По эту сторону облаков. Как я стал предателем

Размер шрифта: - +

2. Неуловимые мстители настигли меня

2 августа 1999 года

Японская Социалистическая Республика (Хоккайдо)

Центр острова, город Асибецу

 

- У меня ещё вопрос, господин репетитор. Скажите... а вы были влюблены, когда учились в средней школе?

В свои пятнадцать Ясуко Отомо не только толковая, но ещё и невероятно очаровательна. Нежная белая кожа, роскошные чёрные волосы, подстриженные так, чтобы подчеркнуть их ухоженность, длинные пальцы и лёгкая улыбка на всегда немного влажных губах.

Даже к репетитором она выходила в отутюженный школьной форме. Я подозревал, что для домашних занятий у неё запасной комплект.

- Нет,- сказал я,- В первый раз я по-настоящему влюбился, когда поступил в гимназию.

- Каваи! Это было уже в Саппоро?

- Да. “Жёлтый сентябрь, портфель и любовь”. Не знаю, ты слышала эту песню? Она японская. Когда я учился, её часто передвали.

- Её до сих пор передают. У меня на диске есть. Такой менкой!

- Вот видишь, как хорошо. Теперь давай займёмся задачей.

- Скажите, а кем она была? Учительница? Официантка? Или девочка из вашего класса?

- Какая разница?

- Я собирают поступать в тот же лицей,- девочка сверкнула чёрным глазом,- Мне надо знать, в кого обычно влюбляются.

- Это была девочка из моего класса.

- Японка?

- Её звали Алина Воробьёва.

- Бо-ро-бё-ба. А что означает такая фамилия?

- По-японски она бы была Судзумия.

- Какая красивая фамилия! Она ответила вам взаимностью?

- Почему это важно?

- Ваши глаза стали такими грустными! Пожалуйста, расскажите, что случилось. Она погибла, когда пошла волна?

- Нет. Я думаю, она жива до сих пор.

- Но вы с ней расстались?

- Почему ты думаешь, что она ответила мне взаимностью?

- Потому что вы стали очень грустным, когда я начала про неё говорить.

- Чушь!

- Вы ведь были вместе? Были? Были?

- Давай следующую задачу.

- Я от вас не отстану, господин репетитор.

- Да, мы встречались. И что?

- А потом расстались, верно?

- В этом нет ничего такого. Большинство школьных романов кончаются именнно так.

- Поссорились, да?

- Нет. Мы не ссорились. Давайте вернёмся к задаче.

- Так что же случилось?

- Её семья уехала с острова. И увезла её с собой.

- Вот как! В Россию, верно?

- Кажется, да. В Союз.

- А когда вы поехали учиться в Россию, вы отыскали её там?

- Нет. Не искал.

- Но почему?

- Россия слишком большая.

- Но вы могли написать ей! Неужели она не оставила вам нового адреса?

- Не оставила. Она не знала, в каком городе будет жить.

- Она могла написать вам, когда уже приехала на новое место. Неужели она не знала, где вы живёте?

- Я не получал от неё писем.

- Но почему?

- Откуда я знаю?

- Вы что-то скрываете, господин репетитор! Влюблённые девочки так себя не ведут! Не написать ни строчки – разве такое бывает?

- Со мной было. Давай вернёмся к задаче.

В коттедже было удивительно тесно. Коридор похож на пенал, а сами комнаты, кажется, размером с коробку для обуви. Насколько я знаю, в большой Японии строят так же.

Офицерскую хрущёвку, где я рос, строили по советским ГОСТ-ам. Там было попросторнее. И общежития в Академгородке тоже ничего, два человека на комнату было нормально. А вот в Саппоро общежитие было японским, с арт-декошными перилами. Было ли там тесно? Не помню.

С тех пор, как я вернулся на Хоккайдо, я так и не смог привыкнуть к тесноте.

- Вот, посмотрите.

Я посмотрел в ответ. Задача на цикл Карно решена правильно. И Ясуко прекрасно это знала.

- Вам было тяжело после расставания?- спросила моя ученица.

Я посмотрел на её нежное, внимательное лицо и подумал, что ей было бы лучше поступать на психолога.

- Я этого не заметил.

- Неужели мужчины так легко это переносят?

- Я к экзаменам готовился. Потом поступил. А там всё пошло по накатаной. Я просыпался, садился за стол и занимался физикой. Потом шёл на занятия. После занятий обедал, садился за стол, просматривал коспект, и занимался физикой. После этого ложился спать. Так было несколько лет. Женщины такого режима не держали. Из нашего потока до конца дошло ,- я мысленно разделил,- не больше четверти. Кто-то отсеялся, кто-то сам ушёл. После такого уже не пойдёшь в ларёк торговать.

- Но вы вернулись на Хоккайдо.

- Вернулся.

- Почему?

- Здесь была работа. Башне нужно обслуживание.

- Разве там, в России, не нужны физики? Я смотрела в новостях, на материке много институтов, лабораторий, космодромов.

СССР в Республике Хоккайдо называют материком или Россией. А основная, буржуазная Япония за проливом именуется Найти – Суверенные Территории. Так её называли ещё до разделения 1946 года.

- Я думала, вы просто хотели вернуться в места, где прошло ваше детство.

- В тех места, где прошло моё детство, я бываю только по работе.

Девочка выдержала тактическую паузу.

- Вы, получается, тоже из желтокрылых?

- Мы жили в Камифурано. Возле военной базы. Там сейчас всё медленно зарастает.

- А ваши родители успели эвакуироваться?

- Не успели. Они были на базе, когда пошла волна.

Девочка перевела взгляд на окно. На фоне багрового закатного неба – силуэты домов, словно вырезаные из чёрной бумаги.

Асибецу не попал в запретной сорококилометровой зоны. Но жить под Штырём находится мало желающих. В двухэтажном городке всё больше заброшенных коттеджей. А в портах Хакодатэ и Томакамай продажные клерки паспортных столов освоили новую выгодную махинацию – выдают желтокрылым фальшивые свидетельства о рождении.



Алекс Реут

Отредактировано: 21.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: