Плывуны. Книга первая.Кто ты, Эрна?

Размер шрифта: - +

Глава третья. Перелом

Глава третья

Перелом

 

Зря я спорил с Даньком. Я понял это намного позже. Тётка с хромым ребёнком по-прежнему была на площадке. А вторая тётка больше на площадке не появлялась. Максимилиан этот на коробку не совался, бегал с мелкими по горкам «салки-ножки-на-вису» и «стоп-земля». Скоро я вычислил и всех его друзей, они его Максик звали. Друзья его периодически бегали к нам посмотреть или погонять в футбик. Я с ними расправлялся так же. Резко и неожиданно нападал, подсекал, не буду больше грузить вадзами, тем более что бросок по дзюдошному – какэ. Неприлично как-то. Друзья его сбегали, но я их легонько кидал, всё-таки боялся сильно, чтобы сотрясение случайно не получилось, как у этого Максика. Дальше я заметил, что Максик тоже за мной наблюдает. Издали я стал грозить ему кулаком. А потом случилось непредвиденное.

В Культурном Центре проходил наш отчётный концерт «Тип-топ-отчётный год». Ой, ё. Это огромный концерт такой, трёхчасовой. Устаёшь жутко. Ко всем родители приходят, знакомые родителей, бабушки, друзья, друзья обычно к старшей группе. У меня друг Данёк, и всё. Он не может ко мне в гости придти. Он же выступает со мной. Но его сестра и мама за меня болеют. Его сестра вообще в меня влюблена. Мне по фиг, меня эти девчонки вообще достали. Но то, что кто-то родной в зрительном зале, это греет. Я на сцене – самый крутой из средней группы, центровой и т.д. В финале все мы на сцену выходим. Нас фоткают и цветы с подарками Светочке дарят. А потом все со сцены идут в зал, к своим родокам и друзьям – традиция такая. Ну и я с Даньком в зал побежал, к его семье. Решил быть как все. Мне это по фиг вообще. Просто я знаю, дядя Саша всегда всё снимает. Дяди Сашина дочка Катюша со мной в одном классе и в одних номерах мы, в «Валенках», например, или в «Разборках нашего двора» я в финале беру Катюшу на руки, вращаюсь с ней. У Катюши старший брат на «Прикладную математику» поступать будет, Илюха его зовут. Илюха и сайт «Тип-топу» сделал, и клипы делает. А снимает дядя Саша, Илюха монтирует. Ещё тётя Валя, его жена. В общем, вся семья Катюшина принимает активное участие в жизни нашего коллектива. Ну и вот я побежал в зал, для картинки просто, чтобы, если этот кадр в клип включат, чтоб я там был. Но резко тормознул. Тётка, та с площадки, ну чьего сына я подсёк, стоит в ряду у кресел! Смотрит в камеру и кнопки нажимает, просматривает, видно. Я сразу в раздевалку рванул. Пусть меня в финальном кадре не будет, хоть я и основной. Ладно уж, один раз пусть не будет. Фу-ууу. Все уже расходится стали, а я не тороплюсь. Наконец, Данёк в раздевалку притащился.

− Видел? – спрашивает.

− А то!—говорю. – Откуда она здесь?

− Вот и я хотел бы знать.

Вышли мы из Дома культуры и творчества, культурного нашего центра. Родители толпятся, общаются, Светочку ждут, чтобы ещё раз типа «поблагодарить», а на самом деле, чтобы их дочки в первую линию попали – у девочек большая конкуренция. У поцов не особо, у нас силового много, это минимум десять раз подтягиваться надо по ОФП. Это пахать надо, чтобы получалось хоть чуть-чуть. Я дома пашу под телек, я дома один, я уже говорил об этом. А Данёк дома стесняется, к нему сразу бабка в комнату лезет, подсматривает. Он в парк бегает, к физруку, подтягивается там с его секцией на турниках. А я в парке не могу появляться. Физрук сразу привяжется, почему я к нему на атлетику не хожу. Физрук в нашей школе тварь ещё та. Всё в администрацию хочет попасть, выслуживается перед городом. Ведёт секции бесплатные, чтобы потом отчёт по соревнованиям шёл, растит, короче, своих чемпионов, чтобы категорию себе повысить, он всё о высшей категории мечтает. Каток зимой заливает забесплатно. Ко мне постоянно цепляется. У меня, видишь ли, «данные» по его вонючей лёгкой атлетике.

Короче, вышли мы из здания. Все толпятся. А эта тётка − с дядей Сашей, с тётей Валей, со всем семейством Катюшиным, с Илюхой. А Катюша с подружкой Дашей болтает. Я подхожу и спрашиваю:

− Катюш? Это что за тётка там стоит?

− Это подруга мамы, − Катя сказала.

− А-аа.

– А ты её знаешь?

− Видел, ага, − говорю. – На площадке.

− У маминой подруги Максик и дочка ещё большая.

− Бегемотиха?

Катюха с Дашухой заржали.

− В общем, эта тётя Марина с мамой в одном классе училась. Она с моими родителями дружит.

− А-аа.

И я побрёл домой. Обычно меня Данёк подбрасывать с танцев стал, отец-то у него на «мазде», а сейчас родоки Данька в Торговый центр повезли, закупаться для летнего лагеря. У нас же на танцах ещё и лагерь. Мы ещё в лагере там крутые, все мероприятия на нас.

До моего дома минут двадцать. Бреду, значит, усталый. И слышу сзади меня разговор:

− Он вообще всех толкает, бьёт.

Я не стал оборачиваться, я голос узнал. Я доплёлся до первого поворота, и свернул. Через кой-какое время посмотрел: тётка эта, Марина, идёт с Катюшиной бабушкой. Они к площадке пошли, а я к себе домой. В этот момент я понял, что тётка всё расскажет Катюшиным родителям и Катюше. Я танцую нормально, у меня нет конкурентов, но мне Катюша нравится. Она к нам в школу пришла в пятом классе. Из дорогой частной школы. Есть у нас такая школа для богатеньких. За городом. Перевелась только из-за танцев, чтобы сразу и учёба, и танцы близко – наша школа от фитнес-центра совсем недалеко. А может у них с деньгами тоже напряг, может стройка какая или ипотека как у нас. Меня из дзюдо выгнали, я на танцы стал ходить злой, из-под палки, мама заставляла. Я думал, что похожу и брошу. А там, на танцах — Катюша. Катюша тогда ещё в свою богатенькую школу ходила, во второй класс, её привозили. В общем, мы тогда мелкие были, такие же, как этот Максимилиан сейчас. И Катюша была такая наивная. У нас девчонки в классе все вредные, и помладше когда были, дрались зверски. Да и Катюша тоже теперь вредная немного. А тогда она была добрая. Помню, сказала мне:



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 31.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: