По морям по волнам. Часть 2

Размер шрифта: - +

Глава 23

Его Преосвятейшество, Пэр Высокого Престола Великого Роммского Триумвирата Папа Фернан Алекс Руиллиди Мариолани сидел ссутулившись на кровати и выздоравливал после нелепой коревой простуды, унёсшей его двоих сыновей. Рядом с ним спала, разметав по подушкам великолепный каскад волос, красавица. Но он хотел нового свежего тела, других ощущений и слов. Сегодня ночью Папа понял, что хочет свою одиннадцатилетнюю дочь. Дочь от этой своей любовницы. Вздохнув, святой отец наклонился и поцеловал женщину в лоб. Та, находясь во власти сна, одними губами улыбнулась властителю.

— Я покидаю тебя, моя дорогая, — сказал падре. — Отдохни. Ты сильно устала. Шалунья Валентина не выходила из его головы.

Детская находилась в другом конце анфилады огромного замка, и Святой Отец неторопливо шёл по наборному полу из карерского мрамора с невероятными по красоте и сложности вставками лазурита и авантюрина. Достигнув поворота в огромный восьмисотметровый коридор, он остановился. Там в конце пути, в центральном молельном зале, чьи двери выходят на площадь Всех Святых, над его троном висел династический герб, на котором ярко горели только две звезды. Его звезда, как правителя Великого Роммского Триумвирата и вторая, свет которой разъедал душу и заставлял бояться теней, густо разрастающихся по углам огромного дворца. «Погаснут звёзды — не погаснет династия!» — Так гласило предание! «Герб сам покажет дорогу к новому правителю, и не возможно изменить желание огненной саламандры!». Но пока Мариолани жив, у него есть надежда на будущее! Использовав все три разрешения на брак и очистив огнём душу последней жены-ведьмы, он мог иметь сына только от плоти своей! Его Преосвятейшество, глубоко вздохнув, двинулся дальше по нескончаемому коридору.

Девочка готовилась ко сну. Неожиданный скрип двери заставил одновременно вздрогнуть и няню, и Валентину. Они повернули головы, и служанка низко поклонилась вошедшему.

— Мы не слышали Вас, отче...

Он знаком показал женщине на дверь, а сам вошёл и сел на кровать.

— Почему ты не спишь, моя роза? Я пришёл на свет, горящий в ночи.

— Цикады сошли с ума и кричат так громко, что едва слышно голоса. — Девочка прижалась к отцу, а тот понял, что в комнате душно.

Он приподнял её лёгкое тело и поднёс к окну. Халат распахнулся и упал.

— Смотри, как прекрасны звёзды!

— О, я люблю тебя, Папа! — девочка в безотчетном порыве прижалась к отцовской голой груди.

— Ну, тогда пора спать, — сказал он и будто случайно дотронулся до её интимного места, поглаживая...

— Не урони меня! — строго сказала маленькая плутовка.

— Это невозможно, моя прелесть! Сегодня я буду спать с тобой!

Мариолани продолжал ласкать мягкое податливое естество, и дрожащая от нетерпения рука становилась все уверенней!

Наконец, больше не надо было притворств. И сказав:

— Раз, два, три! — он повалился на неё, а она застонала...

Святой Отец ходил к своей Богине ежедневно, и вот однажды утром на гербе робко зажглась третья звезда!

 

***

На этот раз Бурый выбрался из вязкой тьмы к свету, но оказался на дне высохшего колодца. Там, на верху, нарисованным пятном висело голубое небо, но высота стен не позволяла оборотню даже надеяться на избавление. Солнце быстро разогнало туманную зыбь и мглу, дав возможность Бурому согреться, но очень скоро, взойдя по небосводу и встав в зенит, оно опалило пленника. Колодец был пуст, и жажда, неумолимо, подобралась к волку, вместе со зноем, не давая возможности скрыться и медленно поджаривая тело.

Надежды на избавление не было, но неуёмное желание жить  глушило боль в израненной душе. Волк долго кружил по каменному кругу, пока изрезанные лапы позволяли наступать, но полдень раскалил каменный мешок, и силы окончательно покинули обожженное тело. Он уже свернулся в кольцо и приготовился ждать избавления, когда перед ним появилась огромная зелёная ветвь, да ветер, принёсший прохладу и избавление от жара. Он напрягся и переполз на волшебный зелёный ковёр, мир закружился, и Бурый... Открыл глаза!

Оглядевшись, измученный оборотень осознал, где он находится. А увидев Рамсеса, облегченно вздохнул и, наконец, провалился в сон, спасительный для усталой души.

***

Таких бурных и удивительных событий Станислав, даже как следует порывшись в своей биографии, вспомнить не мог.

На глазах удивлённых моряков, божественная дева, мирно спавшая в храме, развила кипучую деятельность.

В три хлопка жрецы, до этого лежавшие неподвижно, вскочили и построились в два ряда. Оборотень встала на четыре лапы, и колонна, возглавляемая белоснежной собакой, двинулась к пристани, у которой раздувала пары яхта.

По трапу незнакомки вошли так, как входят к себе домой. Жрецы невесть откуда извлекли кучу плетёных корзин и, аккуратно поставив их на палубе, исчезли. Капитан и команда, с приоткрытыми ртами, отдали швартовы, и яхта отчалила, взяв курс на Бейджинг.

Вечером в столовой собравшиеся, попытались поговорить с двумя странными пассажирками.

— Если я не ошибаюсь, Вы говорите на Общем? — начал капитан.

— Да, мы понимаем этот язык, на котором говоришь ты, — сказала Спящая красавица. — Я, никогда не знавшая мужчины, плыву туда, куда мне указала судьба.

Потом она неспешно обвела всех присутствующих взглядом и произнесла:

— А есть ли у Вас те, кто не имеет жён?

Боб хмыкнул и приосанился; Хьюго покраснел, а Деннис отложил столовые приборы.

— К чему Вам, леди, эта информация? — невозмутимо продолжал обед Станислав.

— Мне и моей спутнице нужны мужья. Ей для создания нового клана, мне для спасения своей души. Увидев Вас, Клео поняла — с вами наша судьба. Клео многое видит.



АИ

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться