По лазоревому ветру

14

С рассветом Элейна подстрелила птиц, путники развели костёр и приготовили пищу. Это было довольно опасно, но девушка направляла дым стелиться вдоль земли, так что то рассеивался, не угрожая выдать их местонахождение. Пока ели, чуткий слух Элейны уловил топот копыт. Где-то довольно далеко от них: какой-то одинокий путник направлялся в ту же сторону, что и они. Но один человек опасности не представлял, так что девушка даже не стала говорить об этом принцу. Мало ли, кому куда могло понадобиться, вроде бы как раз в той стороне, где она слышала топот, проходил торговый тракт, которого они предусмотрительно сторонились. Кто-то выехал из Оуила с рассветом, и теперь пронёсся по тракту. Это не могло быть важной деталью.

Насытившись, путники отправились дальше. Принц вёл Элейну прямиком к жилищу странного старика. Сам Лефир никогда бы не подумал, что настанет такое время, когда ему придётся тайком выбираться из родного города и идти к эльфу, призраку его кошмара, за помощью в компании бывшего врага, да ещё по пути заходить к сомнительному чудаку вроде Кудесника, о котором какие только сплетни ни ходили.

И вот крепкий ладный домик из брёвен показался из-за деревьев. Сруб был выполнен чётко, такой не везде встретишь: брёвнышко к брёвнышку. Хозяин берёг свой дом: он был выкрашен светло-коричневой краской и вообще создавал впечатление новенького строения. Только Лефир бывал здесь прежде и знал, что дом стоит здесь давно, просто за ним хорошо ухаживают.

Путники приблизились по песчаной тропинке к двери, остановились около неё и переглянулись в лёгком замешательстве. Каждый про себя подумал об одном и том же: «А стоит ли?» Элейне не очень-то верилось в мудрость людей, а Лефир столько слышал о кудеснике, что не горел желанием знакомиться с ним.

И всё-таки, раз был шанс получить хоть какие-то ответы, стоило зайти внутрь. Принц вежливо и как-то робко постучался, но это не дало ровным счётом никакого результата. Тогда он постучался громко и настойчиво, но толку от этого было столько же.

- Кудесник! – окликнул Лефир, но никто не ответил.

Лефир дёрнул за деревянную ручку, потом навалился на дверь, но она не поддалась, так как явно была заперта на засов изнутри. Принц вздохнул, разглядывая эту внушительную дверь: с такой просто так не справиться.

- Нам надо его увидеть, – напомнила Элейна, хотя минуту назад не была в этом столь уверена.

- Знаю, что надо… – недовольно ответил принц, отходя от двери и направляясь к окну.

Заглянув в дом через стекло, он не обнаружил в нём признаков жизни. Принц огляделся по сторонам, но на поляне не нашлось ни толстой ветки, ни камня. Тогда он нашарил в кармане булыжник Кудесника и разбил им окно, чудом не порезавшись при этом об ощетинившееся стекло. Просунув руку между острыми осколками, торчащими из рамы, он открыл окно. Элейна молча влезла в дом первой, воспользовавшись тем, что Лефир подсадил её. Сам принц тоже не замедлил попасть внутрь дома.

Они не успели ничего рассмотреть, как что-то загромыхало, затрещало, и ставни на окнах резко захлопнулись с весьма неприятным звуком. Жилище Кудесника погрузилось во тьму и неприятно звенящую в ушах тишину. Рука Лефира легла на рукоять меча, а Элейна вытащила кинжал. Темнота тревожила, и только глаза стали понемногу к ней привыкать, как внезапно их ослепил яркий свет множества свечей, сопровождаемый неожиданным гадким хохотом. Когда глаза привыкли к этому свету, девушка и принц смогли различить фигуру человека, который скорчился от смеха, сидя в кресле. Облачённый в полинявшую блёклую одежду, он сливался с окружающей остановкой и поначалу был едва различим.

- Ещё одно разбитое окно, – констатировал очевидный факт он, продолжая смеяться, словно то, что в его жилище разбили окно, весьма забавляло его. – Кому я действительно нужен, всегда разбивает мне окно. Поэтому я держу дверь запертой, чтобы не шастали ко мне кто ни попади,  – он резко прекратил смеяться и сказал самым серьёзным тоном, на какой только мог быть способен в эту минуту: - Если вы не оплатите мне покупку нового стекла, то не выйдете живыми из этого дома.

- Мы оплатим, – примирительно сказала Элейна. – Нам…

- Сперва оплатите разбитое окно, – строго перебил Кудесник. – Двадцати монет мне будет в самый раз. Вы заплатите мне, и лучше поскорее, поскольку тогда не придётся жечь столько свечей.

Элейна передала мешочек с монетами Лефиру, тот отсчитал двадцать и положил в иссохшую руку старца, подойдя к нему ближе. Тот довольно хмыкнул и нажал какую-то педаль ногой. Снова раздался скрежет, после чего ставни распахнулись, а свечи погасли.

Теперь старика можно было хорошо разглядеть. при естественном свете он казался совершенно дряхлым и безумным, совершенно не сочитаясь со своим крепким жилищем.

- Люблю технику, – выцветшие карие глаза Кудесника блеснули безумием. – Когда магию признают опасной во всём мире, я буду на высоте! – он расхохотался, предвкушая победу, хотя одного взгляда на этого человека было достаточно, чтобы удостовериться, что если такое время и наступит даже в ближайшем будущем, его оно уже не застанет.

Он был стар и весел, при этом его весёлость граничила со злорадством, и назвать Кудесника приветливым было нельзя. Настроение этого старика очень гармонично сочеталось с его внешностью. Его маленькие глазки давно потеряли цвет (как, впрочем, и кожа), но в них временами вспыхивал хитрый огонёк, который, затухая, превращал старика в какую-то холодную статую. Во внешности его отличало всё: длинный острый подбородок, загнутый крючком вниз нос, густые седые лохматые брови, морщинистое чисто выбритое лицо с мешками под глазами и бесцветные губы, то и дело искривляющиеся в неприятной усмешке. Но всё же создавалось впечатление, что некогда он был весьма умён, и оставалась слабая надежда, что остатки былого разума ещё таятся где-то в недрах его больного мозга.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 30.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться