По имени Шерлок. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 17

Глава 17.

Кое-как успокоив миссис Роуз, вместо того, чтобы посетить мистера Лексиди, я направился домой. И не найдя там Донни, окончательно расстроился. Странно, что нет и его учителя, ведь у них, как раз сейчас, должны были идти занятия. Походив несколько минут в тревоге, я вспомнил о том, что друг утром упоминал о практикуме в лаборатории, и немного успокоился.

Время еще оставалось, и раз уж я оказался дома, можно было воспользоваться случаем и перекусить. Не желая тратить на это больше пары минут, я остановил Марджори, которая уж было собиралась сервировать полноценный обед, и попросил просто пару сэндвичей и чай.

Закончив с перекусом, я снова вышел на улицу и остановил экипаж. Протянув кучеру бумажку с адресом и предупредив, что можно сильно не спешить, я уселся на мягкое сиденье, и закутался в плед, так как внезапно озяб. Через пару минут, прислушиваясь к цокоту лошадиных копыт, я сам не заметил, как задремал, хотя изначально спать и не хотел.

Проснулся я сильного толчка. Экипаж остановился довольно резко, а я во сне сильно наклонился. Поэтому в момент остановки, едва не кувыркнулся с сиденья носом вперед.

Торопливо выскочив на улицу, я расплатился с кэбменом и осмотрелся. Надо сказать, что в этом районе я раньше не бывал, хотя, по сути, ничего нового я не увидел. Любой бедный квартал нищей восточной стороны, был похож на другой – крохотные палисадники с жалкими облезлыми кустами, закопченные дома со слепыми окнами, кругом грязь, отчаяние и безнадега во взглядах.

Самым печальным зрелищем, безусловно, были люди. Нет, я не хочу сказать, что абсолютно все жители вызывали отвращение или жалость своим внешним видом, многие люди держались с достоинством, были одеты хоть и бедно, но аккуратно и чисто. Вот только их усталые глаза выдавали страшную реальность – жизнь практически всех этих людей проходила на самой грани нищеты, в постоянной борьбе, в попытках не упасть за эту грань. И абсолютно на всех, даже на самых маленьких детях, лежала страшная печать отчаяния и безысходности.

Дом, в котором жил мистер Лексиди, был обычным трехэтажным домом желтого кирпича, в ряду точно таких же. Темная лестница, неосвещенные площадки, комнаты пронумерованы.

Найдя нужную дверь, я тихонько постучал. Пока я возвращался домой в поисках Донни, время как раз подошло к назначенному, и я больше не переживал, что появился раньше срока. Однако мистер Лексиди не отзывался.

Постучав еще раз, чуть посильнее, я прислушался. За дверью было тихо. Неужели, я все-таки пришел слишком рано, и старик еще не вернулся со службы? Конечно, ничего страшного, можно было бы и подождать…

Находиться на темной, мрачной площадке, не хотелось, и я уж было повернулся, чтобы выйти на улицу, как услышал за дверью еле слышный шорох, и, вроде как, стон. Вернувшись к двери, я прислушался. Звук не повторился. Однако я точно был уверен, что доносился он именно из-за этой двери. Плюнув на все приличия, я замолотил в дверь изо всех сил.

Дверь так и осталась закрытой, однако странный звук за ней повторился. Теперь это был уже явственно различаемый стон, и вроде, какое-то мычание. Не раздумывая больше ни секунды, представляя себе ужасные картины, я навалился плечом на дверь. Хлипкую щеколду, на которую, как оказалось, она была заперта изнутри, вырвало с мясом, и я влетел в комнату, еле успев затормозить в центре.

Картина, которая мне открылась, была поистине ужасающей. Все, что в этой бедно обставленной комнате могло быть разбито, разбросано и разорвано, все было практически уничтожено. Причем проделано это было с какой-то маниакальной дотошностью. Пол небольшой комнаты был усыпан осколками посуды, клочками бумаги, какими-то тряпочками, видимо, бывшими раньше одеждой. Даже мебель была частично разломана – единственный в комнате стул лишился спинки и двух ножек, а сквозь дыру в сиденье, наружу лезла шерстяная набивка. И даже на стенах были глубокие отметины, такое ощущение, что в них кидались всем подряд, включая этот несчастный стул.

Мистер Лексиди лежал посреди этого хаоса, на колченогом продавленном диванчике, в состоянии, близком к невменяемому. Разбуженный моим стуком, он, приподняв голову, бессмысленно смотрел в никуда плавающим взглядом, пытаясь сфокусироваться. Через десяток секунд, ему удалось, наконец, осознать, на каком он находится свете.

- Ааа, приперся? Ну, чего смотришь? Не видишь, человек г-гуляет!

С трудом приняв сидячее положение, мистер Лексиди уставился куда-то сквозь меня. Глаза его периодически начинали смотреть, в прямом смысле, в разные стороны, взгляд был бессмысленным и агрессивным. Надо сказать, я даже не был до конца уверен, что он меня действительно видит и узнает.

- Мистер Лексиди, вы меня слышите? – это был первый пьяный, которого я встречал за свою жизнь. Алкоголизм давно превратился в пережиток прошлого, будучи заменен другими суррогатами реальности. Зачем уходить в запой, если можно уйти в вирт?

- Пшел ты, злотой мальчик! Все из-за тебя, из-за тебя… Пришел тут. Следователь! – старик захихикал, и начал бормотать что-то совсем уж неразборчивое.

Надо сказать, я сильно обозлился. Вот такой подставы можно было бы ожидать в реальной жизни, но никак не в игровом мире. Невозможно было представить ситуацию, когда герою, давая задание, сначала пообещали бы принцессу и пол королевства в награду, а когда он уже пришел с головой дракона в руках, вдруг сказали, что она сбежала с трубадуром, поэтому награды не будет. А вот в обычной жизни – запросто. Но тут-то игра, и должны выполняться ее базовые законы!



Светлана Шевцова

Отредактировано: 05.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться