По острию сна

Размер шрифта: - +

Глава 9. Чтобы не занесло, куда не надо

Пудра укутывала мое сознание в кокон. Обволакивала его, спеленывала. Иногда кокон стискивал меня чуть туже. Иногда давал слабину. Та Сторона от этого проваливалась будто бы еще дальше вглубь изнанки, обретала потаенное двойное дно.

Это неврозное волшебство сказывалось на моем качестве выполнения заданий. Я терялась. Медлила. Запиналась.

Помню, как однажды кокон слегка разжался, позволив мне понять: я стояла посреди небольшой квадратной площади. Растерянно оглядывалась. В самый разгар дня солнце не палило - его лик деликатно просвечивал сквозь серую вуаль облаков. Иногда вуаль рвалась, как изношенная временем паутина - но невидимый ткач терпеливо восстанавливал ее, и пронзительные лучи теряли обжигающую остроту.

Серая вуаль. Я вздохнула с облегчением. Мое серое воинство помнило обо мне и защищало меня.

Я медленно, постепенно включала зрение. Открывала для себя детали сначала ближнего, потом среднего ракурса. Дальний мне едва ли потребовался бы.

В ближнем, на расстоянии примерно десяти метров от меня, раздались звуки там-тама и вырисовался силуэт старухи. 

Толстуха, карлик, горбунья. В платье из мешковины. Прихрамывая, побежала ко мне, лопоча:

- У сирот у всех на шее ошейник, - и наделана меня черный чокер из грубой кожи, на котором вместо драгоценного камня висело кольцо из дешевой стали. - И на них, и на них, и на них самые тяжкие грузы возят.

Я подняла глаза на небо. Тучи цвета нахмуренного тумана со всех сторон вкрадчиво подбирались к солнцу, готовясь взять его в кольцо. Серому воинству не слишком принципиально, откуда дует ветер и дует ли он вообще. Куда бы мы ни двигались, там будет закат.

Старуха вскочила мне на плечи. Я согнулась пополам, едва успев ради устойчивости подогнуть колени. 

Нарушая логику привычного мира, старухин живот разделился пополам, словно раздвоенный горб верблюда. Одна половина свисала по мой левый бок, вторая - по мой правый. Оба покрыты мешковиной. Которая в реальности этого сна была все равно что кожа в пласте реальной биологической жизни. 

Надрывным усилием я скинула с себя навязанное пудрой безволие. Никуда я старуху не повезу. Да, позволила ей вскочить на меня. Потому что хотелось посмотреть: что она захочет показать мне, когда возомнит, что победила? Я дралась и убивала уже столько, что иногда хотелось псевдоподдаться. Потому.... что протормозила, стреноженная измягчающим эффектом пудры.

А вообще - на меня где сядешь, там и слезешь.

Сплюнув от скуки и омерзения на серые плиты площади, я минимальным усилием сознания разорвала сон.

Раньше я была несомненно быстрее, точнее. Сильнее и не настолько размазанной.

- Бывшую наркоманку с собой на Ту сторону притащила! – Вильгельм бушевал надо мной, как ураган над океаном. Его рубашка цвета свежевыплавленного свинца испускала микрофейерверки зеркальнолектрических искр.

- Что? Почему? - я пыталась понять, что происходит. Звязнув в зыбучем песке своих мыслей, я не уловила, как Та Сторона смогла настолько быстро переключиться на Эту. И откуда здесь вообще взялся ментор.

- Вклю-чай-ся! Вклю! Чай! Ся!

- А... я откуда знала? Что я вообще о ней знала? Она сама меня нашла. Она... сама все вела, да. Тем более... если она так хорошо закрываться умеет? - я искренне старалась включиться.

- Сама заставила? Хорошо закрываться? Первая Названная у нас теперь стала невинной жертвой? - ментор вдох за вдохом перевоплощался в ядерный взрыв. Похоже, он следил за мной на Той стороне. Долго, скрытно и целенаправленно. - Да ты даже не пыталась ничего узнать! Прижала плавники и пошла на дно. Как будто тебя действительно можно соблазнить, принудить или заманить. 

Я терла кулаками глаза. Мешки под нижними веками словно обросли засохшей чешуей - не мягчает и не отваливается.

- Как так я не пыталась? Я... я хотела узнать больше. Но... по обстоятельствам не получалось.

Я деранула правым кулаком под правым глазом так резко, что кожа воспламенилась мерзким зудом.

- Вот копия ваших разговоров, - отрезал Вильгельм.

И щелчком выдернул из кармана реальности слепок наших с Лией бесед.

- А вы подслушиваете любое слово! - разъярилась я. И наконец-то всерьез включилась.

Ментор хрустко щелкнул себя чуть выше правого виска. Я не знала, что этот жест обозначал в тех краях, откуда он родом.

- Не любое. Если каждую минуту вашей болтологии слушать и записывать, времени не хватит ее всю обработать. Но к тем, кто в зоне риска, внимание особое и повышенное.

- Зачем вам понадобилось брать к себе наркоманку, пускай и бывшую? – я попыталась перейти из обороны в нападение. Я на самом деле не знала о прошлом Лии, пока она сама не сказала. Честно. – Никого поприличнее найти нельзя было? Сам же говорил, что выгонять начнете.

- Нельзя, - отрезал Вильгельм. – Ситуация близка к критической. Мы берем и брали тех, у кого большие способности для работы на Той стороне. Остальное вторично. Кстати…

Ментор уничижительно ухмыльнулся, и мне это не понравилось.

- …Думаешь, ты сама была идеальной кандидатурой? Вырванная из социума девочка в жестокой депрессии и с постоянно подавляемыми, но ярко выраженными психопатическими наклонностями? Богатство внутреннего мира которой Trulfy определил как пустыню?

Я чуть не подавилась. У меня не было иллюзий насчет того, насколько разбита и раздавлена я была перед переселением в Ритрит. Но никто никогда не формулировал это так четко и жестко.

И я не подозревала, что, с точки зрения менторов, находилась в зоне риска. Наоборот. Полагала, что ко мне благоволели. А оказывается - снисходили из жалости. Вот оно как.

- Я с тех пор поменялась, - промямлила я.



Рита Агеева

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться