Плохая

Размер шрифта: - +

Глава 15

Глава 15

Я волновалась. Учитывая, сколько раз я совершала вылазки в центр для менее легальных вещей, это было довольно странно. Когда Дэвид приехал за мной, волнение возросло, но я послушно села в машину и постаралась сделать спокойный вид. Вряд ли у меня это получилось.
    Как только мы выехали из района, я напряглась, бегло осматриваясь по сторонам.
- Расслабься, Джен, мы сегодня просто туристы.
- Это непривычно для меня.
- Я понимаю, но если ты хочешь получить удовольствие от поездки, расслабься и ни о чем не волнуйся. Тебя никто не тронет.
- Хорошо.
    Я честно постаралась исполнить обещанное. И через каких-то пятнадцать минут уже с удовольствием смотрела на мелькающие за окном здания. Сначала еще автоматически сравнивала увиденное с жизнью в моем районе, а потом отбросила это. Ни к чему. 
    Здания из светлого камня, барельефы, скульптуры, небоскребы с отражающимся в бесконечных стеклах солнцем, фонтаны, магазинчики, летние кафе, цветы. Город был очень красивым. Люди прогуливались по улицам, сидели на лавочках с книгами или под навесами с чашечкой кофе. Одни спокойно наслаждались выходным, другие, смеясь, бежали на автобусную остановку, держа в руках многочисленные пакеты с эмблемами торговых марок. Я нажала на кнопку, чтобы немного опустить стекло, буквально на несколько сантиметров, а потом оно вдруг опустилось полностью. Я обернулась к Дэвиду – он лишь ободряюще улыбнулся. И тогда я высунула в окно руку, ловя ладонью встречный поток воздуха. Тот залетал в окно и лохматил волосы, которые лезли в глаза, в рот. Но мне было все равно. Мне нравилось. Воздух пах нагретым асфальтом, иногда цветами или едой, если мы проезжали закусочные. А еще он пах спокойствием, радостью, безопасностью и свободой. И я улыбалась. Сначала несмело, а потом все шире. А Дэвид улыбался, глядя на меня. 
    Я настолько увлеклась поездкой, что не заметила, когда мы остановились на парковке. Я засунула руку назад и вопросительно посмотрела на Дэвида.
- Приехали,- пояснил он. Стекло послушно поползло вверх. Парень вышел из машины, а мне вдруг снова стало страшно. Машина была для меня некоторой крепостью, а теперь я должна была выйти в чужой для меня мир, встретиться с ним лицом к лицу. Моя дверь открылась, и Дэвид увидел все эмоции на моем лице.
- Не бойся, пойдем,- он протянул мне руку. С секундной заминкой я приняла ее и вылезла из машины. Дэвид закрыл ее и повел меня за собой. Я вертела головой, но старалась держаться ближе к парню, буквально отскакивая от встречных людей. 
- Куда мы идем?
- В художественный музей.
    От неожиданности я затормозила. Дэвид тоже остановился и посмотрел на меня. Как ему объяснить, что я боюсь идти туда? Я не одна из таких людей, которые могли зайти в любое место, чувствуя себя при этом спокойно и уверенно. Мне казалось, что меня даже не пустят туда. Глядя на мои джинсы, кеды и майку, на черные ногти, браслет с шипами, меня просто выгонят, как дворняжку.
- Что такое, Джен?
- А нам обязательно туда?
- А ты не хочешь?- Я замялась, не зная, что ответить.- Или боишься?
    Я прикусила губу и отвернулась. Мне было стыдно признаваться, что да, я боюсь. Та, которая могла размахивать пушкой, пряталась и убегала от Палача, теперь боялась просто зайти в чертов музей. Наверное, мои щеки сейчас были краснее томата.
- Джен, послушай меня сейчас внимательно, хорошо? Послушай и запомни. Ты не хуже их. Никого из них. Ты имеешь такие же права и свободы, ты такой же человек, и неважно, где ты живешь, какое у тебя положение и сколько денег. Мы все равны. К тому же, ты – самый смелый и сильный человек из всех, кого я знаю, так что, выше нос.
    Его слова немного ободрили меня, и я смогла снова сдвинуться с места. В конце концов, я могу попробовать, ведь именно за этим я приехала. На входе в музей я напряглась, ожидая всего, чего угодно, но мы прошли спокойно. Так просто. А дальше меня захватил новый мир. Мир картин. На них были изображены люди, природа, фрукты, цветы. Многообразие цветов и техник, различное видение привычных вещей. Некоторые картины были очень похожи на фотографии, в то время как другие были странными, угловатыми, даже несуразными. Иногда удивительной красоты полотна, которыми хотелось любоваться часами, а иногда откровенная мазня. В такие моменты я удивленно смотрела на Дэвида, всем своим видом выражая свое отношение к такому «искусству». Он только смеялся и пожимал плечами, мол «сам не понимаю». 
    Как только мы вышли из музея, Дэвид потянул меня к машине. Мы проехали буквально несколько минут и снова остановились. Передо мной открылся вид на научный музей Институт Франклина. Высокие колонны, множество ступенек, на которых сидят люди. Внутри была большая статуя Бенджамина Франклина. Но я вновь забыла обо всем, когда мы вошли в планетарий. Я полчаса провела, буквально не закрывая рот от удивления и восторга.  Оттуда Дэвид повел меня в Кафедральную Базилику Святого Петра и Павла. Сидения в два ряда, высокие, безумно красивые своды потолка, висящие люстры, орган – это место было удивительным! Здесь не хотелось говорить, только смотреть и впитывать в себя красоту и святость. Я провела пальцами по деревянным сидениям и уже была счастлива. От того, что просто прикоснулась к такому месту. Дэвид ни о чем не спрашивал меня, он, казалось, понимал, что я не способна сейчас на слова. Только на эмоции. А они были ярко написаны на моем лице. 
    Чтобы как-то привести меня в себя, дать отойти от впечатлений, Дэвид просто повел меня по улицам города. Я настолько отвлеклась, что не заметила, как мы подошли к ресторану. 
- Пойдем?- Дэвид ожидал моего решения, а я смотрела на ресторан, как на пыточную.
- Нет. Ни за что! Давай, в обычное кафе?
- Джен…
- Нет, пожалуйста, только не ресторан!
- Хорошо, если ты так хочешь.
    Он не стал спорить и повел меня дальше. А я выдохнула от облегчения. Для меня войти в музей было сложно, не говоря уже о чем-то большем. Войти туда, где будут сидеть все эти люди, манерные, ухоженные…ни за что. Я буду чувствовать себя не в своей тарелке, опозорюсь сама и опозорю Дэвида. Он, конечно, ничего не скажет, но я-то буду знать. Не хочу так.
- Джен, все в порядке, это твой день, и ты не обязана идти туда, куда не хочешь.
- Спасибо.
    Мы пришли в небольшое кафе, где я чувствовала себя более комфортно. Стены фисташкового цвета, с висящими картинами, небольшие столики из темного дерева – ничего особенного, но здесь люди весело болтали друг с другом, создавая непринужденную атмосферу. И я не чувствовала себя изгоем. Мы заказали мясо, салаты и десерт. Еще когда я утром в музее хотела заплатить, Дэвид посмотрел на меня таким взглядом, что я засунула деньги подальше. Больше мы эту тему не поднимали. Хоть я и ощущала себя обязанной, Дэвид, кажется, получал удовольствие от того, что делал. Это немного примиряло меня с действительностью.
    Перекусив, мы решили пока просто покататься по городу, может зайти еще в какой-нибудь музей, или посидеть в парке. Мне оставалось только показывать пальчиком, что я хотела бы посмотреть поближе, и мое желание было бы исполнено. В итоге, мы побывали и в парке, и на берегу реки Делавер, но больше всего мне понравилось в Музее Аллеи Элфрета. Это была улочка с удивительной красоты домами высотой в три этажа. Красный кирпич, резные ставни разных цветов, горшки с зеленью у дверей и окон – я будто попала в Америку восемнадцатого века. Именно с тех времен здесь стоят эти домики. В них жили первые поколения эмигрантов, и до сих пор дома жилые. Только два из них стали музеями. Это было удивительное место, откуда я долго не хотела уходить, в глубине души мечтая жить в домике хотя бы отдаленно похожем на такой. Мой взгляд буквально запечатлел в памяти живописные картины этой улицы, чтобы потом в особо тоскливые моменты доставать их, как фотографии из альбома, и любоваться. 
    На улице темнело и я больше не спрашивала Дэвида, куда мы едем, полагая, что мое путешествие подошло к концу. Но он удивил меня, когда снова поставил машину на стоянку. 
- Что мы тут делаем?
- Сейчас увидишь. Пойдем.
    Мы перешли дорогу и оказались в небольшом парке. И тут я вновь замерла от восхищения. Это был не парк – небольшая площадь с фонтаном в центре. Сейчас она горела огнями, превращая это место в сказку. Ряды гирлянд висели над головами прохожих, вода в фонтане подсвечивалась снизу, неподалеку была карусель с лошадками, на которых катались дети. С другой стороны на дорожку выехал паровозик, везущий в открытых вагончиках молодых мам с радостно пищащими детьми. Играла музыка, создавая атмосферу праздника и веселья. А я смотрела на это и из глаз катились слезы. 
- Эй, ты чего?- Дэвид обеспокоенно смотрел на меня, не понимая причины моих слез.- Тебе не нравится?
- Нравится. Очень.
- Тогда почему ты плачешь?
- Это сложно объяснить.
- Тогда, давай сядем на лавку, и ты попробуешь, хорошо?
- Ты не поймешь.
- Откуда ты знаешь? Ты расскажи, а там посмотрим.
- Ладно.
    Он проводил меня к лавочке под деревом и сел рядом.
- Как называется это место?
- Площадь Франклина.
- Тут прекрасно. Спасибо, что показал мне ее. Спасибо, что подарил мне такой чудесный день. Я навсегда запомню его.
- Я был только рад сделать это. Почему ты говоришь так, будто прощаешься?
- Потому что не знаю, как ты отнесешься к моим словам.
- Ты заставляешь меня беспокоиться. Просто скажи, в чем дело?
- Все эти дети. У них есть такое детство, какого не было у меня. Они любимы, в безопасности, у каждого куча игрушек и людей, готовых выполнить любое желание. У каждого есть хороший дом, они пойдут в хорошую школу, а потом в колледж. У всех людей здесь это было. 
- И у меня,- понятливо ответил Дэвид.
- Прости.
- Тебе не за что извиняться. Продолжай.
- А у меня этого не было. У меня не было даже любящих родителей, не говоря уже о безопасности. Эти дети играют куклами, а я играла тем, что могла найти. И я всегда играла одна, пока не появился Гэбс. У него тоже не было ничего и никого. Почему так? Одним все, а другим ничего. Я так ненавидела всех этих людей. Но на самом деле, я им просто завидовала. Вот такая неприглядная правда.
- Я не знаю, почему так происходит, Джен. И я не могу извиняться за то, что родился в хорошей семье. Но могу понять тебя и твои чувства. 
- Ты не обижаешься?
- Нет, конечно. Я только надеюсь, что ты перестанешь ненавидеть. Это не принесет тебе ничего хорошего.
- Я знаю. Но иногда это так тяжело.
- Меня ты тоже ненавидишь? 
- Нет, что ты! Тебя – нет. Ты хороший.
- Большинство людей хорошие, Джен. И они тоже не выбирали, где родиться. Каждый из нас живет с тем, что ему было дано. И развивается, согласно встречающимся на пути жизненным урокам. Ты уже более самостоятельная, чем многие люди, имеющие семью и детей. Ты сможешь выжить там, где я бы не справился. И это дорогого стоит. 
- Но мои навыки и не нужны в твоей жизни.
- Это не так. Не бывает ненужных навыков. Ты никогда не знаешь, что тебе подкинет жизнь. А умение выживать, во что бы то ни стало, не может быть лишним. Оно сделало тебя сильной, способной справиться с жизненными трудностями. Ты можешь выстоять там, где другой прогнется и сломается. И я уверен, что это поможет тебе в жизни многого достичь. 
- Спасибо. 
- Не за что. За правду не благодарят.
- А за поддержку?
- Пожалуйста.
- Давай, немного пройдемся тут и поедем. Мне пора возвращаться.
    Всю дорогу домой я молча рисовала пальцем на стекле узоры. В голове было столько мыслей, а в душе – эмоций, что я даже не пыталась в них  разобраться, лениво плавая на поверхности, перескакивая с одного воспоминания на другое. Это был удивительный день, наполненный красками и радостью. Не смотря на то, что большую часть дня я провела, вцепившись в руку Дэвида, я была рада выбраться в центр. Я по-новому посмотрела на жизнь, что-то переоценила, переосмыслила. И главное – я утвердилась в мысли, что хочу выбраться из родного гетто. Выбраться и забыть. Не людей, и не то, чему меня научила жизнь там. Забыть страх. Забыть боль и горечь, безысходность, злость, зависть. Я хочу жить спокойно, не вглядываясь подозрительно в лицо каждого прохожего, не ждать удара в спину, не бояться засыпать. И, глядя на проезжающую машину, не думать о том, что из открытого окна может показаться дуло пистолета. Я просто хочу покоя.



Adrialice

Отредактировано: 25.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться