По лезвию катаны

Похороны

Утро началось не очень радужно. Маме вчера позвонил директор школы и сообщил, что сегодня утром будут проходить похороны Ники. Моя мама в первый же учебный день вступила в родительский комитет, поэтому еще со вчерашнего дня она вместе с остальными родителями успела съездить в церковь и обговорить все нюансы.

Ника была моей одноклассницей с параллельного класса. Мы с ней не особо ладили, но я всё равно хотела присутствовать на похоронах в знак уважения.

По затянувшимся тучам можно было понять, что скоро пойдёт дождь.

Спустившись на первый этаж, я увидела своих родителей. Они также были одеты во всё чёрное. В маминых руках находился огромный букет красных гвоздик, которые она купила вчерашним вечером.

Папа, попивая кофе, сидел за обеденным столом, и всё время посматривал на часы. Он слегка нервничал, потому что после похорон ему нужно будет ехать на работу сквозь огромные пробки. Его это не очень-то и радовало. Он, скорее всего, опоздает и это может серьёзно отразиться на его делах.

– Привет, дорогая, – папа, допив свой кофе, подошёл ко мне и поцеловал в лоб. – Жду вас в машине. – Он взял с полки ключи от машины и быстро вышел из дома.

Мама суетливо начала поправлять свою причёску, после чего достала маленькое зеркальце из миниатюрной чёрной сумки и проверила свою помаду. 

– Как я выгляжу, не слишком броско? – Спросила меня мама и с нетерпением принялась ждать моего ответа.

– Мам, ты в чёрном, – ответила я. – Там все так будут выглядеть, так что всё нормально. Кстати, нам уже пора выходить. Папа там уже, наверное, с ума сходит.

– Тогда выходим. Ты же готова?

– Да, уже давно, – ответила я поправляя платье.

Мы вышли из дома. Папа сидел в машине и нервно постукивал пальцами по рулю. Увидев нас, он тут же взбодрился и завёл машину. Мы быстренько подошли к машине и сели на заднее сиденье.

Всю дорогу до кладбища мы ехали в тишине. Папа то и дело проверял свой мобильник на случай, если вдруг там окажутся пропущенные звонки с работы. Спустя минут десять мы уже подъезжали к кладбищу. Папа долго искал место, чтобы припарковать машину. Почти все парковочные места были заняты.

Мама сразу же увидела знакомых женщин из родительского комитета и направилась к ним. Папа же остался сидеть в машине. Мне нечего не оставалось, как начала искать знакомые лица среди множества незнакомых людей. Вскоре увидев в толпе Лизу, я сразу же рванула к ней.

– Привет, – сказала я, обняв её за плечи.

– Привет, – радостно воскликнула она. – Как хорошо, что ты приехала. Я жуть как боюсь мертвецов и всего того, что связано с кладбищем. Чувствую себя здесь не комфортно.

– А чего ты хотела? Это же похороны. Кстати, ты не видела Вику? Надо к ней подойти и принести ей свои соболезнования.

– Видела, но лучше сейчас к ней не подходить. Она не желает ни с кем разговаривать тем более с одноклассниками. Поверь мне, я пыталась подойти, но она меня проигнорировала.

– Это не удивительно. Она пережила страшное горе, тем более умер её близнец. Не дай бог кому-нибудь из нас оказаться на её месте.

Наш разговор прервала Лизина мама. Она сказала, что нам уже пора идти к остальным одноклассникам, так как через пару минут начнётся церемония прощания.

Мама Ники едва стояла на ногах. Под руку её держал какой-то мужчина лет сорока. По всей видимости, это был её брат. Нам всем было очень трудно сдерживать слёзы, наблюдая за всем происходящим.

Я старалась не смотреть на гроб. Перед глазами стояла жуткая картина, когда Ника лежала с открытыми глазами на полу школы и смотрела на меня. Оглядевшись по сторонам, я увидела Дмитрия. Он, опустив голову, стоял в своей полицейской форме позади всех.

Переведя взгляд с Дмитрия на Лизу, я увидела, как по её щекам стекали слёзы, она взяла меня за руку и крепко сжала её.

Похороны прошли, если можно так сказать, без происшествий. Мама Ники всё время плакала и не отходила от гроба. Вики всеми силами пыталась поддержать свою мать, еле сдерживая подступающие слёзы.

Наши с Лизой мамы сразу же нашли общий язык и начали обсуждать происходящее. Вскоре все присутствующие начали расходиться за исключением Вики и ее матери. Они продолжали стоять у могилы.

Мне захотелось развеяться, поэтому вместо того чтобы ехать домой я попросила папу отвезти меня в кафе. Ему как раз было по пути. Он, недолго думая, согласился.

Через десять минут я уже сидела в полюбившемся кафе MOON, в котором мы обедали в первый день знакомства с ребятами. Помню, как слегка волновалась перед встречей. Тот день я запомнила навсегда. С него началась моя новая история.

Погода была ужасной, на улице уже лил сильный дождь.

Когда мне принесли мой заказ, к моему великому несчастью,  салат оказался недосоленным. Слава богу, на столе стояла солонка. Взяв солонку, я начала её трясти, но солонка оказалась пустой. Мне ничего не оставалось кроме как  подойти к стойке обслуживания, и попросить менеджера поменять её.

За моей спиной находилась входная дверь. Краем уха я услышала, как кто-то зашёл и начал стряхивать капли со своего зонта. Я не обратила на это особого внимания и продолжила стоять и ждать менеджера. Менеджер вскоре вернулся и передал мне наполненную солонку. Взяв её в руки, я резко обернулась и сделала шаг вперед. И вдруг меня что-то остановило, вернее сказать кто-то. Прямо передо мной стоял крепкий мужчина, грудь которого упиралась мне прямо в лоб.



Жанна Борисова

Отредактировано: 30.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться