Плоды манцинеллы

Font size: - +

Глава 12. Яркое будущее

Энди стоял в шаге от него и все прекрасно видел. Все, кроме лица.

- Это вранье, – пророкотал Майер и круто выгнулся дугой. – Милая моя…

Изобретатель лежал на кровати, скованный по рукам и ногам, и напоминал не человека, а пугающий манекен, содрогающийся от мощных разрядов невидимой энергии.

- Кгеррецан, – простонал он. – Кгеррецан, Кгеррецан, Кгер...

- Что происходит?

Это был новый голос. Тот самый голос. Ее голос. Темный силуэт отделился от угольно-черной стены и остановился возле Майера.

- Ди? Что происходит? – слова звенели тревогой.

Карен шагнула к Энди, и свет озарил ее фигуру. Андрас видел изгиб талии, слегка выпирающую грудь, аккуратные кисти. Она вновь стояла боком, под углом, и блестящая вуаль черных волос закрывала ее лицо. Энди чувствовал запах, ощущал тонкий аромат давно забытых духов, ту самую смесь резких и сладких тонов, что так любила Кгеррецан. Андрас смотрел, как колышутся ее волосы, движимые невидимым и едва уловимым дуновением ветра.

"Откуда здесь ветер?" – промелькнула мысль. – "В лабе Саммерса ветра нет".

- Ди?! – настойчиво и грубо. – Ты меня слышишь?!

Ветерок точно был. И он нарастал. Свежесть с прохладой струились со всех сторон, обволакивая Энди, все больше и больше развевая волосы Карен.

"Ещё немного, и я увижу ее лицо", – все остальное стало неважным, второстепенным. Кричащий в бреду Майер на больничной койке, загадочные слова и фразы, что он произносил. Пошло оно.

"Ещё немного. Давай, давай. Дуй".

- Андрас, – тихо произнесла Карен. – Хватит.

Ветер исчез. Все звуки стихли. Энди в нетерпении протянул руку и дотронулся до волос Кгеррецан. Он попытался сдвинуть их вбок, чтобы наконец-то увидеть любимое лицо, но безуспешно. Тогда Энди шагнул в сторону, стараясь оказаться перед Карен, но девушка крутанулась быстрее.

- Что происходит, Ди? – повторила она свой вопрос.

- Я не знаю, – проговорил он. – Карен, я...

- Откуда он знает мое имя? – Кгеррецан настойчиво прервала его, махнув рукой в сторону затихшего Майера. – Что все это значит?

- Я не знаю, клянусь тебе, – Андрас вновь шагнул вбок и вновь увидел перед собой лишь гладкую черноту длинных волос.

- Так выясни это! – отрезала она. Герц слегка пошатнулась. – Это неправильно. Очень и очень неправильно. Ты должен все понять. Должен, слышишь?!

- Я все сделаю, обещаю. Карен, я...

- Это все дурно пахнет, Энди.

- Карен...

Он крутился вокруг нее, скакал, пытаясь хотя бы на секунду оказаться перед Кгеррецан, стараясь уловить взглядом хоть что-нибудь: светлую кожу лица, аккуратный кончик носа. Толку не было. Карен вращалась гораздо быстрее, а темная пелена волос неизменно встречала Энди при каждом повороте.

- Карен, чтоб тебя! – запыхаясь, прохрипел он. – Остановись, прошу.

- Я не могу, Ди. Прости, но не могу.

Весь мир, весь странный, ограниченный мир дурного сна замер вместе с Энди. Тягучая усталость разлилась по телу, руки и ноги ослабели, голова сделалась тяжёлой. Андрас присел на край больничной койки, устало разомнул шею и посмотрел на то место, где секунду назад стояла Карен. Теперь там было пусто.

- И вот ты ушла, – выплюнул Энди. – Но к одиночеству я привык, так что...

- А ты здесь не один, – нараспев провозгласил Изобретатель, заставив Андраса вздрогнуть от неожиданности.

Голос Майера звучал из ниоткуда и менялся с каждым новым словом. "Мы" было сказано мощным басом, "вместе" – скрипучим бормотанием древнего старика, "дружок" – звонким, кричащим фальцетом. Прежде, чем Андрас понял, крепкие объятия сковали его по рукам и ногам, сильные руки повалили на кровать и пристегнули к кожаным ремешками, в которых ранее был заточен Себастьян.

- Вот дерьмо! – выдохнул Энди. – Черт, черт…

- Попался!

Возглас Майера звенел зловещим торжеством. Но рядом никого не было.

- Это сон, – простонал Андрас. – Это все, мать его, сон.

- Все так, – голос звучал откуда-то сверху, доносился четко и звонко из мрачной темноты. – Это всего лишь сон, мальчик Энди. Всего лишь грёзы.

В комнате становилось все темнее. Узкий пучок света потолочной лампы выхватывал расплывчатые силуэты, больше похожие на клубящиеся тени.

- Кто здесь, – Андрас мелко дрожал. – Майер? Где ты? Покажись!

- Меня зовут Себастьян. Можно просто – Бастиан, – фигура шагнула в свет.

Лица Энди не узнал. Представший перед ним пожилой мужчина ничем не напоминал Изобретателя, заточенного в лаборатории Алана Саммерса.



Сугробов Максим

Edited: 13.04.2018

Add to Library


Complain