По острию любви

Глава 2. Фикус или пальма – вот в чем вопрос

Инга в очередной раз пристально изучала себя в зеркале на предмет внешних недостатков. Вроде, все идеально – легкая закрытая блузка белого цвета, строгая юбка-карандаш с завышенной талией и витиеватой шнуровкой по бокам, длинные волосы заколоты в высокий хвост и завиты в легкую спираль. Безупречно. Вот только недовольство никуда не делось – она не любила формальности и этот дурацкий белый цвет, который, как она считала, превращал ее в моль. Однако сегодня иначе нельзя. И времени уже не оставалось.

Обув ярко-красные – в цвет юбки – туфли на высоких каблуках, она устремилась к выходу.

– Да начнется вторая часть Марлезонского балета, – пробормотала Инга и усмехнулась, представив, что она, как герой Дюма, сваливается Яру на голову. Ну уж нет, отогнала девушка свои сумасшедшие фантазии, сегодня бардак точно не нужен. Да и Ярослава лучше не встречать. Безопаснее.

У подъезда ждал Глеб. Как только подруга устроилась на переднем сидении, он насмешливо ее оглядел:

– Радость моя, а ты уверена, что на собеседования ходят именно в таком виде? Ну, в кроваво-красных юбках? Или это чтобы крови жертв не было видно, если тебя не возьмут?

– Помолчи, пожалуйста, – буркнула Инга, чувствуя, что ладони становятся влажными. В себе как в специалисте она была уверена. Вот только волнение все равно не проходило. Ей нужна была конкретно эта работа. Может, она все-таки поторопилась, собравшись почти в своем стиле? Ничего, справится. Должна.

Глеб бросил взгляд на сжатые до побелевших костяшек кулачки и промолчал. Он знал, когда нужно притормозить. Пусть и не всегда это делал.

С момента свадьбы Василины и Кирилла прошло чуть больше недели. Молодожены благополучно улетели в свадебное путешествие – сначала в Питер, потом в Венецию.  Ингу это только радовало – хоть какое-то время она сможет избежать вопросов, которые, несомненно, возникнут в ответ на ее действия. А еще она готовилась то ли к блицкригу, то ли к осаде – пока непонятно. И это собеседование станет одним из ходов сложного плана.

Спустя полчаса Инга сидела перед серьезным мужчиной лет сорока – гендиректорам компании.

– Инга Станиславовна, надеюсь, вы понимаете, что работа пиар-менеджером в нашей компании довольно тяжелая? – проговорил он после быстрого просмотра резюме и нескольких заданных вопросов. – График ненормированный, требования к качеству работы также высокие.

– Алексей Дмитриевич, я не боюсь работы, – кротко проговорила девушка, еще сильнее выпрямляя спину. – Как вы могли прочитать в моем резюме, мною было проведено несколько успешных пиар-акций.

– Да-да, я видел. И ваше резюме меня полностью устраивает. Вот только скажите, – он слегка наклонился вперед, словно пытаясь задавить девушку авторитетом, – что заставило вас уйти с предыдущей работы в успешной компании Санкт-Петербурга и вернуться в город?

– Все просто, – одними уголками губ улыбнулась девушка. – Это мой дом.

– И все? – скептически усмехнулся тот. – Ладно, Инга Станиславовна, вы приняты с испытательным сроком – три месяца, – и они заговорили об условиях трудового контракта.

Из кабинета Инга вышла немного пришибленной. Тяжелый, очень сложный человек, этот Алексей Дмитриевич. На первый взгляд, ничего особенного, но от него исходит сила. Не то что ее предыдущий шеф, которого она быстро смогла приучить к своим закидонам. Хорошо все-таки, что чаще она будет общаться с его замом. Но все равно придется нелегко – видимо, предыдущий пиар-менеджером сбежал и прихватил с собой помощника, не выдержав напора начальства.

Инга в очередной раз усмехнулась – бурное воображение нарисовало сцену этого панического бегства, но тут же себя одернула – не время сейчас, совсем не время. В реальность она вернулась в нужный момент – чей-то визгливый голос громко позвал:

– Ярослав Андреевич, помогите, пожалуйста! У нас вся сеть повисла!

Ингин взгляд отчаянно заметался по коридору – вот, сейчас он зайдет за угол и увидит ее. А она не готова к встрече и его вопросам. Что делать? Как всегда, действовала девушка быстрее, чем думала, и вскоре оказалась в небольшой нише за огромным растением: то ли фикусом, то ли пальмой – в комнатных цветах девушка не разбиралась от слова «совсем».

– Елена Александровна, сколько раз вам повторять, я – начальник отдела программирования, а не сисадмин, – устало и раздраженно откликнулся Ярослав, сворачивая за угол. – Я пишу программы, а не слежу за вашей локальной сетью, для этого есть другие специалисты.

Инга в своем укрытии за пальмофикусом только усмехнулась – этот монотонный голос, столь непохожий на тот, каким говорил на свадьбе, был и ей знаком – так он обычно отчитывал за очередную проделку. Спокойно, рассудительно, с долей едва заметного раздражения. Зануда.

Хорошенькая брюнетка, семенящая за Яром, отставать не хотела.

– Ярослав Андреевич, – с отчаянием проговорила она. – Они полдня провозятся и ничего не сделают. Спасите, – коснулась плеча мужчины.

Инга за несчастным растением скрипнула зубами.

«И что я спряталась-то? Сейчас бы спасла ее…по полной программе», – подумала неугомонная девушка. То ли в ней играла ревность, то ли так оно и было, но брюнетка явно клеилась к Ярославу. Черт!

А друг, видимо, купился на умоляющий тон, остановился (прямо неподалеку от укрытия Инги) и посмотрел на спутницу:



Оксана Волконская

Отредактировано: 19.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться