По острию сна

Размер шрифта: - +

Глава 4. Первая пудра

- Детки мои, скоро перейдем к раздаче имен и распределению по группам, - сообщила пухлая, домовитая Аона, закончив занятие. Глядя на нее, никогда не подумаешь, что она специалист по стратегии боя, - вместо большого класса у нас будет пять групп по четыре человека, каждая со своим ментором во главе.

Все заволновались, как вскипающее штормом море. 

Я же заскрипела зубами. Я заранее знала, что меня определят к этому носатому, терпкому, постоянно давящему на меня Вильгельму.

- Зашумели, зашелестели! Как будто я вам о раздаче подарков к Рождеству сообщила, - хихикнула Аона. - Пташки мои!

Однако до момента инициации оставался еще один модуль занятий - выходы на Ту сторону в парах, без сопровождения ментора. И выполнение там заданий.

О сути заданий никто никому не сообщал заранее - за очень редким исключением. Провалившись в сон и переступив грань осязаемости, мы оказывались в маревном подсознании бытия.

На Земле правят законы энтропии, гравитации, эволюции и прочие принципы, которые раскрывают себя научному знанию постепенно, как полные ленивого достоинства бутоны. Это демократическое собрание, в котором голос каждого участника имеет одинаковый вес. На Той стороне же установлена абсолютная монархия - все зависит только от решения госпожи Интуиции. Интуиции, свойственной не только людям и животным, но и всей ткани бытия. Интуиция пронизывает Ту сторону тугим магнитным полем. Интуиция рассеяна молекулами в Том воздухе. Интуиция - животворный импульс изнанки реальности.

Когда начинается задание, ты просто идешь вперед. Или назад. Или в любую сторону. Идешь и пристально прислушиваешься к самому себе. В какой-то момент - тикнет, стукнет, толкнется. Оно. Ты не сможешь объяснить, как ты понял то, что понял. Ты просто найдешь, кого надо, и сделаешь, что надо.

Мне на моем первом задании пришлось убить незнакомца. Тогда это был шок. Теперь - буднично.

Буднично.

Пусто.

Без усилий выскользнув на Ту сторону в ночь после торжественного объявления Аоны, я оказалась за письменным столом. Сценой действия сна стал второй этаж пожилого, хриплого от сквозняков дома, по которому давно плакала уборка. Мебель в нем была расставлена хаотично и неудобно: легко было споткнуться о какой-нибудь коварный угол или не вписаться в узкий проход между предметами обстановки.

Все горизонтальные поверхности, кроме моего стола, были равномерно усыпаны грязно-белым порошком.

Одноклассник из пришлых, не-Ритритовских, уныло переходил от одной поверхности к другой, ровнял порошок в полоски и прилежно занюхивал их одну за другой, утирая нос перед каждым новым заходом.

Он пришел сюда раньше меня. Что поделать, если по мне иногда проходит легкое эхо хронической нервной бессонницы, которой я страдала, пока жила с родителями...

- Что это за грязь там у тебя? – поморщилась я. Было похоже будто давно не вытираемую, многонедельную пыль присыпали манкой и небольшим количеством соли.

- Это не грязь, а токсическая пудра.

Так вот как она выглядит. Местный дешевый наркотик, который готовят в Приграничной зоне и оттуда развозят по всей Той стороне. В других провинциях этого слоя реальности нет подходящего сырья – для пудры нужен материал с вкраплениями вещества с Этой стороны. Я слышала все это в теории, но ни разу еще не видела препарат настолько близко.

- Почему ее так много кругом и почему она просто так тут валяется? – полюбопытствовала я.

Я не раз встречала наркоманов Черной зоны. Они тряслись над каждой крупиночкой, капелькой или кусочком вещества, которые попадали к ним в руки. Они убить были готовы того, кто бы недостаточно бережно с их сокровищем обращался. Токсическая пудра из-за своей минимальной стоимости была любимицей обитателей трущоб и таборов – но и тот народ при всей своей неряшливости не позволял себе рассыпать снадобье по полкам и тумбочкам так безалаберно.

- Такой уж дом нам достался на эту миссию, - пожал плечами безымянный одноклассник. – Радуйся.

Я пока не понимала, чему радоваться. Ни пудру, ни другие наркотики я ни разу в жизни не пробовала. Не из-за морально-этических соображений - а просто потому, что никто не предлагал.

Я то и дело косилась на напарника. Наблюдала за его перемещениями, вдохами-выдохами. За тем, как он ровнял пудру в пористые полоски.

Ничего не происходило. На улице никого не было. В доме тоже - об этом свидетельствовала тоскливо скрипящая рама приоткрытого на первом этаже окна. Будь там хоть кто-то, он бы не выдержал этих раздражающих жалоб древесины и захлопнул бы окно.

- Какая у тебя специализация? Что ты обычно делаешь на сольных заданиях? - полюбопытствовала я.

- На таможне я обычно - посмотрел он на меня безразличными глазами, которые стали похожи на перепелиные яйца. – Младший офицер службы досмотра материальных грузов.

Мне вмиг стало любопытно – да так, что ладони вспотели. По Той стороне я успела попутешествовать прилично, однако не имела точного представления о ее географии. 

Человек с таможни был моим шансом ознакомиться с потаенным.

Я знала, что на территории Той стороны есть Черная зона, где правят силы тьмы и зла. Есть Белая зона, куда мне навеки закрыт вход, потому что по долгу службы мне приходится убивать. Есть Серая зона, где сосредоточена та энергетика, что созвучна мне - я из серого воинства, я редкой породы. И есть Приграничная зона, смежная с нашим слоем реальности.

Возможно, есть и другие регионы. Я много о них мечтала и размышляла. Как они называются? Где расположены? Что в них происходит?

У Той стороны не было атласа в привычном понимании. Менторы туманно и двусмысленно намекали на некую динамическую карту, которая менялась сообразно с мнением и настроением Той стороны. Однако они никогда не объясняли, как эта карта выглядела, как ей пользоваться и где ее можно было найти.



Рита Агеева

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться