По лезвию катаны

Размер шрифта: - +

День девятый

Веки были тяжёлыми как свинцовые блоки. Голова ужасно кружилась, казалось вот-вот и я снова отключусь. Нужно было собраться с силами и попытаться разведать обстановку. Комната, в которой я находилась, больше походила на какой-то старый подвал. Часто можно было услышать звук пробегающих мимо меня огромных жирных крыс. Они то и дело пытались залезть мне на колени, чтобы укусить за что-нибудь. В этот момент я с ужасом и криком начинала дрыгать всем, чем только могла, и от этого они убегали. Но вскоре, будто бы забыв обо всем, возвращались и пытались повторить попытку. Пол, на котором я сидела, был зверски холодным. Казалось будто бы под землёй находилась холодильная камера. Запах был невыносимый, похожий на запах запёкшейся старой крови. Также можно было почувствовать запах сырости и плесени.

Мне всё-таки с трудом, но удалось открыть глаза. Это мне не помогло, так как вокруг стояла кромешная пугающая тьма. Я не понимала, что я здесь делаю и как сюда попала.  В этот момент меня охватила жуткая паника. Я начала кричать изо всех сил и просить о помощи, но кроме своего голоса и повторяющегося эха ничего не было слышно. Стало понятно, что я была заперта глубоко под землёй, в комнате похожей на бункер.

Я попыталась встать, но сделав шаг, тут же упала. Кто-то или что-то дернуло меня за ногу. Трясущимися руками я дотронулась до своей лодыжки и поняла, в чём была причина моего падения. К ноге была прикреплена металлическая холодная цепь. Все мои попытки освободить ногу не увенчались успехом. Я уже была готова сдаться, но всё же какая-то надежда не покидала меня.

Вдали стали слышны какие-то шорохи похожие на мужские шаги. Я тут же закрыла дрожащими руками свой рот, чтобы не было слышна ни единого звука. Моё сердце от страха готово было выпрыгнуть из груди. Казалось, будто его стуки слышны повсюду. Шаги всё приближали и приближались, а мною всё больше и больше завладевала паника от мысли, что может случиться что-то страшное.

Шаги резко прекратились. Я уже подумала, что всё обошлось и не спеша начала убирать руки ото рта. Тут комнату озарил яркий искусственный свет, лампочка надо мной начала светиться. Кто-то включил свет, я почувствовала резкую боль в глазах и закрыла их. Глаза слезились. Через острую боль, я попыталась открыть их. Передо мной стоял нечёткий силуэт мужчины.

Мужчина стоял примерно в пяти метрах от меня. Глаза постепенно начинали привыкать к яркому свету. Только тогда я заметила лежащее тело человека в полицейской форме в самом углу комнаты. Присмотревшись я поняла, что это был Дмитрий. Он лежал на спине, голова была разбита, всё тело было в крови. От увиденного по коже пробежал жуткий холод, меня как будто окатило ведром холодной воды. Я изо всех сил начала кричать его имя в надежде на то, что он очнётся, но мои попытки не увенчались успехом. Дмитрий продолжал лежать на спине, не подавая никаких признаков жизни.

Я поняла, что это конец. Дмитрий был мёртв, его лицо уже приняло бледный цвет лица. Я не хотела верить в то, что его больше нет. Слёзы без остановки ручьём лились из моих глаз, голос хрипел и дрожал.

Оторвав свой взгляд от мертвого тела Дмитрия, я с яростью посмотрела прямо в лицо человеку в чёрном. Внутри меня всё горело от ненависти и злости к нему. Тут я окончательно потеряла дар речи. Передо мной в чёрном спортивном костюме стоял Макс. В руках у него была тонкая веревка. Он смотрел на меня с ехидной улыбкой, не говоря ни слова.

- Что ты наделал!? – Вырвалось у меня из груди. – Ты же убил его, я тебя ненавижу. – Надрывая связки, кричала я Максу.

Макс продолжал смирно стоять и смотреть на меня. Когда я уже не могла больше кричать и силы окончательно покинули меня, он начал, не спеша приближаться ко мне, всё с той же противной улыбкой. Я замерла и приготовилась ждать худшего. Обойдя меня, он аккуратно присел за моей спиной. Я старалась не оборачивать, но слышала его дыхание позади себя.

Внезапно я почувствовала режущую боль в горле, на автомате я схватилась за шею и поняла, что на ней была веревка. Макс накинул мне ту самую тоненькую веревку, которую он держал в руках, прямо на шею и принялся душить. Перед глазами начало темнеть, воздуха совсем не хватало, я начала хрипеть. В отчаянии я принялась царапать его лицо, но он продолжал меня душить. Я поняла, что это всё.

Открыв глаза, я не сразу поняла где нахожусь. Лишь спустя пару секунд всё начало приходить в норму. Я лежала в своей постели, в своей родной комнате. На лбу выступил холодный пот. Казалось, сердце бьётся со скоростью сто восемьдесят ударов в минуту. Я всё еще ощущала нехватку воздуха. «Приснится же такое» – подумала я, поднимаясь с кровати.

- Дорогая, ты уже проснулась? – Донесся мамин голос из гостиной.

- Да, мам. – Крикнула я в ответ, стряхивая ладонью холодный пот со лба. 

- Тогда спускайся завтракать, мы с папой тебя ждём.

Поднявшись с кровати, я сразу же спустилась вниз на кухню. Запах стоял фантастический, мама приготовила свой фирменный клубничный пирог. Он стоял на кухонном столе и ждал, когда же его начнут кушать. От него всё еще шёл горячий пар.

Стол был накрыт на три персоны, папа уже сидел за столом, разглядывая свой ежедневник с пометками, понятными только ему. Он был как обычно в деловом костюме, только на этот раз без галстука. Я подошла к папе и поцеловала его в щёчку, он тут же отвлёкся от ежедневника и с улыбкой на лице поцеловал меня в ответ.

- Ты ещё даже не переодела пижаму? – Удивился он, осмотрев меня с ног до головы.

- Да, ещё не успела. – Ответила я ему, садясь за стол.

- Любимая, ты ещё долго? Мы с Евой уже собрались, не хватает только тебя.

- Бегу, бегу. – Торопливо ответила мама из гостиной, снимая с себя кухонный фартук.

Мама выглядела безупречно. Яркий, но при этом уместный макияж, укладка, белое облегающее платье чуть ниже колен и аккуратные бежевые лодочки. Мама выглядела словно киноактриса.



Жанна Борисова

Отредактировано: 24.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться