По лазоревому ветру

Размер шрифта: - +

17

На привале Элейна раздобыла несколько упитанных птиц, явно разленившихся от своей упитанности и не сумевших вовремя скрыться от девушки. В этих местах путники были такой редкостью, что эльфийке было совсем несложно подстрелить птиц. Учитывая эффект неожиданости, её бесшумные шаги и умение стрелить из лука - у добычи не было шансов.

Принц в который раз порадовался, что она с ним: сам бы он промучился полдня, да и то вряд ли бы сумел поймать что-то стоящее. Он успокаивал себя тем, что выжил бы, питаясь всяческими травами, благо была весна. Хотя и в травах он смыслил ужасно мало. Глядя правде в глаза, он мог признаться, что путь без Элейны ему было бы не пройти. С другой стороны, без неё бы он никуда и не пошёл, остался бы в Оуиле... и как знать, чем бы это обернулось для него... Он не хотел об этом думать. Пусть он зависим от этой девушки, но это не казалось унизительным: она, вроде как, была влюблена в него и никогда не попрекала его бесполезностью. К тому же она была эльфийкой: ничего удивительного, что живущий дольше умеет больше.

Он был голоден. Элейна давала выпить какой-то отвар, пока они были в замке. Вроде как чувство голода притупилось, но лишь на время. Они очень давно не ели. Лефир подумал, что за время, пока он был в башне. привык голодать, так что сейчас это чувство не особенно беспокоило его.

Элейна уготовила участь повара принцу, а сама решила прочесть послание чародея, пока он возится с добычей. Вообще, она ожидала, что он откажется, но, как оказалось, принц и вправду отрёкся от своего прошлого и от своего прежнего положения в обществе. Кроме того, Лефириус оказался вполне приспособлен к походной жизни. Он ни разу ничем не выказал своего недовольства по поводу отсутствия элементарных благ цивилизации, и девушка за это его мысленно хвалила.

Когда девушка разводила костёр, отражённый в её глазах огонь заставил принца вспомнить и о казни, и о покинувшем его или на время затаившемся кошмаре. Он был рад, что она не стала сидеть рядом с костром, а отошла в сторонку и села на трухлявый поросший травой пень. Видеть эту девушку рядом с пламенем было неприятно. Мужчина даже удивлялся тому, что огонь не вызывает у неё самой страха. Ему почему-то думалось, что после несостоявшейся казни у неё должно было выработаться стойкое неприятие пламени костра, но нет. Элейна была избирательна и мудра: она ненавидела не пламя, чуть не поглотившее её, а Оуил, в котором это пламя было разведено. Почему-то самому Лефиру так не удавалось.

Удобно расположившись, Элейна развернула сложенный пополам листик, который всё еще норовил свернуться обратно в трубочку и решила всё-таки пересесть поближе к Лефириусу, который уже закончил ощипывать, обжигать и приправлять приготовлеными Элейной травами тушки птиц, и теперь просто следил за тем, как они поджаривались, насаженые на заострённые прутья. Элейна, которая так и не решилась пока прочесть письмо, пересела ближе к принцу, на траву, устроилась позади него, привалившись к его спине, и принялась читать.

« Элейна, раз ты читаешь письмо, это означает две вещи: что я уже мёртв и что ты решила понять мои действия. Другого я, в общем-то, и не ждал от тебя. Я никогда не говорил тебе «спасибо», и, пользуясь этой последней возможностью, всё-таки пишу: спасибо. Следовало сказать это ещё при нашей первой встрече. Итак, ты нашла Ракушку Эмоций. Она появилась в нашем замке незадолго до принца. Я был её хранителем долгие годы, и, возможно, именно она дала нам с тобой возможность понять друг друга. Эта удивительная вещица была спрятана в надёжном месте, когда мы обосновались в замке, далеко от него, но пришло время воспользоваться ею, чтобы преумножить страх, боль и отчаянье Лефириуса. Я был уверен, что он сломается быстро, но раз это письмо у тебя в руках, значит, я не учёл, что гордость и стремление сохранить свои тайны тоже преумножатся. Не верь принцу, ведь наверняка он попытается втереться к тебе в доверие. Если вдруг за пределами действия Ракушки он покажется тебе достойным сострадания, не допускай ошибок и не заблуждайся насчёт него. Он не должен знать, где Ракушка, потому что она нужна ему. Этот тип опаснее, чем ты даже можешь себе представить. Будь начеку. И не дай ему добраться до Офиреля. Кто это, ты скоро узнаешь, если не узнала до сих пор. Знай, что все эльфы в курсе и помогут тебе».

Она нервно сглотнула, оборачиваясь и глядя на жарившего птиц Лефира. Потом снова перечитала письмо и снова посмотрела на принца, отползая от него в сторону и тем самым привлекая его внимание.

- Что-то не так? – спросил он, заметив, с каким подозрением она его разглядывает.

Она начала говорить тихо и медленно, словно озвучивала постепенно приходящие в голову мысли:

- Ты хотел, чтобы мы спрятали артефакт… Ты хотел, чтобы я прочла письмо, когда мы будем уже далеко… Ты мог прочесть его, пока я охотилась или ещё раньше, пока я ходила на могилу Фогуна …- она бормотала всё это и смотрела на Лефира тревожно, с потаённым страхом, словно он был ожившим монстром, так долго носящим маску добродушия и теперь неожиданно скинувшим её и показавшим свою истинную сущность.

Принц быстро сообразил, к чему она клонит, резко встал от костра, отложив недожаренных птиц, развернулся и пошёл прочь. Ни слова не сказал в своё оправдание и не задал ни единого вопроса. Просто посчитал, что лучше уйти. Усилитель Эмоций остался далеко позади и уже не действовал, но сильное желание поскорее убраться отсюда охватило Лефириуса в считанные секунды, заставляя покидать поляну, на которой стоял ароматный запах жареной дичи.

Она верила чародею. Следовало догадаться, что Форун напишет что-то, направленное против него, это не казалось удивительным, в отличии от того, что недавно переспавшая с ним эльфийка по-прежнему доверяла больше странному во всех отношениях чародею.

- Куда ты? – почти вскрикнула Элейна, растерянно глядя на удаляющегося мужчину и не зная, что делать, если он не ответит.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться