По одному пути

Размер шрифта: - +

Глава IV. Старые знакомые

Пантидера и Вальдер почти сутки без передышки мчались до ближайшего города. Они хотели быть как можно дальше от того места, где остался спящий охотник среди четырех трупов.

Вальд поразил двуликую богатой фантазии, проявленной в ловушках и обманках, и магических запасом. Он создал пять клонов, и это, если ещё учесть, что не каждому магу один-то под силу!

Двуликий несся и не жалея ног, но когда целительница заметила. что у Пепла изо рта капает белая пена, она испугалась и принялась останавливать упрямца. Он ворчливо обратился, оделся и на большее его не хватило – свалился в обморок от физического и магического истощения. Девушка вздохнула, закинула Вальдера на одно плечо, сумку и седло – на другое, и продолжила путь на своих двоих.

С детства у нее была невероятная физическая сила, появление которой не было объяснений. Однажды благодаря ей она даже зарабатывала приличные деньги, работая вышибалой в дорогих заведениях. С возрастом сила только росла; в шестилетнем возрасте девочка без усилий поднимала дубовый стол, в десятилетнем – шкаф, в двенадцатилетнем – хозяина. Чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, она крайне редко демонстрировала свои способности. Зато как она помогла ей сейчас! – за полдня целительница прошла около пятнадцати тысяч шагов. Дальше идти она уже не могла – садилось солнце, от усталости слипались глаза, на плече и у Вальдера на животе появились синяки, впрочем, парню она всё сразу же вылечила, как увидела. Лечить себя она не могла, приходилось полагаться на регенерацию.

Двуликая не стала разводить костёр, но из-за холодных ночей она решила подальше засунуть свое упрямство, и легла спать рядом с напарником. Заснуть, однако, не получалось; плаща под ними на двоих явно было мало, а дрожащий рядом друг по несчастью не давал совести утихомириться. Пантидера и сама замерзла, но истощенный, да еще и простывший Вальд беспокоила ее куда больше.

Девушка обреченно вздохнула и стала быстро раздеваться. Одежду она запихала под бок мужчине, а сама с неохотой сменила ипостась. С рысьей шубкой стало теплее, и рысь надеялась, что ее тепла хватит на двух замерзших оборотней. И стоило ей улечься сверху на Вальдера, как тот моментально сжал ее в своих крепких объятиях. Пантидера, мысленно ворча, устроилась поудобнее, точнее попыталась, и, положив парню на плечо свою ушастую голову, она наконец-то провалилась в блаженный сон.

 

***

Церковный маг раздосадовано метался по комнате, не обращая внимание на мебель, попадающуюся на его пути. Только что пришло магическое уведомление о том, что один носитель связного амулета умер. Раз умер он, значит, погибли и другие. Монах передал новости остальным отрядам, а тому, у которого была ищейка, приказал отправиться к погибшей группе на расследование. Вскоре он уже не успевал принимать отчёты от других групп. Каждый из них утверждал, что они засекли беженку и ведут погоню за ней. Всё бы ничего, но относительно карты это происходило абсолютно в разных местах. Еще позднее отряд с ищейкой сообщил, что они нашли выжившего охотника, однако он абсолютно ничего не помнил. Причём заклинателем был явно не их объект. Маг выругался. Появившийся союзник рушил все его планы.

– Господин Шинид, – раздался в его голове голос одного из подопечных монахов. – Мы попались в магическую ловушку.

– Что?!

– Господин, – услышал он другого монаха. – Мы угодили в магические силки!

– Черт! – выругался Шинид, срывая с шеи амулет. – Адское отродье!

Он ещё какое-то время метался по многострадальной комнате, затем принял решение. Маг связался с теми, кто выжил и был на связи, и дал следующие указания:

– Оставайтесь на месте. Группа с оборотнем продолжает погоню за объектом. Остальные дожидаются моего прибытия.

– Но ваш энергетический запас… – начал кто-то в ответ.

– Восстановится за то время, пока я до вас доберусь. Конец связи! – рявкнул он и отключился.

 

 

***

Вальдер проснулся от того, что кто-то нагло щекотал его нос чем-то пушистым. Он нехотя открыл глаза и с изумлением обнаружил на своей груди живой мурчащий большой комок меха. Однако для простого животного этот комок весил на удивление много. Двуликий осторожно провел рукой меж ушек с чёрными пышными кисточками и сразу же услышал, как урчание стало прерывистым. Мокрый нос уткнулся ему в шею, а спустя несколько ласковых поглаживаний парень ощутил на горле острые клыки и услышал угрожающее раскатистое рычание.

«Доигрался», – с досадой подумал Вальд, отдергивает руку от вздыбленного загривка рыси. Клыки исчезли, зато появилось немаленькое давление на грудную клетку. Рысь уперлась лапами в его грудину и ребра и поднялась, выпрямившись во весь рост. Это был притягательно красивый зверь. Темная с медным отливом пушистая шерсть на поджаром теле завораживающе сверкала в лучах восходящего солнца. Длинные стройные, но мощные лапы, обладали упругими подушечками и острыми крупными когтями. Ушастая голова настороженно склонилась к лицу мужчины, изучающе разглядывая его бледно-зелеными глазами.

Он так бы и смотрел в эти глаза, если бы его не отвлекло странное движение за спиной рыси. Парень скосил глаза и с удивлением обнаружил длиннющий пышный хвост. Он восхищенно вздохнул, разглядывая эту часть тела, выраженную больше, чем закладывала природа. Вальдер протянул было к нему руку, но щелкнувшие в пяди от пальцев клыки красноречиво намекнули о неприкосновенности этой важной конечности. Парень расстроенно поджал губы, вернул взгляд на усатую мордашку и примирительно сказал:



Вероника Абашина

Отредактировано: 03.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться