По морям, по волнам

Размер шрифта: - +

Глава 8

 

По склону, к каменной, почти неприступной, вершине люди ползли весь тяжкий день. Наступила ночь. Гризли нервничал и часто оглядывался на восток. Там серо-седой луч над каменными пиками предвещал восход луны.

— Я не знаю, идут за нами хищники, или нет, — шипел Теодор. — Но если идут, то беда. Шакалы — это стая, и они могут вместе одолеть даже носорога!

Небо приобрело цвет пепла и, наконец, угрюмо темневшая впереди громада засеребрилась, уступы подъема на относительно ровной поверхности гранита выделились чёрными силуэтами. Взошла луна. Крепко сжимая ружья и копья, поминутно оглядываясь и прислушиваясь, люди шли в ряд по одному вдоль скал, медленно поднимаясь к вершине. Они спешили за ночь забраться максимально высоко, чтобы покинуть мрачное открытое каменное пространство, удобное для охоты на самих охотников.

Ранее раздававшиеся лай и тявканье — почти стихли, лес внизу под горой молчал, выжидая. Все вымерло вокруг — только хруст мелкого камня, да быстрые шаги нарушали тишину. Интуитивно люди держались вблизи утесов, отбрасывающих мрачные зыбкие тени. Шагая след вслед, они, наконец, свернули к порогу центральной вершины и вступили на длинную гранитную площадку, резко поднимающуюся вверх. Наконец, Мак Уак встал и, круто развернувшись, стал слушать. Ден, Боб и все остальные напряглись, но никто ничего не слышал. В мире царили тишина и ночь. Наконец, охотник, ведущий отряд, осторожно ускоряясь и не реагируя на тихие перешептывания моряков, двинулся вперёд. Глаза их чернокожих спутников в свете ночного светила жутковато сверкали. Так, в напряженном молчании, они прошли ещё с тысячу шагов.

— Кто-то идёт за нами, — наконец возвестил Огг и прилёг к дороге. Ден повторил движение темнокожего, а Гризли стоя, щурил глаза и пробуя хоть что-нибудь увидеть в мёртвой  завесе света луны, скрывающую темноту. Огг, прижав ухо к камню, слыша только своё  дыхание. Но эта грозная тишина вокруг сильно беспокоила. Наконец, раздался слабый звук, переданный гранитом. Он участился, периодически звуча чёткими металлическими: клик-клик! Огг поднял голову, и звук мгновенно исчез. Мак Уак, тоже лёг на камень, слушал лежа на гранитной тропе, прикладывая то одно, то другое ухо, а затем вдруг подскочил:

— За нами идёт зверь. Плохо... Огромный. Не знаю, кто. У него когти, не когти — ножи... Это не слон и не пума, это не зверь...

— Ерунда, что значит не зверь? Буйвол или носорог, — высказал предположение Боб, нервно озираясь. Но командир охотников только махнул головой:

— Нет, это демон! — решительно сказал негр. — Надо бежать. Большой, очень большой, демон... — шептал он.

— Вперёд, скорее! — решился  Огг, и люди суматошно побежали, не опасаясь уже трещин в гранитной скале — страх гнал их вперёд. А сзади, уже слышный всем, звучал металлический стук тяжёлой поступи. Ускоряющиеся шаги говорили охотникам, которые вдруг сами стали добычей, что кто-то там внизу уже перешёл на бег и решил догнать их. Клик, клик, клик! —  звук настигал, становился всё ближе. Теодор оглянулся и увидел серый расплывчатый силуэт, бледной тенью догонявший отряд.

— Догнал! Нам больше нельзя бежать. Находиться к нему спиной — это гибель!.. — крикнул Гог.

— Будем биться! — проворчал Мак Уак.

Охотники встали двумя полукружиями в паре метров друг от друга и повернулись лицом к  мрачному монстру, настигавшему их в тишине ночи. Зверь молчал, как сама тьма, — за всё это время он не проронил ни звука, и это странное для хищника поведение ужасало. Люди стояли, напряжённо вглядываясь в темноту. Плечом к плечу. Чёрный и белый. До боли в руках сжимая и копьё и винтовку. До рези в глазах вглядываясь в тёмное густое марево тепла, уходящего вверх от камня в небо.

Наконец, контуры чудовища очертила ночь. Не больше двухсот метров оставалось до людей, когда монстр приостановил свой подъем, уже наверняка зная, что ужин не уйдёт. Охотники ещё никогда не видели такого зверя... Он был огромен и высился над людьми на четыре метра. Массивные кожистые, как у гигантской курицы, лапы заканчивались мощными птичьими когтями. Верхняя половина туловища сильно возвышалась и выглядела уже. На тонкой подвижной шее прямо сидела длинная, слегка сплюснутая с двух сторон, совершенно лысая, голова, с высоким заострённым гребнем. Узкий клювообразный рот, с крупными игольчатыми зубами, был приоткрыт, и оттуда вырывались потоки смрадного гнилостного запаха. Маленькие глазки горели тупой яростью. Зверь развернул сложенные зонтом передние лапы, раскрыв перед оцепеневшими от ужаса людьми огромный парашют перепончатых крыльев. Каждая перепонка заканчивалась огромным крюком. Размах крыльев был невероятен! Узкая грудь, плечи и загривок не подавляли массивностью, но громадные толстые лапы с когтями, вывернутыми наружу, зловеще стучали, нагоняя ужас. Монстр двигался, словно переваливаясь, и опирался при ходьбе не только на мощные  птичьи лапы, но и на крюки, расположенные на жёстких крыльях летучей мыши. Голова его возвышалась высоко над землёй, но гигантский рот-клюв, тянул её вниз, опуская в половину роста.

— Кто это?! Дьявол? — глухо шепнул Ден, кусая внезапно пересохшие губы.

— Не знаю, — еле смог ответить Теодор.

Между тем, чудовище остановилось. Маленькие круглые, глазки зажглись интересом. Голова на тонкой шее описала небольшую дугу, и из клюва-глотки раздалось змеиное шипение... Гребень раскрылся и ещё добавил роста чудовищу. Оперевшись на кожистые крылья, с загнутыми внутрь огромными, в половину человеческой руки, когтями, он готовился к нападению: Клинк, клинк... Клинк... В его поведении, в жутком молчании, во взгляде маленьких злых глаз, расположенных по бокам от узкого лба, было что-то первобытное. Люди осознали, что чудовище, появившееся перед ними — из другого, старого мира, чудом сохранившееся до наших дней. Плечом к плечу они встретили ночной кошмар. На миг чудище остановилось, а затем, издав повторное зловещее шипение, внезапно ринулось на отряд. Открылась пасть, множество мелких крючкообразных зубов заблестело в лучах луны.



АИ

Отредактировано: 15.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться