По лазоревому ветру

Размер шрифта: - +

5

Хорошо знакомый Лефиру белый конь с таким же до боли знакомым эльфом в седле снова нёсся на него. Принц же, как и обычно, стоял и не мог ни пошевелиться, ни окликнуть наездника, ни позвать на помощь. Паршивое ощущение полной неподвластности своего тела усиливалось тем, что страх сковал его ещё прежде, чем девушка взглянула на него из-за широкой спины своего спасителя и даже прежде, чем он почувствовал горячее дыхание коня прямо у своего лица перед сокрушительным ударом копыт. На этот раз его страх был всепоглощающим, но осознанным. Он во сне пытался понять, почему кошмар снова преследует его, ведь он встретился с Элейной, он даст ей возможность уйти живой, а значит, как ему казалось, он должен быть свободен. Но конь мчался и по-прежнему не смотрел на Лефира. Охваченный ужасом и непониманием, он пытался двинуться с места, хоть и понимал, что эти попытки не увенчаются успехом. Конь был совсем близко, но Элейна так и не выглянула посмотреть на принца. Лефириус закрыл глаза и приготовился получить очередную порцию боли и ужаса от смерти под копытами коня. Но удара не последовало, поскольку конь ушёл немного вбок и пролетел мимо. Лефир открыл глаза и увидел удаляющегося эльфа на коне и Элейну, которая оглянулась на него и посмотрела прямо в глаза лукавым озорным взглядом. Впервые в его снах кожа её не была повреждена огнём, и девушка оказалась прекрасна собой и свежа. А ещё её руки были обнажены, а драное платье совершенно не скрывало ноги. Он невольно залюбовался ею, и вдруг в её взгляде мелькнуло сожаление, после чего она отвернулась, и через мгновение принц почувствовал удавку на своей шее. Кто-то сзади душил его, медленно и неотвратимо. Лефир заметался в цепких руках убийцы, но его силы были несоизмеримо ничтожны. Он чувствовал, как постепенно начинают онемевать его руки и ноги, лишившись кислорода, как он начинает оседать, но убийца не позволяет ему этого сделать, держа удавку на прежнем уровне и не намереваясь опускать вниз. Принц попытался закричать, но даже слабый хрип уже не мог вырваться из его сжатого горла. Внезапно болью обожгло его правую щёку. Причём обожгло наяву, и это быстро выдернуло его из сна.

Лефириус резко открыл глаза и увидел неожиданно близко перед собой встревоженные глаза Элейны. Он ощутил, что кожа на щеке горит, но боль быстро утихала. Девушка залепила ему весьма увесистую пощёчину, от всей души. Но Лефир был благодарен ей за то, что вывела его из сна. Он тяжело сбивчиво дышал, словно удавка и правда была на его шее несколько мгновений ранее, и теперь он никак не мог отдышаться. За окошками экипажа бушевала гроза, лил проливной дождь, и, кроме Элейны, никто не мог слышать его криков. Лефир невольно задумался, долго ли она пыталась вывести его из состояния сна перед тем, как ударить. Он смотрел широко распахнутыми глазами в не менее широко распахнутые глаза девушки, и не мог поверить, что видит в них искреннюю тревогу, беспокойство и страх. Несколько секунд принц не мог оторвать взгляда от её глаз, не мог понять её поведения относительно него, а также пытался угадать, почему сон изменился, но не стал от этого менее кошмарным. Он тонул в испуганных глазах склонившейся над ним девушки и не замечал ничего вокруг.

- Мне больно, – тихо сказала она, но так как он совершенно не понял, к чему это было сказано, она повторила громче и чётче, думая, что он не расслышал: - Мне больно.

Он проследил за её взглядом, и с немалым удивлением обнаружил, что его пальцы сжимают её предплечье так, что костяшки на его пальцах побелели. Он поспешно отдёрнул руку, словно это прикосновение приносило боль ему, а не девушке. Чувствуя, что надо что-то сказать, он попытался как можно быстрее придумать что-нибудь достойное, но все его мысли всё ещё оставались во сне, который теперь так изменился, и это заставляло думать о причинах этих изменений.

- Я не специально, – пробормотал он, растерянно глядя на её руку, на которой остались красные пятна с багровыми полосками - вмятинами от его ногтей.

Элейна растёрла второй рукой надавленное место, и слегка улыбнулась:

- Забудь об этом, – но тут же её лицо снова стало серьёзным, и она спросила: - Что с тобой было?

Он вздрогнул от этого вопроса, потому что об этом имел право спрашивать кто угодно, кроме неё, ведь именно она была причиной и виновницей его многолетних страданий. Его голос прозвучал холодно и резко, как в первую их встречу в его замке:

- А то ты не знаешь! – он посмотрел в её всё ещё встревоженные глаза, отметил, как искренне она сопереживает ему, успел подумать, что либо она очень хорошо притворяется, либо он не прав, и она не имеет отношения к природе его кошмара, а, следовательно, не стоило так резко реагировать на её вопрос. Но девушка не обиделась, поняв его фразу по-своему.

- Приснилось что-то жуткое, да? – догадалась она и поспешила исправиться: -  Прости, я могла не спрашивать, это и так понятно. Часто с тобой такое?

- Не важно, – ответил он.

Она заметила, что ему никак не удаётся выровнять дыхание, он бледен и растерян, а, значит, сон ещё не отпустил его сознание. Она мягко дотронулась до его холодных пальцев и предложила:

- Мне побыть рядом?

Он резко выдернул свою руку из-под её, испугавшись того, что ему бы хотелось ответить «да», а также того, что он начинает терять свою уверенную неприязнь к ней, и в его душу снова начинают прокрадываться мысли, похожие на те, что терзали его почти пять лет.

- Мне ничего от тебя не нужно: ни жалости, ни сочувствия, ни ласки! – несколько грубо заявил он.

Девушка ответила, но не сразу – переждала, когда стихнет раскат грома, который не позволил бы собеседнику услышать её.

- Боишься попасть под мои чары и быть порабощённым? – она невесело усмехнулась. – Я не причиню тебе зла, я просто предложила побыть рядом, пока ты не успокоишься.

Он не услышал или не захотел услышать её слова и задал вопрос своим привычным уверенным тоном, требующим ответа:



Анастасия Енодина

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться