Плывуны. Книга первая.Кто ты, Эрна?

Размер шрифта: - +

Эпилог, рассказанный Щеголем

Эпилог,

рассказанный Щеголем

Я сразу понял, что это за маршрутка. В новогоднюю ночь, за час до полуночи. Поэтому и не полез драться с этими лохами, корёжащими из себя супергероев. Да что говорить, я сам таким был…

Последние предновогодние недели мама в панике собирала деньги. Она куда-то ездила, с папками, с бумагами, с документами. Она продала и свою квартиру в громаде, ту, которую она хотела для меня. Передала все бумаге на придержанные квартиру кому-то из Администрации. Деньги хранили в банковской ячейке. Мама продала ещё участок, где собиралась строить мне дом. Да мне ничего и не нужно. Мне ничего не нужно. После моих рассказов о Лоре, папа предложил маме продать все драгоценности из тайника в прихожей. Но мама заартачилась, мы и так набирали денег, без этих драгоценностей. Родители ругались жутко. В итоге к нам пришла Эрна. Надо было видеть моего папу, он стал на коленях вымаливать у неё прощение. После он утверждал, что вымаливал за то, что я обидел её сына. А по-моему он просил прощения за то, что когда-то бросил её. Так же, как я сейчас бросил Катюшу. Она этого, правда, пока не знает. Пока… Но мне нравится Лора. Она необыкновенная. У неё такие головы в мастерской, такие куклы у неё получаются. Лора создаёт красотищу. И так это у неё легко всё получается… Впрочем, я отвлёкся.

Эрна пришла и предупредила маму: она должна уйти с работы, уволиться.

− А жить на что? – мама рыдала.

− Ну у вас же есть муж. Ты же заработаешь, Пэпс, прокормишь семью? – обратилась Эрна к папе.

Хех. То чувство, когда папа Пэпс…

− Заработаю, Маринк, без проблем.

− Ну проблем у вас, допустим, выше крыши.

И Эрна объяснила родителям, как они должны вернуть долг. Эрна сказала:

− К вам придёт бывший педагог Артёма по танцам.

− Серый Иванович!

− Помолчи, Артём, − попросила мама, и опять зарыдала.

Эрна предупредила, что он придёт и станет говорить, что деньги надо передать ему, что он посредник между мамой и этим фондом, где орудуют мамины старые знакомцы, вымогатели. Но Эрна просила ничего с ним не заключать, никаких сделок, а папе ехать в Москву. Пусть папа выступает маминым доверенным лицом. И ещё Эрна сказала, что поедет с ним. Папа вздохнул спокойно, а мама разволновалась.

− Понимаете, − сказала маме Эрна, – ваших вымогателей инструктируют не простые люди.

− Да это я поняла, непростые, − отозвалась как эхо мама.

− Я говорю: не непростые, а НЕ простые, − чётко произнесла Эрна. – Это в некотором роде вообще не люди. И они обманут вас безусловно. А я постараюсь всё-таки минимизировать ваши потери.

− Как это обманут? Обещали, что отстанут.

− Не волнуйтесь. Те-то отстанут. Другие пристанут… Это будет долгая история. Всё будет зависеть от вас. И, пожалуйста, увольняйтесь.

В общем, папа поехал с Эрной в Москву отдавать мамин долг. Мама тем временем увольнялась с работы… Всё вроде бы заканчивалось неплохо для нас. И больше этот тип в сапогах к нам не показывался. Если не считать, что он меня чуть не прибил на катке.

И тут новогодним вечером я понял, что ничего, совсем ничего не понимаю в том, что происходит. Я решил зайти за Лорой, с ней мне всегда становилось спокойно, пропадала куда-то тоска. Сейчас она у меня совсем почти пропала, после последних-то событий…

И на остановке, когда подкатила маршрутка, я понял, куда меня хотят завести. Я решил: пусть будет что будет. Пусть я умру. Мне надоела тоска, и всякие там события от которых у меня реально вскипел мозг. Надо узнать всё, надо поболтать поближе с этим сапожником, человеком в необыкновенных сапогах… И я был у них. Не буду здесь подробно распространяться. Загробье оно на то и загробье, бывать там никому не посоветую. И время там стоит, не движется. Я говорил с ним. Он просил, выражаясь современным языком бандитских сериалов, работать на него. Бывать в Плывунах, а работать на него. Он говорил мне:

− Мама твоя всё равно моя. Она сейчас поддалась панике, она вынуждена продавать своё кровное, расплачиваться за прошлое, я её вынудил. Чтобы не помогала Плывунам. Наказал её. Но мама твоя никогда не станет помогать Эрне. А ты помогай им, но в меру. Я сильнее их, я древнее, у меня все правила увековечены, отработаны веками. Ты ни в чём не будешь нуждаться. А Плывуны хотели тебя убить. Это я тебе точно говорю. Они карают за грехи. Они устанавливают новую систему ценностей. Что ты думаешь, так много случайных смертей по миру – это случайность?

Я ответил в том смысле, что мир изменился. Он расхохотался. Он был роскошен. Вокруг было спокойно, темно, сверкали точки в воздухи как вспышки драгоценностей. Я даже почти согласился с ним, я вместе с ним возненавидел Плывуны. Теперь он со мной сидел со мной в маршрутке. Она «влетела» в громаду. Я не понял, как это произошло. Я сказал этому типу, что всё это напоминает мне сказки Гауфа. На что он расхохотался, дико и страшно.

В этом пустом доме, он завёл меня в мою же квартиру, которую продала мама, он показывал, доказывал, как это несправедливо, что у меня отняли квартиру. Как несправедливо, что я забыл Катюшу и увлёкся Лорой. Но в нашем мире, а не в загробье, я очухался и стал звать на помощь. И тогда появился отец Лоры, его вёл кудрявый и этот страшный нелюдь, тёмный человек сказал, что он прикончит нас. И уж поиздевается над нами на том свете… Потом прибежала и Лора… А дальше…

Плывуны вспороли землю, пропороли себе новый выход. Теперь я думаю, что они всё рассчитали, и использовали меня и Лориного отца как приманку, наживку, мы были крючками, на которые кладбищенские должны были клюнуть. И они клюнули. И вот отчим Лоры, ходок от кладбищенских убит. А эксперимент Плывунов удался.



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 31.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: