Пленники тёмной воды

Размер шрифта: - +

Цель

 08 сентября, 1994, четверг, 20.35, Подмосковье, спец. объект "Дача"
   
   - Основная цель определена.
   Лебедев придвинул к себе фотографии носовой части судна и кивнул помощнику.
   - И какая?
   - Паром "Балтия", - продолжил помощник. - Резервная - паром "Эстлинк Регина".
   - По какой причине остановились на "Балтии"?
   - Брали только линии, идущие на Стокгольм, - пояснил помощник. - Они - основные по проекту "Балтийский коридор". Движение в основном в ночное время, есть свой человек в экипаже. "Балтию" в октябре планируют использовать для вывоза части оружия с Харьюсских складов...
   - Планируют, - Лебедев усмехнулся и поднёс одну из фотографий к настольной лампе, словно пытался рассмотреть какие-то едва заметные детали. - Тоже мне, планировщики... Нас бы хоть спросили для приличия.
   Помощник деликатно промолчал.
   - Это что тут? - спросил Лебедев, показывая пальцем на фотографию. - Грузовой люк?
   - Носовой визир, там дальше видны гидроприводы, - пояснил помощник. - Дальше идёт носовая аппарель. На фотографиях не очень хорошо видно, у меня есть схема устройства грузового люка.
   - Потом, - Лебедев положил фотографию на стол и откинулся в кресле.
   Достал из серебристого портсигара сигарету, щёлкнул зажигалкой и медленно, смакуя, затянулся мягким, сладковатым дымом.
   - Ну, вот что...
   Помощник, предчувствуя вопрос, заранее придвинул к себе блокнот с записями.
   - ...Информация по цели. И поподробней.
   - Паром "Балтия", - сообщил помощник, - построен в Паппенбурге, на верфях Мейера в 1980 году. На воду спущен двадцать шестого апреля восьмидесятого года. Второго июля того же года введён в эксплуатация на пассажирских линиях. Неоднократно переименовывался, первоначально назывался...
   - Это не интересно, - прервал его Лебедев. - С какого времени он у эстонцев?
   - С октября девяносто второго. На линии Таллинн - Стокгольм с первого января девяносто третьего. По выходе на линию был в последний раз переименован, стал носить имя "Балтия".
   - Красиво умрёт, - задумчиво произнёс Лебедев. - Сколько всяких "регин", "кристин", "квинов" да "кингов" на судовых линиях. А этот - "Балтия". Символичное название. Пустить на дно "Балтию" - это не просто акция. Это такой, я бы сказал, символ... А, Виталий Иваныч?
   Помощник кашлянул и посмотрел вопросительно на Лебедева.
   - Да я это так, - и Лебедев махнул ладонью, разгоняя дым. - Философствую помаленьку. Ты не отвлекайся, продолжай. Меня технические характеристики интересуют.
   - Длина - 157,02 метра, - чётко ответил помощник. - Ширина - 24,22 метра. Осадка в грузу - 7,6 метра. Гросс-регистровый тоннаж - 15 566 тонн. Максимальная скорость - 21,2 узла. Двигатель - двухвальная энергетическая установка, мощность 24 000 лошадиных сил. Изначально брал на борт две тысячи пассажиров, сейчас количество снижено до тысячи четырёхсот...
   - Всё равно прилично, - с некоторым беспокойством заметил Лебедев.
   - Экипаж - сто восемьдесят девять человек. Коммерческая загрузка - триста семьдесят пассажирских автомобилей и пятьдесят два трейлера. Высота грузовой палубы - пять метров. Высота судна над основной плоскостью - 24,2 метра.
   - Прямо дом! - воскликнул Лебедев. - Ну и как вы его... предлагаете?
   - Просто, - ответил помощник. - Суда типа "ро-ро" весьма уязвимы. "Балтия" в том числе. Почти по всей длине судна идёт грузовая палуба, защищённая носовыми и кормовыми аппарелями. При погрузке аппарели открыты, носовой визир откинут. В движении они, естественно, закрыты. Но это, по сути дела, единственная защита судна от проникновения воды на грузовую палубу и быстрого затопления. На грузовой палубе нет водонепроницаемых перегородок. Если при движении носовой визир будет поднят, а аппарели открыты - судно на полном ходу начнёт зачёрпывать воду, которая очень быстро заполнит почти весь внутренний объём судна. Оно мгновенно потеряет плавучесть и затонет. От начала поступления воды до затопления пройдёт максимум двадцать - двадцать пять минут. Это при отсутствии сильного волнения на море. В шторм - минут пятнадцать. В сильный шторм - считанные минуты.
   - С Нептуном не договоримся? - иронично осведомился Лебедев. - Сильный шторм устроить?
   - Осенью на Балтике почти всё время штормовая погода, - спокойно ответил помощник. - За море я спокоен.
   - Ну и как предполагаете ворота для водички открыть? - Лебедев глянул мельком на фотографии и бросил непотушенную сигарету в пепельницу. - Я, признаться, в планах всяких технических не силён. Но уж постарайтесь объяснить. Мне же, сами понимаете, гарантии нужны. Глупо угрожать людям и не знать толком, стоят чего-то твои угрозы или нет.
   - В принципе, технология затопления просчитана до мелочей, - пояснил помощник. - Были первоначальные варианты - минирование судна, установка зарядов по борту, вывод из строя двигательной установки...
   - Установки? - переспросил Лебедев. - Судно будет просто дрейфовать...
   - И этот вариант просчитывался, - голос помощника звучал монотонно и размеренно, словно заранее был записан на плёнку и сейчас только прокручивался на каком-то невидимом магнитофоне. - В определённых условиях дрейф так же может привести к кораблекрушению. Например, дрейф у побережья Финляндии в штормовую погоду. Там скалы, сплошной гранит... Но эти варианты либо слишком дорогостоящи, либо ненадёжны, либо явно подчёркивают спровоцированный характер крушения.
   - Взрыв можно на мину списать, - подсказал Лебедев. - Осталась от войны, всплыла...
   - Белыми нитками шито, - отрезал помощник. - Это район интенсивного судоходства, не так просто там на мину наскочить. К тому же при повреждении борта нет гарантии затопления. Неизвестно ведь, как и куда поступит вода. Судно большое, может очень долго на плаву оставаться. Может и вообще не затонуть. А там уж его и в ближайший порт отбуксируют.
   - Значит, оптимальный вариант нашли?
   - Естественно. Никто и никогда не даст гарантии абсолютно грамотной и квалифицированной работы команды. Всегда можно будет сказать, что вода проникла на грузовую палубу из-за халатности персонал. Потом судно потеряло остойчивость, произошло смещение груза, так же по вине персонала, который недостаточно надёжно его закрепил. Представьте гружёный до отказа, многотонный трейлер, который в шторм раскатывает по залитой водою палубе...
   Лебедев поёжился.
   - Не дай бог... Так как визир этот поднимите?
   - Микровзрывы. Точечное воздействие. Заряды на основе пластита крепятся на запорных устройствах. Внешне взрывчатка внимания не привлекает. Просто чёрная вязкая масса, размазанная по металлу. Чем-то похожа на техническую смазку. Детонаторы с таймером и магнитным креплением - очень небольшие по размеру. Они будут закреплены прямо на участках подрыва и сверху закрыты слоем взрывчатки. Если не знать, что судно заминировано и не провести детальнейший осмотр... Впрочем, и в этом случае крайне сложно что-либо обнаружить.
   - Что потом?
   - Таймер сработает, произойдёт серия микровзрывов. Шум при движении судна такой, что звуки взрывов никто не услышит. В общем, не громче детской хлопушки. Так что до времени всё будет спокойно... Когда запорные устройства будут разрушены, под действием волн визир начнёт свободно перемещаться на креплениях. Через носовые аппарели вода начнёт поступать на грузовую палубу...
   - Ну-ка, постой! - прервал его Лебедев. - Не сильно намудрили инженеры твои?
   - В самый раз, - ответил помощник.
   - Через аппарели? - с сомнением произнёс Лебедев. - Они же закрыты.
   - Не герметично, - ответил помощник. - По нашим данным, на "Балтии" отсутствуют уплотнения на аппарелях, к тому же время от времени у команды возникают проблемы с ними. Закрываются неплотно, капризничают. Скорее всего, вода сразу же начнёт проникать на палубу. А потом давление воды на аппарели вообще сорвёт их с креплений. Самое главное в этом деле - спокойствие. До определённого времени команда ничего не должна заподозрить и судно не должно замедлить ход.
   - Мудрёно,.. - продолжал сомневаться Лебедев. - Получается, паром сам себя утопит...
   - Зато выглядеть всё будет очень естественно, - заметил помощник. - Волны сорвали визир, вода быстро затопила грузовую палубу. Для посвящённых мы распишем всё в деталях. А всеми остальными займётся пресса. И любая комиссия придёт к выводу, что причиной гибели парома были неполадки с носовыми аппарелями. Так что даже после акции можно будет продолжить переговоры...
   - Ну, это уже не твоё дело, - Лебедев легонько постучал пальцем по столу. - Ни-ни! Понял? Информационным обеспечением другие люди займутся. Твоё дело - техника. Понял?
   - Так точно, - ответил помощник. - Когда ожидать команду на проведение акции?
   - А не надо ждать, - сказал Лебедев. - Команду ты уже получил. Прямо сейчас. Под твою персональную ответственность, Виталий Иванович. Твоя голова за это отвечает. В буквальном смысле слова. Если что - ты лично меня подставишь. Засветишь по полной программе. Меня тогда на три метра зароют. А перед этим - я тебя. Не волнуйся, успею. На это мне время отпустят. Понял, чем мы все рискуем?
   - Понял, - ответил помощник. - Жизнью.
   - Красиво сказал. Надеюсь, и сделаешь всё красиво. Справишься?
   - Справлюсь.
   Лебедев вздохнул и привстал в кресле, ладонями опёршись на подлокотники. И замер, словно вспомнил напоследок что-то очень важное.
   - Вот что...
   Помощник снова положил на стол блокнот, который он убрал уже было в папку.
   - Слушаю, Владимир Михайлович.
   Лебедев снова опустился в кресло и достал из внутреннего кармана пиджака мобильный телефон с пластиковым (под лакированное дерево) корпусом. Словно прикидывая вес, слегка подбросил его на ладони. И издали показал помощнику.
   - Вот, Виталий Иваныч. Мужики наши из снабжения снабдили. Видел такую штуку?
   - Ну, сотовая связь,.. - как-то неопределённо ответил помощник.
   - Интересная штука, - задумчиво произнёс Лебедев. - Раньше вот на оперативном транспорте такая вот мобильная связь использовалась. Или там "наружка" всякую такую технику имела. Засекречена когда-то была... Вот такие вот секреты были когда-то. А теперь любой пацан, который на бирже своей баксы огрёб, в магазин зайдёт - и запросто купит. Тяжеловат правда, карман оттягивает... Да ничего, зато удобно.
   "К чему это он?" подумал помощник.
   - Так вот, - словно услышав его вопрос, ответил Лебедев, - эта штука очень нам с тобой пригодится. С понедельника я в Таллинне... Да, пора ехать, и так уже задержался свыше всякой меры. Михайлов там рвёт и мечет. Каждый день мне названивает. Вот и ты будешь мне названивать. Когда по душам поговорить, когда по делу. И потому подойди-ка ты к Кривцов да возьми у него мой номер. И заодно коды и шифратор. Понял, к чему это говорю?
   - Понял, Владимир Михайлович.
   - Будешь на связи. Хоть линия и защищённая - веди себя осторожно. Когда о деле говоришь - никаких имён для нашей группы. Только одно слово произносишь - "Аргумент". И дальше - кодовые обозначения. Хоть один раз проболтаешься - урою. При всём моём к тебе уважении. Не обидишься, Виталий Иваныч?
   "Попробовал бы я..." подумал помощник.
   - Да нет, отчего же...
   - И ладно.
   Лебедев решительно встал и, убрав трубку, вышел из-за стола.
   Подойдя к двери, он остановился и, не повернув головы, произнёс медленно, словно подчёркивая особое значение сказанных слов:
   - И запомни ещё одно, Виталий Иваныч. Мы с тобой, все мы вообще - частные лица. Коммерсанты широкого профиля. В случае чего нас свои же объявят кучкой отморозков. И перестреляют как бешеных собак. К радости всего прогрессивного человечества. У нас за спиной никого нет. Только наши тени. Это ты должен очень хорошо усвоить.
   Помощник ничего не ответил.
   
- 20 -

   11 сентября, 1994, воскресенье, 19.05, Таллинн
   
   "Егерь - Контролёру.
   Оперативный отчёт по проекту "Аргумент"
   "Лесная группа" / эвакуация
   Вывод группы с объекта "Полигон" считаю преждевременным ввиду активности эстонской полиции в данном районе. По сообщению информатора, следствие (возглавляет старший комиссар полиции Хенрик Крулл, в настоящее время за ним установлено наблюдение) активно работает по нашей теме. На вторник Крулл наметил мероприятия на местности с возможным осмотром "Полигона". В перспективе может выйти к ферме.
   Полагаю, осмотр необходимо блокировать.
   Не исключаю проведение локальной силовой акции.
   В настоящее время не можем подключить к операции по блокированию действий Крулла на местности ни одного из задействованных в проекте подразделений, кроме "Лесной группы".
   Предлагаю данную группу на время активных мероприятий вывести с территории базы.
   По выполнении задания на базу не возвращать (поскольку эстонская сторона может начать преследование группы), а сразу же приступить к эвакуации.
   Нам необходимо минимум три-четыре дня, чтобы разгрузить "Полигон".
   Иного варианта действий не вижу.
   Прошу прислать подтверждение.
   Егерь.
   Передано 11.09.94
   19.05.23 - 19.05.25"
   "Контролёр - Егерю.
   План по блокированию одобрен.
   Прошу приступить к реализации. По исполнении доложить.
   Намеченную вами эвакуацию "Лесной группы" ввиду незапланированного ранее использования в акции блокирования считаем нецелесообразной.
   Группу ликвидировать на выходе в погранзону в точке А-2.
   Легенда для эстонской стороны: попытка незаконного перехода границы РФ вооружённой бандой уголовников. Опознание тел провести на объекте "Заслон", по завершении формальностей тела кремировать. Организуйте передачу эстонской стороне части материалов о связях Топоркова и Меркушева. Версия: конфликт интересов при отправке груза, ликвидацию Меркушева организовал Топорков. "Лесная группа" - его люди. Сделайте всё необходимое для работы следствия в этом направлении. К концу сентября Топорков должен быть готов к нейтрализации.
   Контролёр.
   Передано 11.09.94
   19.35.11 - 19.35.12"
   
- 21 -

   11 сентября, 1994, воскресенье, 23.45, Таллинн
   
   - Ты храпишь! С тобой совершенно невозможно заснуть!
   Вильяр послушно перевернулся на бок и покрепче сжал зубы, чтобы прежде времени ненароком не засопеть.
   - Я уже полчаса пытаюсь заснуть...
   Лииза говорила всё тише и тише. Потом замолчала.
   По чуть слышному посапыванию Вильяр понял, что она наконец заснула.
   "Вот поругались ни с того ни с сего" с досадой подумал Вильяр.
   Ещё в пятницу Вильяр заметил, что настроение у жены плохое. Она ходила хмурая и раздражённая, на вопросы отвечала нехотя (хотя Вильяр за выходные задал всего два вопроса: "Пойдём гулять в Кадриорг?" и "А почему нет?").
   "И вообще, ты мне уже надоел!" сорвалась Лииза в воскресенье вечером (когда уже пора бы и спать ложиться, а вовсе не ссориться по пустякам). "С твоими поздними совещаниями, воскресными командировками и этим вечным напряжением в доме! Ты думаешь, я ничего не чувствую? Я мало что понимаю в твоей работе, зато, уж поверь мне, чувствую всё!"
   И, подумав, добавила:
   - Ты уже три дня ходишь как зомби! И не говори мне, что задержка с отправкой детского питания может довести человека до сумасшествия.
   "Да, прав Старик" подумал Вильяр. "Профессионализма нам пока не достаёт. Вот нет, чтобы с каменным лицом ходить или, того лучше, с улыбкой от уха до уха. Дескать, всё в порядке, нет проблем. И не влезал я ни в какие шпионские истории, и не надо мне бояться за семью, и не должен я таскать теперь в голове такие сведения, от сотой доли которых у любого нормального человека мозги скисли бы как вчерашнее молоко. Для неё я всего лишь бывший полицейский, вовремя уволившийся с хлопотной службы и устроившийся на тёплое местечко в коммерческой компании. А то, что полицейская служба не закончилась, и даже не просто продолжается, а становится с каждым днём всё тяжелей и опасней - этого ей, по счастью, не узнать. Во так в себе таскаешь... И улыбаться не получается. Плохой я актёр. Вот ведь работа - искренность во вред. Вот махнуть бы рукой на..."
   - И вообще, ты спишь беспокойно... Толкаешься...
   Это Лииза сказала во сне. Потом перевернулась на другой бок и затихла.
   "Вот... Минут через десять я встану и потихоньку пойду на кухню. Всё равно ведь не засну и буду ворочаться. А на кухне... Можно, например, приготовить кофе. Хотя, нет. Лучше не надо. Этот запах любого разбудит. Тогда просто - достать бутылку минеральной воды... Честное слово, отчего-то хочется выпить. Хотя бы пива. "Саку" у нас нигде не затерялся в холодильнике? Или баночка "Синебрюхова"? Тоже ведь неплохо. Нет, я же имею право на такой отдых. И вот если ещё к этому пиву..."
   Днём телефонный звонок показался бы ему тихим, словно мерный стук горошин по тарелке. Сейчас же, посреди и без того беспокойной ночи, прозвучал он резко и требовательно, как отрывистая барабанная дробь.
   Вильяр не вскочил даже, а мгновенно слетел с постели...
   Поздно!
   - Чёрт! - полетело ему вслед. - Вилю, если это твои кретины из офиса, то не смей с ними разговаривать! А ещё передай им!..
   - Всё хорошо,.. - пробормотал Вильяр, подбрасывая телефон вверх и перехватывая в полёте подскочившую трубку. - У нас очень сложный проект. Должен же кто-то мучиться...
   - А почему всегда ты?!
   - Слушаю, - ответил Вильяр почему-то шёпотом.
   - Эйнар, вас искал Максим, - женский голос в трубке показался Вильяру взволнованным (ну, конечно же, только показался... откуда оператору-то знать, как важен для Вильяра каждый звонок, где упоминается имя "Максим").
   - Он что-то просил передать? - тут уже шёпот у Вильяра стал с хрипотцой.
   "Эх, не возьмут меня на работу в Драматический театр... А жаль, хотел было на пенсии подработать".
   - Да, он оставил для вас сообщение. Оно записано на автоответчике в офисе. Перезвоните через десять минут, мы как раз найдём его к этому времени...
   "Автоответчик..."
   Вильяр бросился к стулу и стал судорожно, подпрыгивая на одной ноге, натягивать брюки.
   - Я, между прочим, молчу, - ядовито заметила Лииза.
   - Замечательно, - прошептал Вильяр, набрасывая рубашку.
   "Хорошо, что до пива не добрался. А то бы бежать пришлось до ближайшего таксофона".
   - И вообще, я сыта по горло и этими звонками!..
   Вильяр побежал к входной двери.



Александр Уваров

Отредактировано: 19.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться