Плывуны. Книга первая.Кто ты, Эрна?

Размер шрифта: - +

Глава четвёртая. Интервью

Глава четвёртая (необязательная)

Интервью

  • всего я боялся, что тётка Марина будет снимать интервью. Но нет. Снимал дядя. С бородой такой. Приятный дядёк. И ещё молодой, которого бородатый называл Кныш, тоже снимал, сбоку. Кныш выставлял свет. Гримёр, стильная такая, махнула нам по лицам кисточкой. А вот Светочку вертели долго. Что-то гримёр у Светочки на лице замазывала, и всё объясняла, что свет холодный, поэтому грим должен быть теплее. Я не понял ничего. В студии реал было тепло, жарковато. Под конец съёмок пАрило от прожекторов будь здоров. Кныш двигал огромные лампы. Они были привинчены к потолку, точнее бегали по потолку на каких-то проволоках. Тихо работал кондиционер. Во время съёмок его выключали. Журналистка была как все сейчас девушки, ну одинаковая. Она так ярко была накрашена, просто страшная до ужаса. У нас на сцене девчонки и то так не красятся. Самое удивительное, что, когда транслировали передачу, журналистка выглядела самой симпотной. А на самом деле она страхолюдина. Много задавала журналистка вопросов. Поначалу все съёжились, испугались. И я тоже скукожился. Ну почему я не отрепетировал дома, почему? Тогда Света стала говорить, и Серый. И Серый, такой ко мне обращается:

− Вот у нас есть солист Артём.

−Как так солист? – удивляется журналистка. – Вы же говорили, что самое главное в студии − массовость. Все танцуют всё.

− Нет. У нас есть солисты, − затараторила Светочка. − Это драматургия. Без этого в хип-хопе нельзя, а в классическом танце – пожалуйста, вот например девочки у нас танцуют греческий.

− Сиртаки? – уточняет эта уродина.

− Можно и так сказать. И другие номера, с классической хореографией все танцуют равноправно, массово. А в «Разборках» есть солисты.

− А вы, ребят, как считаете нельзя в хип-хопе без солистов?

− Ну да, − я стал говорить, я ж солист. – Нельзя. Хип-хоп вышел из африканских городских кварталов.

− Да, да, я читала. Впитал в себя блюз, рок, брейк,—перебила.

− Ну и в общем Светлана Эдуардовна правильно сказала. В хип-хопе нужна драматургия. Элементы достаточно простые, костюмы тоже. Нужно брать конфликтом, − повторил я слова, которые нам на финишных репетициях говорил Серый.

− И кто конфликтует? – спрашивает.

А все молчат.

− Ну, − говорю. – Конфликтуют самые сильные по жизни, выбирают между собой предводителя.

− А разве хип-хоп и жизнь не разные вещи? – хлопает глазами, строит из себя идиотину.

− Вообще-то в хип-хопе импровизация важна, то есть ребята могут чётко следовать элементам, а могут привносить что-то своё в сценах, где они имитируют, например, разговор. Ну как в жизни: можно так поговорить, а можно этак, − тараторит Светочка.

– Я думала, искусство показывает не жизнь, а отражение, преломление если хотите. А импровизация… Это внутри искусства. Ей любой артист владеть должен, − такое впечатление, что щупает нас как училка в школе.

Серый со Светочкой насупились как двоечники. Я вообще не понял, что эта журналистка имела в виду. Но я привык отвечать наобум. Уж у меня столько разборок с мамками-бабками-няньками-дедками было. И некоторые, из интеллегенции очкастой мне не угрожали, а пытались типа воспитывать, типа нравоучения выговаривать, нотации короче читать. А с учителями препирательства случались. И я, помедлив секунду, отвечаю такой что попало:

− Ну конечно, − говорю. – Танец это не жизнь. Тем более, лично я понятия не имею, как там и что в чёрных городских кварталах. Меня бы там за слово «негр» наверное мочканули, в смысле вырубили бы. Но надо чтобы зрителям было интересно. А когда драка пусть и в виде танца это интересно,—в общем наболтал ерунды про то, что на сцене рождается что-то своё, уникальное. Пока идёт танец, оно тут рядом. Закончилась фонограмма, и нет уже того мира.

Ну и не очень по теме, а вроде бы и по теме.

− Что прям на сцене дерётесь? – а сама смеётся.

− Да нет, в переносном смысле драка. Может быть перепалка. Просто это языком танца рассказывается, языком движения и музыкального сопровождения, понимаете? − я выдохнул. Вот я молоток! Вот я топчик! Во загнул. Смотрю на Светочку – она улыбается.

− Хорошо. Про солистов поняли.

Серый тут вступил:

− Элементы сложные. У нас есть не танцы даже, а сценки под музыку.

− Да-да, − перебиваю я Серого. − Мой герой учит пацанов элементам. Не получается. И вдруг лучше и лучше. Такая клоунада, если хотите. Сначала смешно, зритель смеётся, да и переживает за неумёх. А после восхищается теми, у кого вдруг выходит элемент.

− А какие элементы? А здесь можете показать? – стала допытываться журналистка.

Я сказал, что могу.

А Серый сказал, что без разминки опасно. Что в хип-хопе много акробатики. А я ещё добавил:

− Стрейчинг нужен.

− А по-русски? – сказала, как забанила.

− Растяжки Тёма имеет в виду, − улыбнулась Светочка

− Ну какой-нибудь попроще элемент. Можно самый простой.

Я показал кач и степ.

− Это, − делаю – кач. А это, − тоже выполняю, − степ.

Все захлопали.

И тогда я размял руки и сделал ворм.

− А это что?

− Ворм.

− Ты что, Тёма, по-английскому, наверное, отличник, − улыбается.

− Неа. Вообще не знаю. У меня репетитора нет.

− Ну ворм—червяк же.

− Не знаю. Знаю, что по-русски ещё дельфином движение называют. С него би-боинг называют.



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 31.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: