По лазоревому ветру

18

Эльфы, которые начали попадаться на пути при приближении к их территории, смотрели на Лефира с неподдельным интересом, причём взгляды их были добрыми. Принц подумал, что их глаза вполне умеют отражать чувства, если только сами обладатели этих глаз им это позволяют. В связи с этим открытием он подумал о Элейне и о том, что она никогда не скрывала от него своих эмоций. Он посмотрел на неё и улыбнулся, когда она заметила его взгляд. Он не был одинок, и это немного успокоило принца. Он даже перестал ожидать подвоха от Алариана.

 На Элейну смотрели тоже, но взгляды эльфов быстро переключались на Лефириуса. За время жизни в Оуиле он привык быть в центре внимания, но то было внимание вполне оправданное и внимание его народа. Сейчас же его изучающе рассматривали совершенно чуждые ему создания, и он чувствовал себя неуютно под этими взглядами от того, что не понимал их причины, и ему казалось это противоестественным и настораживающим. Хотя это было ещё ничего по сравнению с тем, что творилось в его душе до того, как он понял, что эльфы не враждебны к нему.

Никакой городской стены или чего-то подобного, что характерно было для людских городов и поселений, принц не увидел. Он вообще не понял, когда они ступили на территорию эльфийского города. Может, это был вовсе и не город, а окраина их государства. А, может, и государства, как такового, у них не было. Всё это было столь неважно Лефириусу, что он даже не особенно и задумывался над этим и уж тем более не задавал вопросов. Он не смотрел на дома, не любовался красотами природы, а лишь ловил на себе взгляды эльфов и пытался прочесть по их глазам хоть что-то, что бы помогло ему поскорее разобраться в их отношении к нему.

- Почему они так на меня смотрят? – всё-таки решил спросить он не то у Элейны, не то у Алариана, не то у шедшей рядом с эльфом эльфийки, чьё имя совершенно не запомнил. – Они никогда не видели человека?

- Они никогда не видели тебя, – охотно пояснил эльф, но это объяснение ровным счётом ничего не дало принцу.

- Они знают, кто я? – удивился он, ведь жители Иллэдона и Северного Догорма никогда не пересекались, и потому знать его им было неоткуда, разве что по рассказам спасшего Элейну эльфа, а он мог расписать его не самым лучшим образом.

- Они  – да, знают, кто ты… но знаешь ли ты сам? – ответил Алариан, и Лефир понял, что спрашивать бесполезно, однако эльф сам стал говорить с ним: - Мы пойдём прямо в гости к одному эльфу, хоть он и просил меня этого пока не делать… Но вы пришли сюда, и…

Кассилиель неодобрительно глянула на него и пояснила гостям:

- Он всегда поступает так, как ему кажется правильным. И ему неважно, что будут чувствовать другие.

- А вот и неправда! – наигранно возмутился эльф. – Итак… - он остановился около домика, что притулился под раскидистым деревом: это было первое встреченное ими жилище. – Сейчас он там, внутри, и мы застанем его врасплох, – для большей убедительности эльфу не хватало только довольно потереть руки и притворно злорадно расхохотаться, но он этого не сделал, из чего можно было заключить, что он не дурачится и всё, что он говорит, довольно-таки серьёзно. – Вы идите, а у нас ещё есть дела, – он глянул на свою невесту, и она кивнула:

- Идите. Вам нечего опасаться.

Лефир не разделял её уверенности, но подошёл к двери и замер в нерешительности. Ему казалось, что, стоит открыть дверь, в него полетят стрелы и проклятия. Казалось, что лучше развернуться и уйти. И всё-таки он не сделал этого, положил руку на деревянную ручку двери и, подумав, дёрнул на себя. Распахнув дверь, он замер, всё-таки ожидая чего-то враждебного. Если не стрел и проклятий, то чего-то подобного, но менее опасного. Но ничего такого не произошло.

Стоило отвориться двери, как занятый чем-то эльф бросил на вошедших быстрый взгляд, встал с места и отвернулся к окну. Причём столь шустро, что растерянный Лефириус и не менее растерянная Элейна не успели разглядеть его. Со спины он ничем примечательным не выделялся, и было неясно, что в нём особенного, кроме нежелания видеть гостей при том, что всем прочим обитателям этого поселения принц был интересен.

- Прости, – сказала Элейна, обращаясь к стоящему спиной к ним эльфу. – Алариан сказал нам прийти сюда… Мы устали, и совершенно не способны сейчас размышлять логически и принимать правильные решения… Прости, если мы не вовремя… или если… - она не стала договаривать, поскольку собеседник по-прежнему стоял к ней спиной и никак не реагировал на её слова.

Эльф тем временем тяжело вздохнул и немного ссутулился, будто желая стать меньше и незаметнее. Пришедшие робко стояли у двери, не зная, как себя вести и что ещё можно сказать. Ссутулившаяся фигура эльфа показалась принцу смутно знакомой, хотя это могло лишь показаться – единственный эльф, с которым ему доводилось прежде пересекаться, остался там, за стенами этого дома.

- Думаю, это мне следует извиняться… - чуть слышно произнёс эльф, поворачиваясь к гостям и подходя к ним ближе.

Элейна ещё не понимала, в чём дело, но Лефир выглядел так, словно увидел то, что меньше всего мог ожидать и оттого оцепенел. Впрочем, так оно и было. Для девушки этот эльф не был каким-то особенным, разве что черты его лица не казались столь изящными, как у большинства представителей его расы, а взгляд был каким-то странным, словно виноватым и испытующим одновременно, при этом эльф явно был крайне растерян. Девушка, быстро определив, что изучение внешности эльфа света на проблемы не прольёт, посмотрела на принца, надеясь хоть по его реакции что-либо понять.

Лефир же смотрел в знакомое лицо, на котором застыло выражение крайней степени замешательства: он понимал, что когда-нибудь ему придётся встретиться с принцем, что это время приближалось с каждой минутой, ведь он отлично знал, что Лефир вошёл на их земли. Просто он понимал так же, что никогда не будет готов к этой встрече.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 30.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться