Плывуны. Книга первая.Кто ты, Эрна?

Размер шрифта: - +

Часть третья, рассказанная Щеголем. Скрытое. Глава первая. Промысел

Часть третья

рассказанная Щеголем

Скрытое

Глава первая

Промысел

Как я провёл лето? Прекрасно. Просто замечательно по сравнению с осенью! Потому что осенью меня угораздило окунуться в Плывуны. И я увидел то, что никто не видит. Не скрытое от глаз – нет! -- просто никто не видит, а я увидел. И это у всех под носом. Но никто не видит!

Помните: я рассказывал, как училки сплетничали об мне, ну, что я брошенный. Так вот: каркуши накаркали! Кар-кар-кар! – дразнили мы дуру Карповскую из бэшек. Вот и докаркался я, по самое «кар» докаркался. Всё. Панику не развожу. Излагаю по порядку. Я же такой клёвый поцак. Палец мне сломали, из передачи вырезали, с танцев попросили удалиться… Да ещё в году влепили «два» по английскому. Это до кучи. Это чтобы я летом английским заниматься стал, что ли? Мама договорилась с учителем. На всё лето. Прикидываете? На всё лето! Мама сказала: английский нужен, сейчас без него никуда; всё в компе по-аглицки, так что надо заниматься… Учителя мама наняла не из нашей школы, естественно. Долго искала по знакомым, выбирала. Остановились на кандидатуре Марьи Михайловны. Что это была за женщина, я вам скажу, не женщина, а недоразумение. Начнём с того, что зрение у неё было минус тринадцать! А закончим тем, что она кидалась тетрадками о стену. Вот такая репетиторша. Старая дева к тому же. В общем, отношения не сложились, но с мамой же не поспоришь. Мне казалось, что Марья Михайловна занимается со мной за какую-то услугу, которую ей оказала мама. И вот теперь она оказывает маме ответную услугу, отрабатывает. Мне хотелось поговорить с Марьей Михайловной по душам, но это было не реально. Она никогда бы не стала со мной разговаривать о чём-то, кроме английского. Английским я занимался из-под палки. Да я всем в школе занимаюсь из-под палки, кроме физры. Ненавижу физики, математики, химии, достало всё. Мне хочется в футбик гонять, только не на ворах стоять, и ещё танцевать, танцевать. Но танцам, всё-таки, я нашёл замену. Теперь я с осени в секции буду у физрука. По его бегу паршивому. Буду бегать, а чё делать-то? Хоть такое движение. Короче, догадка у меня была, когда меня репетитору отдали: мама мутит что-то с квартирами, строящегося дома, той громадины, ну, того дома, где и у нас ипотека, где мама мне квартиру тоже проплачивает. Дом достроен, но пока его не приняли. И вроде бы квартиры все проданы. На самом деле, угловые и неудобные выкуплены мамой. Или не выкуплены, я не знаю. Но она попридерживает хаты, это я знаю точно. Это выгодный бизнес. И вот по-моему Марье Михайловне она одну квартиру переоформила. У Марьи Михайловны деньги есть. Она один из самых дорогих репетиторов в городе. Вообще , знание по языкам – это дорого. Одни книги, которые мы заказали по интернету, обошлись нам в десять тысяч. Разные там пособия с картинками. И мама мне всё купила. Мама вообще после того репортажа, где меня не показали, приуныла. Стала интересоваться, как я учусь и тэ-дэ. Всё-таки, через год экзамены. Я ничего не знаю. Ни кем я хочу стать, ни что мне интересно. Я хочу свободы, я хочу пространства, мне нравится гулять по нашему городу, заходить в клубы, тусить на площадке со скейтбордистами, поэтому и буду терпеть изнуряющие бега с физруком. Со мной ещё Лёха и Влад будут. Они у физрука в этой секции с рождения, по-моему. Лёха и Влад тоже никуда не ехали на лето. У меня лагерь поначалу был намечен на август. Но я решил не ехать. Это ж встретиться с нашими тип-топовцами. Пусть даже мы и в разных отрядах будем. Нет уж! Лучше английский, чем злорадную пренебрежительную харю Данька видеть.

Папа летом был очень занят. Он мотался в Питер на своей фуре. Питер – город туристов, и всем охота летом рыбы отведать в забегаловках. Рыбы речной. Морская у них самих есть. Там такой нюанс. Рыбу в аквариуме выбирает посетитель, и ему эту рыбу готовят. Рыба полуживая, папа всегда торопится, но всё равно часть рыбёшек дохнет. Но папа говорит, какую рыбу на самом деле приготовят, клиент не знает. Дохлую папа тут же, в пути, замораживает и норм, не топчик, но всё-таки. Рыба, рыба… У нас все помешаны на этой рыбе. В городе полно магазов для рыболовов, кажется я об этом рассказывал.

Но это всё не суть. Суть, что я стал заниматься английским, а с осени бегать по парку в секции у физрука. Лёха и Влад старше меня, оба не сдали ОГЭ. Дело в том, что Влада поймали в туалете. Они оба захватили с собой вторые мобильники. Влад в туалете стал искать инфу, у него в мобильнике все шпоры были, а его застукали. А Лёха вообще дебил. Он когда работу сдавал, у него мобильник заиграл, без звука, только вибрация, но главная надсмоторщица всполошилась, засуетилась – мобильник нашли быстро. Лёхе и Владу разрешили переписать через две недели. Переписали математику, балла до тройки не дотянули. И теперь они ждали сентября, пересдать в сентябре. Вот и слонялись без дела. Они-то хотели из города уехать, в колледж полиции поступать, или ещё куда, где общежитие есть, а теперь им придётся учиться ещё два года. Десятый-одиннадцатый. А куда ещё им деваться. Вот они и отдыхали, и наслаждались. Собратья по несчастью. Лёха с Владом ещё подбились со мной на работёнку. Это я, между прочим, им посоветовал. А мне мама порекомендовала.

Из котлована, где застройщики разорились, решили попробовать сделать пруд, и даже была мысль пустить лебедей. Но лебеди это потом. Сначала – пруд. У нас же сухо. Но раз котлован не высыхает, то вот решили облагородить это пространство между улицами Я и Т. И сделать даже два пруда. Один котлован, а второй искусственный, соединить эти пруды, чтобы из котлована в пруд рядышком лилось-переливалось по подземной трубе. Такие вот естественные сообщающиеся сосуды. Опять геодезисты всё изучали. Пруды делались с расчётом на туристов. Один котлован-то зарос кустарником. Часть кустарника решили пересадить ко второму пруду. Ну ещё там клумбы, дорожки, и главное – летнее кафе. Поэтому, сразу поставили кафе, а потом уж за пруды принялись. И мы все втроём оформились по договору на эту стройку. Мама так и сказала, когда я загрустил, что в лагерь все уехали, а я – нет, мама сказала:



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 31.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: