Плетение. Книга первая

Размер шрифта: - +

Плетение. Глава 17

Пройдя на крышу, они остановились, наслаждаясь видом.

- Этот город смотрится намного красивее, чем Москва.

- Красивая оболочка, с прогнившими внутренностями. Как, впрочем, и любой крупный город.

- Такова человеческая природа, создавать нечто прекрасное, а после этого начинать разрушать.

- Ты права, дочка. Но мы сами вправе это изменить.

- Вот только не пользуемся этим правом.

- Не все. Иногда, появляется какой-нибудь сумасброд, которые путает карты всем остальным, и добивается того, что считается невозможным.

- Это ты про себя, отец?

- Про нас обоих. Но для этого нужна фантазия. Нужно уметь мечтать. Откровенно говоря, Артем счел меня полным психом, когда я написал ему, что ему предстоит снова занять мое место, притом в другом мире. Притом, еще большим психом он счел меня, когда я наложил на тебя плетение.

- Что?

- Я ведь говорил тебе, что меня придется за многое прощать? Это еще один момент, который нуждается в прощении. Это я наложил плетение связавшее тебя с Ильтой.

- Зачем?

- Я хотел провести тебя сюда. Однако я не был уверен, что все пройдет гладко. Видишь ли, барьер между мирами наиболее тонок в несколько долей секунд, которые занимает время перехода. Отправляя Ильту, я должен был рассчитать все так, чтобы затратив минимум энергии перетащить тебя сюда, потому что понятия не имел, когда у меня еще будет достаточно энергии для такого фокуса.

- Но… Я уже кое-что знаю о плетениях… Их нельзя накладывать на столь долгий срок.

- Ну почему же… Можно. К примеру – проклятия. Они могут навешиваться до конца жизни, или вообще так, что вписываются в твою ДНК и работают каждое поколение. Видишь ли, помимо классической магии в нашем мире существует понятие неклассической, основанной на плетениях. Неклассическая магия позволяет рассматривать любой объект, как часть плетения, и вписать его на постоянной основе. Теоретически, можно сделать так, что плетение будет действовать даже до конца существования объекта.

- Так делали магические предметы с постоянным эффектом?

- Подозреваю что так. Но я работал только с жизненными формами в этом направлении. И тебя я вписал одноразово, до выполнения условия. С того момента как ты ступила в этот мир, твоя сингулярность с Ильтой разрушилась.

- Когда ты наложил плетение?

- Вскоре после тех событий, о которых только что тебе рассказал. На Ильту – намного позже, когда сюда вернулся. Но, самое главное, то, что я сделал так, чтобы это плетение подпитывалось от твоих чувств и эмоций. Артему было сказано напрямую, чтобы в нужный момент ты была либо на седьмом небе от счастья, либо…

- Либо в бешенстве.

- Да. Со счастьем мы пролетели, ты влюбилась, девочка моя, несколько раньше, чем было нужно, и пришлось сыграть на другой стороне. Но… давай будем последовательны.

Он оперся на перила.

- Два года ушло на то, чтобы построить здание, которое впоследствии должно было стать зоной перехода. Контур захватывал не только само здание, но и метра четыре по округе, и прокладывать его мне пришлось, чуть ли не вручную. Мои работники недоумевали, для чего мне могло это понадобиться, и списывали все на режим секретности, и какие-то военные заморочки. Я им не мешал так думать, но и не торопился рассказывать правду. За время пока шло строительство, я сделал такое, что даже Семеныч, не говоря уж об остальных, считал меня волшебником. Каждый мало-мальски стоящий контракт перепадал мне, и мы всегда его с блеском выполняли, поэтому, несмотря на то, что мы брали дороже за наши услуги, люди обращались к нам. Сотрудники компании готовы были меня на руках носить, а мне, признаться по правде, очень нравилось такое отношение с их стороны.

Он вздохнул.

- Создав компании репутацию, как, впрочем, и постоянных клиентов, в виде правительства и военных, я практически свел на нет свою собственную деятельность, доверив компании развиваться самостоятельно. То есть, нет, когда назревали особо важные переговоры, я, все-таки, на них присутствовал, но, по большей части, я занимался плетением, на основе той информации, которую предоставлял мне Артем. Именно в этот период я озаботился тем, чтобы и у него и у Ильты были подготовлены совершенно законные документы. Именно тогда я купил квартиру и для него и для нее. Я подготовил и кучу других мелочей, о которых стоило подумать, но не учел капризного нрава собственной дочки, которая ухитрилась обидеться на Артема, и стала считать его личным врагом, даже не пытаясь разобраться в ситуации, чем безумно осложняла ему жизнь.

Лена улыбнулась, вспоминая некоторые из этих «осложнений».

- Наконец, пришло время мне отправляться. Разумеется, я поменялся местами с Артемом, чтобы снизить затраты энергии, и Ольга была тому свидетельницей. Именно она представила его всем как нового директора компании, и люди не стали задавать вопросы, доверившись мне. По правде сказать, бизнесмен из Артема вышел совершенно не хуже меня. Там, где я прибегал к магии, он пользовался дипломатией и политикой, и достигал результатов не хуже. Но… я отвлекся.

Он повернулся к дочери, и оперся на краешек перил. Случайный ветерок принялся играть с его густой шевелюрой.

- Вернувшись сюда, я принялся проверять каждую нить плетения, которая уже имелась в моем распоряжении, и это заняло не много ни мало – год. Я работал как проклятый, потому, что теперь передо мной стояла не только цель изменить мир, но и воссоединиться с семьей. Я разыскал Сейса, но он был занят тем, что учил свою десятилетнюю внучку стрелять из пистолетов, и ему было не до того, чтобы браться за работу. Поговорив с Неем, я убедился в том, что Оллет наложил на него первостатейное проклятие, снять которое не рискнул бы даже я. Возможно, что сам Оллет мог бы его снять, но для этого Нею требовалось перешагнуть через собственную гордость, а на это он пойти не мог.



Волтор

Отредактировано: 11.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться