По имени Шерлок. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 19

- Занятный старичок. Никогда не подумаешь, что раньше он был детективом, - Донни, молча стоявший в углу все время нашего визита, заговорил, как только мы вышли на улицу.

- Серьезно? А как ты себе представляешь детектива на пенсии?

- Ну, я даже не знаю. Он должен быть умным, видеть каждого насквозь, у него не должно быть явных слабостей. А этот человек, он, как сломанная игрушка, выглядит бесполезным и жалким.

- Ого! Сдается мне, что этот образ идеального детектива сложился у тебя от кучи прочитанных книг о сыщиках, не иначе. Или ты знаком с настоящими детективами?

Донни покраснел, однако не смутился, а наоборот, явно настроился отстаивать свое мнение:

- Ну, не то, чтобы знаком, видел один раз, да ты сам рассказывал. Вот, взять, к примеру, твоего знакомого, детектива Марча, разве он не такой? Он умный, сильный, поиск истины ставит на первое место, превыше всего прочего. Я уверен, что его не сломить бытовыми трудностями, и он бы не напился до скотского состояния, если бы потерял работу, а начал бы искать выход!

- Эх, если бы это было так. Не бывает идеальных людей, и любого из нас можно сломать, нужно просто вовремя нажать на правильное место. А оно есть у каждого, я уверен. И детектив Марч тоже не так безупречен, как тебе кажется. Допускаю, что он даже размышлял так же, как ты, на заре своей службы. Однако сейчас его мнение об истине и о том, что действительно важно и дорого, изменилось, и я с этим столкнулся. Он такой же человек, как и мы с тобой, а вовсе не идеальный герой из книги. Да таких, я уверен, и вовсе не может быть среди обычных, живых людей.

- Зачем тогда их описывают?

- Наверное, для того, чтобы у человека всегда была мечта…

На улице уже начало темнеть, когда нам, наконец, удалось остановить экипаж. Я ощущал какое-то смутное беспокойство и хотел поскорее добраться до дома. Не то, чтобы я опасался за нашу безопасность, разгуливая в откровенно неблагополучном районе, примыкающем к докам, будучи одетым как обеспеченный господин. Это было просто ничем не подкрепленное чувство неясной тревоги.

В экипаже, по дороге домой, это непонятное ощущение понемногу прошло. Донни затих, размышляя то ли о нашем разговоре, то ли опять мечтая о Мариссе, я же, без единой мысли в голове, просто попытался немного расслабиться и насладиться получасовым отдыхом. Экипаж мягко колыхался на рессорах. Я закрыл глаза и постепенно отпускал сознание в неторопливое плавание по волнам чуткой дремоты, как вдруг пришедшая в голову внезапная мысль заставила меня мгновенно проснуться.

Я совсем, вот просто-таки абсолютно, забыл о причине, побудившей меня к экспериментам над собой. Мое восприятие теперь равнялось десяти пунктам, а я даже не проверил, что при этом изменилось.

Сфокусировав взгляд на Донни, я дождался появления полупрозрачной информационной таблички и сразу заметил отличия. Теперь, помимо имени и уровня, появились данные об отношении объекта ко мне, вернее о моей у него репутации. Выглядело это так: «Дональд Уотсон, юноша, 7 уровень. Отношение почтительное».

 Не особо впечатляет. Хотя, с другой стороны, а на что я рассчитывал? Что мне преподнесут на блюдечке все подробности? Это глупо.

А вот теперь самое главное, для чего, собственно, я и рисковал здоровьем. Бросив взгляд на Донни, который безучастно смотрел в окно, погруженный в себя, я вытащил из-под рубашки цепочку с висящим на ней амулетом.

Пристальный взгляд, небольшое усилие мысли, и! Страдания мои были не напрасны, подчиняясь восприятию, достигшему просто небывалых высот, амулет не смог дольше скрывать свою тайну. На ладони у меня лежало не что иное, как «Зуб Дакуванги», дающий своему владельцу целых три единицы сопротивления и три – удачи. Не знаю, как с удачей, я до сих пор так и не понял, работает ли вообще этот параметр, а если работает, то как, но сопротивление было очень к месту.

Полюбовавшись с минуту как будто живым и действительно видящим драгоценным глазом, я снова убрал миниатюрный кинжал-амулет за пазуху. Экипаж, тем временем подкатил к дому, и мы с Донни поспешили выйти.

Дом встретил нас теплом, тишиной и манящими ароматами готовящегося ужина. Мы переглянулись и, не сговариваясь, двинулись в столовую. Выскочившая нам навстречу Марджори тут же поспешила накрыть на стол, наши голодные глаза были весьма красноречивы.

Запеченный цыпленок с отварным картофелем был проглочен просто за пару минут. Надо сказать, что за то время, что я провел в этом мире, я почти забыл нейтральный вкус, вернее даже практически полное отсутствие оного, в синтезированной пище реальности. Это, кстати, будет одна из многих вещей, которых мне будет не хватать по возвращении. При учете того, конечно, что я смогу вернуться.

- Уфф, - сытый вздох Донни отвлек меня от грустных мыслей. – Никогда не думал раньше, что когда-нибудь смогу сам съесть целого цыпленка.

- Я тоже.

- Ты? Можно подумать, что раньше ты его не ел.

Ну да, для Донни я ребенок из обеспеченной семьи, который никогда не знал нужды. Естественно, он не мог предположить, что я действительно никогда раньше не ел цыпленка, ни целого, ни даже маленького кусочка.  А рассказать ему правду я не мог.

- Наверное, ел. Возможно. Для меня жизнь началась с того момента, когда я открыл глаза на скамейке в парке, и все, что со мной было раньше, я знаю лишь по рассказам других людей. Поэтому я действительно впервые ем цыпленка, и еще много чего буду делать в первый раз.



Светлана Шевцова

Отредактировано: 05.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться