной конфеты, поспешила вслед за Паркером.

Когда-то в башне наверняка имелась лестница, может быть, она сохранилась до сих пор, просто её не было видно. Мы поднялись на лифте, в котором, будь он на дюйм-другой теснее, разместиться втроём, не касаясь при этом друг друга локтями, было бы весьма проблематично.



Александра Кравец

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться