По следам памяти

Font size: - +

О том, как беглецы отношения выясняли

Гард стоял между стражниками и эльфийкой, а в глазах всё плыло, как будто в зал трактира заполз густой туман, наполненный мороками. Воин не был уверен в том, что сможет сейчас защитить свою спутницу, но и отходить не собирался. Стоять было тяжело. Боковым зрением он видел последствия своих недавних действий. Мужчина не помнил, как убивал, но был уверен, что сделал это именно он. Такое случалось очень редко, но каждый раз виновник был один.

Голова работала очень скверно. Гард с трудом разбирал слова и ещё сложнее было уловить суть разговора. Достаточно много времени прошло, пока воин понял, что беспутный рыцарь всё-таки уладил вопрос, и им ничего не грозит. Только после этого Гард сел обратно на стул, положив клинки на стол перед собой. Девушка села рядом. Воин не мог её рассмотреть, но на подсознательном уровне чувствовал страх и беспокойство.

Потом был долгий разговор рыцаря со стражей, за ним – обед, который, несмотря на жуткий голод, совсем не лез в желудок. А после Гарду помогли подняться на второй этаж и отвели в комнату, где уложили на кровать. На какое-то время разум воина погрузился во тьму.

Очнувшись, мужчина осторожно осмотрелся одними глазами, не вставая и даже не поворачивая головы. Комната довольно большая по меркам такого заведения, деревянный потолок и стены. Судя по освещению, окно находится за изголовьем кровати, а на улице уже вечереет. Опасностей не ощущалось. Гард сел и осмотрелся лучше. Из мебели в комнате был небольшой деревянный стол, пара табуреток и две кровати. На второй сидела эльфийка, обеспокоенно глядя своими глазищами на воина.

– Прожечь пытаешься или заморозить? – хриплым голосом поинтересовался он.

Девушка смущённо отвела взгляд в сторону и покраснела.

– Да хватит уже краснеть по поводу и без. Не ребёнок же. Или… – Гард задумался. – А на самом деле, сколько тебе лет? Я понимаю, что вопрос неприличный, но мне важно знать, кто таскается за мной.

Девушка покраснела ещё сильнее, но всё же ответила:

– Через год у меня должна была состояться инициация. Я почти совершеннолетняя.

– Хоть что-то радует. Хотя, какая мне разница? Всё равно твой возраст ничего не меняет. Взрослая или ребёнок, лишь бы дурочкой не была.

Эльфийка взглянула на человека, и в глазах её блеснули искорки гнева.

– Злишься? И на что? – хмыкнул Гард. – Меня вон куда занесло, из дому родного выгнали, пару раз чуть не убили, на кровную месть нарвался. А всё из-за тебя, не находишь?

Мираэль вновь опустила глаза, а Гард тем временем обнаружил на левой руке повязку из пропитанной кровью белой ткани.

– Твоя работа? В смысле повязка?

Девушка кивнула.

– А что под ней? – Гард попробовал растопырить пальцы и поморщился от боли.

– Глубокий порез. До кости. Ты поймал клинок рукой. Здесь нет трав, а колдовать без твоего согласия, да ещё и в присутствии посторонних я побоялась.

– А кто здесь был посторонний? – вскинув бровь, поинтересовался воин.

– Трактирщик и Лоренс привели тебя сюда. Сам ты был не в состоянии ходить. Потом мне удалось уговорить их уйти, чтобы ты мог спокойно отдохнуть.

– Или чтобы избавиться от назойливого парнишки? – сощурившись уточнил Гард.

– Не без этого… – втянув шею, ответила девушка. Было видно, что поведение рыцаря вызывает у неё недоумение и опаску.

– Ну теперь никого лишнего нет. Пробуй.

– Что пробовать? – удивлённо спросила эльфийка.

– Колдовать. Ты сказала, что умеешь колдовать. Вот и пробуй, – с этими словами Гард протянул ей раненную руку.

– Я такого не говорила! – замотала головой Мираэль.

– Как так? – возмутился воин. – Ты только что сказала, что побоялась колдовать при посторонних.

– Да, говорила, но это не значит, что я умею…

– Это ещё как может быть? – Гард даже подался вперёд от удивления.

– Я… я… – эльфийка густо покраснела, затем набрала в лёгкие побольше воздуха и, зажмурившись, почти прокричала:

– Я плохо училась! Но я могу попробовать! Но может не получиться! – и, не открывая глаз, вся сжалась, как будто в ожидании наказания.

Со стороны это выглядело невероятно мило и даже возникло желание подойти и по-отцовски её обнять. Но Гард не стал этого делать, а лишь снова протянул руку и без какой-либо иронии спокойно сказал:

– Если не пробовать, то никогда не получится. Главное – руку совсем не испорти. Но если немного хуже сделаешь – не обижусь.

Девушка недоверчиво посмотрела на человека, но поняв, что он не шутит, вскочила с кровати и, подтащив к Гарду одну из табуреток, уселась и принялась разматывать повязку.

– Кровь уже запеклась. Будет больно. Я попробую смягчить боль но…



Александр Ковган

Edited: 08.06.2016

Add to Library


Complain




Books language: