По лазоревому ветру

Размер шрифта: - +

15

Ближе к вечеру следующего дня они уже подходили к замку Фогуна. Лефир не думал, что будет столь неприятно ступать на территорию своего врага. Оказалось, что это действительно нелегко. Он мигом вспомнил всё, что происходило с ним в башне этого замка, и лишь мысль о том, что Элейна пошла с ним в Оуил, хотя ей было столь же неприятно посещать его, заставила принца никак не прокомментировать свои чувства. А они, эти чувства, нахлынули весьма резко. Должно быть, артефакт имел какой-то свой радиус действия, и теперь путники оказались под его властью.

Элейна шла молча, но потом вдруг остановилась в нерешительности, словно о чём-то вспомнив и сомневаясь, можно ли делиться своими мыслями с принцем.

- Лефир… - начала она, робко заглядывая ему в глаза. – Я бы хотела похоронить Фогуна…

Принц вздохнул: этого вполне следовало ожидать. Треклятый чародей был её другом, и она совершенно логично хотела придать его тело земле. Ничего удивительно. Но всё равно это коробило Лефириуса. Он не желал видеть Фогуна ни живым, ни мёртвым. Вообще было бы предпочтительнее вычеркнуть его из своей памяти, а не оказывать последние почести. Но зелёные глаза Элейны заглядывали ему в душу с мольбой, и он не мог устоять и настаивать на своём.

- Как скажешь, – нехотя подчинился он, рассудив, что помочь девушке всё же необходимо: сама она не справится, а если и справится, то неминуемо обидится.

Элейна благодарно кивнула, ничего не сказав, и направилась дальше. Поиск Фогуна не занял много времени. Они нашли окоченевшее тело чародея там, где девушка видела его последний раз. Животные не тронули мёртвого, и он лежал так, словно его убили не несколько дней назад, а совсем недавно. Элейна заплакала, едва увидев его вдалеке, и принц поспешил увести её от страшного места. Было совершенно неподходящее время для истерик, тем более, действие артефакта могло спровоцировать затяжной траур и излишне глубокую скорбь. Этого Лефириусу совершенно не хотелось. Причём равносильно не хотелось видеть Элейну удручённой и осознавать, что кто-то оплакивает его врага.

- Я сам всё сделаю, – решил он, и девушка снова молча благодарно кивнула.

Он проводил её в замок. Элейна, немного справившись с эмоциями, выдала Лефиру лопату из небольшой хозяйственной пристройки, и принц отправился к Фогуну, желая поскорей закончить с неприятной процедурой. Его враг был мёртв, но это ни капли не радовало, хотя и не огорчало. Желание отвязаться от него раз и навсегда затмевало все чувства. Принц выкопал глубокую яму прямо рядом с покойником, чтобы можно было, не прикасаясь к его телу руками, столкнуть в могилу. Так он и сделал, когда яма была подготовлена: ногами столкнул чародея вниз. Этот чародей оказался тяжёлым, так что сдвинуть его с места было не просто. Проделав всё это и закидывая землёй чародея, Лефир не испытывал ровным счётом никаких эмоций, кроме желания поскорее закончить с этим.

Когда о Фогуне напоминал лишь холмик сырой земли, Лефир с презрением посмотрел на последнее пристанище врага и пошёл в замок умываться. Он перепачкал в земле только руки, но с наслаждением умывал ключевой холодной водой и лицо, и шею. Хотелось смыть с себя даже воспоминания о чародее, словно вода могла забрать их с собой, впитываясь в землю. Лефир чувствовал, что это как-то абсурдно – хоронить того, кого ненавидишь, отгоняя желание оставить его тело на съедение падальщикам. Ненависть к чародею начинала преумножаться, стоило подумать о ней и впустить в свои мысли. Мужчина подумал, что очень хорошо, что Фогун уже похоронен – пожалуй, сейчас его бы не убедил даже умоляющий взгляд Элейны, и он и пальцем бы не пошевелил ради упокоения этого чародея. Тогда бы они рассорились, и неизвестно что было бы дальше.

Лефириус нашёл Элейну уже пришедшей в нормальное состояние, и даже глаза её уже лишь отдалённо можно было назвать заплаканными. Принца это порадовало. Она сидела на ступеньках и смотрела на него с теплотой.

- Спасибо… - прошептала она, и Лефиру показалось, что чувство благодарности вытеснило все печальные мысли из её головы.

От артефакты впервые была польза, и мусли девушки явно витали вдалеке от Фогуна.

Принц кивнул, принимая благодарность. Потом протянул ей руку, предложив:

- Приступим к поиску? Думаю, опасно оставаться здесь, поскольку артефакт может многое, и мне кажется, что он опасен…

Элейна улыбнулась ему уголками губ, опираясь на его руку и поднимаясь со ступеней.

- Да тебе всё кажется опасным - ты же человек! - она не стала ждать ответа, продолжив: -Я уже прикинула, где стоит искать в первую очередь, - похвасталась она.

Лефириус отпустил её руку и последовал за ней. Она не стала заходить в замок, а пошла вдоль его стен и в итоге привела его к неприметной дверце, ничем не выделяющейся в числе прочих, выходящих из замка. Дверь была не заперта, и это позволяло думать, что там не должно храниться что-то стоящее.

Одного взгляда было достаточно, чтобы безошибочно определить: они вошли в библиотеку. В небольшом помещении сплошь и рядом стояли полки с покосившимися рядами книг. На глаза Элейне попалась одна, совсем тоненькая, но выдвинутая так, что рука сама потянулась к ней. На обложке подчерком Фогуна было выведено: «Письмо ищущему».

- Так, магии тут не чувствуется… - прокомментировала она, изучая находку.

Элейна открыла на первой странице, и там обнаружилось и в правду письмо, написанное неторопливо и аккуратно:

«Забавно, что кто-то всё-таки решился найти эту ценную вещицу. Я не против. Думаю, мне уже всё равно, так что дерзай. Но учти, спрятан Усилитель на славу. Сможешь найти – и он твой. Это ведь ты, Лефириус? Я даже оставил тебе подсказку, но найти ты сможешь её в башне, в которую тебе не очень приятно возвращаться, верно? А найти её сможешь только ты. Вообще-то надо хранить секреты за тремя замками, но тебе стоит вернуться и поискать их под потолком места своего заточения. Угадай животное, чью шерсть нужно сжечь в моём кабинете, чтобы узнать, где тайник с артефактом. Дарую подсказку: тридцать один и двадцать восемь».



Анастасия Енодина

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться