По имени Шерлок. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 16

Наши места были на первом ряду амфитеатра. Пока мы с Донни, открыв рты, восхищенно разглядывали дорогое убранство зрительного зала - лепнину, позолоту, фрески и трехметровую сияющую хрустальную люстру, мистер Джобсон шепотом рассказывал, что он вполне мог бы выкупить для нас ложу, но не посчитал необходимым.

- Если вы хотите наслаждаться действием на сцене, а не пытаться произвести впечатление на окружающих, то билеты нужно брать именно в амфитеатр! В крайнем случае, в бельэтаж, но там, все-таки, далековато.

Я согласно кивал, миссис Джобсон не сводила ожидающего взгляда со сцены, зажав в пальцах листок с либретто, Донни потеряно шарил взглядом по сторонам. Наконец, лицо его будто осветилось изнутри, окончательно повергнув меня в уныние. В одной из лож, справа от нас, он увидел Мариссу. Вооружась биноклем, она рассматривала зрителей. Заметив, что ее взгляд направлен приблизительно в нашу сторону, я улыбнулся, и приветственно поднял руку. Через несколько секунд девушка резко опустила бинокль и скрылась в глубине ложи. Ага, заметила!

Донни, наблюдавший эту картину, развернулся ко мне.

- Она тебя знает… И ты ее. Кто это, Шерлок?

- Донни, давай поговорим дома, - мне не хотелось привлекать внимание мистера Джобсона к нашим перешептываниям.

- Хорошо. Но потом ты мне все расскажешь, обещаешь?

В зале медленно начал гаснуть свет. Представление началось, и, к счастью, временно избавило меня от нежеланного объяснения.

Услышав звуки музыки, Донни, казалось, на время забыл обо всем и уставился на сцену. Я тоже попытался хоть на пару часов отключиться от своих тревог, тем более, что зрелище действительно обещало быть потрясающим. Я примерно знал сюжет «Сивильского цирюльника», слышал увертюру и арию Фигаро, но целиком оперы никогда не видел.

Два с половиной часа пролетели незаметно. Уже через несколько минут я понял, почему люди, один раз увидев это волшебство, эту сказку, остаются верными опере на всю жизнь.

Миссис Джобсон, хоть и смеялась над проделками хитромудрого цирюльника, но все равно, расчувствовавшись, то и дело утирала невольные слезы. Мистер Джобсон задумчиво хмыкал, Донни просто потрясенно молчал.

Представление закончилось, оставив после себя странное ощущение какой-то восторженности и просветленности, казалось, даже мир вокруг на какое-то время стал выглядеть как-то по-другому.

- Чувствуете? Музыка осталась внутри. – Миссис Джобсон умиротворенно улыбнулась. – Какой хороший день!

Я кивнул. Действительно, время потрачено не напрасно, и этот момент запомнится надолго.

Мы выходили одними из последних. Площадь перед театром была почти пустой, стояли только два частных экипажа, и ни одного наемного. Из целого ряда продавцов нарядных букетов, осталась только одна худенькая девочка цветочница, с жалкими, замерзающими пучками оранжерейных фиалок. Оставив нас ожидать его перед входом, мистер Джобсон отправился ловить кэб на прилегающую улицу.

Массивные двери театра вновь отворились, выпустив еще одну небольшую группу задержавшихся зрителей, среди которых я с неудовольствием узнал компанию Мариссы, и ее саму. Одетая в длинную меховую накидку, она была, конечно, чудо, как хороша. Практически столкнувшись перед входом, мы встретились взглядами. Девушка, на мгновение перестав улыбаться, почти незаметно покачала головой.

Можно было и не переживать, я не лезу не в свои дела. С непроницаемым лицом я уступил дорогу компании, однако тут случилось непредвиденное.

Донни, который на несколько секунд пропал из поля зрения, внезапно появился, с корзинкой несчастных фиалок, купленных им тут же, у замерзающей цветочницы. Красный, как рак, он молча протянул их Мариссе. Я вытаращил глаза.

- Юноша, вы ничего не перепутали? Вам стоило преподнести эти цветы мадам Джованелле, а никак не мне, - девушка улыбнулась, но немного растерянно.

- Н-н-нет. Это в-в-вам, - казалось, краснеть дальше некуда, но Донни справился. Да и его знаменитое заикание вновь проявило себя.

- Элеонора, дорогая, примите цветы, пожалейте мальчика. Видимо, ваша красота поразила его больше, чем пение примы, - рассмеялась вторая женщина в компании, полноватая, невысокая блондинка. – Роберт, сынок, а ты прекрати надуваться, как индюк.

Атмосфера немного разрядилась. Марисса, или Элеонора, как ее теперь называли, взяла корзинку и, еще раз улыбнувшись Донни, вслед за своими спутниками села в богато украшенный экипаж с красным щитом герба на дверце.

- Молодые люди, вы домой собираетесь? – незаметно подошедший мистер Джобсон заставил меня вздрогнуть.

- Артур, ты представляешь? – всплеснула руками его жена. – Дональд только что подарил цветы невесте барона Моубрея.

- Ого! Наш пострел везде поспел. А где это вы умудрились его встретить, мы же лично не знакомы?

- Они тоже ходили на премьеру, мы столкнулись в дверях. Сначала я не поняла, кто это, но потом узнала герб. Старый барон с женой и сыном, и с ними молодая дама, явно та самая невеста, о которой недавно писали в «Трибьюн», в разделе светской хроники.

- И ты подарил ей цветы? – мистер Джобсон рассмеялся. – Дональд, друг мой, тебе повезло, что сейчас другое время, а то не избежать бы вызова на дуэль. Хотя, учитывая разницу в происхождении, тебя скорее всего просто побили бы палками на конюшне.



Светлана Шевцова

Отредактировано: 05.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться