Плеяда обреченных

Размер шрифта: - +

Глава 8. Девушка из снов

 

 

    Ильнур и Божена по тропинке через Переход оказались в городском парке. Как всегда. Как обычно. Молодой человек глянул на свою спутницу и не заметил над её головой звёздочек… Интересно, почему? И только хотел спросить у девушки прямо, как вдруг она нарушила тишину:

−    Ты не сердись на Лёшку. Он ревнивец, конечно, ещё тот, но просто мы оба с ним выросли в таком мире, где приходилось жить под масками. Я-то ещё ничего, у меня родителей не было…

−    Мне очень жаль, прости.

−    Да ничего…

     Божена чуть замедлила шаг и призналась, что самое ужасное – это то, что помнит кровную семью, ведь в ту пору девочке стукнуло уже шесть лет, когда родителям пришлось от неё отказаться. Ильнур не знал, что ответить. Все слова и мысли будто бы исправились из головы, когда парень услышал такое. Эта леди, странная, похожая на мужчину, открывает личную трагическую тайну. Поняв, что своим откровением ввела юношу в непростую ситуацию, брутальная девушка поспешила добавить:

−    У нас ненормальные семьи не имеют права рожать только одного ребёнка. Надо двух, потому что одного оставляют тебе, второго забирает государство и отдаёт бездетным.  И моя мама после моего рождения забеременела, но у неё случился выкидыш, и больше детей она иметь не могла. Поэтому моей несчастной семье пришлось отказаться от меня, а не то чиновники сами бы забрали. А Лёшка своих настоящих родителей не знал. Он как раз младший был, видимо. И младенца забрали, и отдали бездетной паре. Мой любимый вырос в хорошей, состоятельной семье, но бедняжке приходилось играть роль, и теперь не может выйти из неё. Поэтому, - Божена снова приостановилась, - не сердись, пожалуйста, на Лёшенку. Он это не специально.

−    Кошмар! – вырвалось у Ильнура.

−    Да и мне тоже приходилось играть роль. Я в приюте при боксёрском клубе выросла, так как не хотела, чтобы у меня папы не было, и я сбежала из центра распределения сирот.

    Её спутник хотел сказать что-то в утешение, как вдруг раздалось его имя:

−    Ильнур! Ильнур! – кричал кто-то радостно.

    Кто бы это мог быть? Молодой человек страшно изумился и огляделся. На холме он увидел Дженис. Чего это случилось с «принцессой-байкером», она ведь не отличилась в прошлый раз вежливостью и дружелюбием?! Ильнур несколько удивлённо помахал Евгении в ответ и только хотел пойти дальше, как девушка сорвалась с места и побежала к нему. Она бросилась к молодому человеку, но застыла, так, словно бы в порыве чувств хотела кинуться на шею, но в последний миг деликатность не дала этого сделать.

−    Как дела? – спросила Женя. Лицо недавней забияки покрыл румянец от смущения. Тонкие, длинные пальцы сцепились от волнения.

    Тёмные брови Ильнура чуть дёрнулись, губы сжались, чтобы не засмеяться. Молодой человек даже отпрянул, ничего не понимая, но всё же нашёл в себе смелость и ответил, что пока ничего нового, что ищет способы вернуться домой. Дженис, бросив взгляд, полный застенчивого восхищения, на спутницу знакомого, чуть кокетливо попросила Ильнура представить ей «прекрасную незнакомку». Прекрасная незнакомка была в состоянии сама назвать своё имя, что она и сделала. Получилось у Божены это несколько шокировано. Чего за странная девица?!

−    Очень приятно, Божена. Я – Дженис, - почти пропела знакомая Ильнура.

    В этот момент к ним подошла немало удивлённая Серина. Она приветливо поздоровалась с молодым человеком и удивлённо раскрыла на него глаза, задавая немой вопрос: «Что здесь происходит?». Парень лишь поднял брови и, поджав губы, покачал головой, мол, сам не понимаю. Дженис на них внимания не обращала, интересуясь у Божены, каким видом спорта та занимается, ведь по её потрясающей фигуре видно, что девушка – как минимум кандидат.

−    Боксом, – брутальная женщина посмотрела на новую знакомую, и из вежливости спросила: - А ты мотоспортом?

−    Да… - лицо Калиниченко озарила прекрасная улыбка, зелёные глаза просто заискрились радостью. – Меня зовут Евгения, но друзья называют Дженис. Это как-то к байкерам поближе, – а потом вдруг заметила одну из представительниц этих друзей, и совсем не по-дружески шикнула бедняге на ухо: - Ты чего припёрлась?

−    Божена, - вклинился в беседу двух леди Ильнур, — это – Серина. Серина, это – Божена.

    Серина улыбнулась и сказала, что ей очень приятно познакомиться. Потом словно бы что-то дошло до Иванченко, и она прикрыла лицо ладонью, чтобы не засмеяться.

−    Девушки, простите, - до Ильнура тоже что-то дошло, - но нам пора. Божена, поспешим, а то тебя ведь твой Лёшенька ждёт.

    Услышав имя некого, - наверняка, до одури противного! – Лёшеньки, Дженис сама почувствовала, как покраснела. Но девушка сумела побороть себя и скрыть откуда-то взявшуюся ревность в голосе:

−    Пойдёмте к нам. Мы вас с ребятами познакомим нашими.

−    Да нам бутылки сдать надо... – растерянно пробормотала Божена, одновременно лихорадочно размышляя, как бы поступить. Девушка, как и её новый сосед, мечтала сбежать с этого мира вместе со своим парнем. Поселение отверженных не достойно того, чтобы по вонючим землям ступали ноги её Лёшеньки! Знакомства в Городе могли бы оказаться очень даже кстати.

    И пока гостья так думала, Дженис о чём-то невинно щебетала Ильнуру. Божена наконец-то вздрогнула и поняла, что странная девица уговаривает и юношу принять своё приглашение и присоединиться к их компании.



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 15.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться