По следам памяти

Font size: - +

Об ответах на вопросы и перерождении

Мираэль пыталась успокоиться под мерное покачивание шагов Гарда. На этот раз мужчина нёс её на руках по-настоящему, правильно. Но всё равно было очень страшно после увиденного. Вокруг было тихо. Призраки ушли, но девушка боялась открывать глаза. Ведь ужасные видения начинались внезапно, и могли повториться в любой момент. Поэтому она просто ждала, пока воин не унесёт её в безопасное место. Как тогда, в замке демонов.

Но ушли они недалеко. Гард остановился, потому что его кто-то позвал. Мираэль отчётливо услышала женский голос, не смогла удержаться и открыла глаза. В нескольких десятках шагов от них стояла женщина, очень похожая на ту, о которой рассказывал мужчина. Она выжидательно смотрела на них, сложив руки в замок на уровне живота.

– Да, моя госпожа, я иду, – пробормотал воин и направился к ней.

Подойдя ближе, он аккуратно поставил Мираэль на ноги, а сам стал на колено, прижав правую ладонь к левой груди.

Женщина ответила лёгким кивком.

– Вижу, ты не забыл меня. И рада, что пришёл. У меня почти не осталось сил, чтобы удерживаться в этом мире. А нам нужно непременно совершить ритуал, иначе эпоха сумеречных закончится. Но сперва познакомь меня со своей спутницей. Не припомню я за тобой тяги к юным особам.

Сказав это, женщина посмотрела на эльфийку, от чего у той мурашки побежали по спине. Хоть незнакомка и была призраком, но во взгляде её чувствовалась сила и властность. Можно было смело предположить, что при жизни она была могущественным правителем.

– Да, леди Ориссия. Это Мираэль. Она… – Гард запнулся и посмотрел на девушку так, как будто первый раз видел.

Эльфийка поняла, что воин попросту не знает, как её представить. Ведь до сих пор она была просто его спутницей, без титулов, званий и родословной. Мираэль присела в поклоне и сказала:

– Я просто эльф с побережья Лунного озера. Сирота. Меня захватили работорговцы, а Гард спас. С тех пор мы вместе. Он защищает меня и ищет место, где я могла бы спокойно жить дальше, без страха за свою жизнь. Извините, мне больше нечего рассказать о себе.

– Ты её спас? – женщина явно была удивлена. – Никогда бы не поверила в это, расскажи кто другой. Но это дитя не способно лгать. И я начинаю верить в то, что ситуация не так уж и безнадёжна. Ты изменился за то время, что жил лишь с обрывком души. И хвала Творцу за то, что ты потерял воистину лишнее, хоть и едва остался жив.

Она снова повернулась к Мираэль.

– Дитя, рассказывал ли он тебе, кем он был раньше?

– Нет… он же не помнит.

– Не помнит или стыдится своего прошлого? – леди-призрак сказала это так, что эльфийка от страха вся сжалась, втянув голову в плечи. А вот Гард и бровью не повёл. Он поднялся на ноги и, подойдя к женщине ещё ближе, сказал:

– Я помню лишь то, что приходило во снах, и вспомнил то, что увидел здесь, на равнинах. Мой разум открыт.

Ориссия прикоснулась ко лбу воина, прикрыла глаза, утвердительно кивнула и сказала:

– Всё так и есть. Я вижу белый лист с обрывками фраз. Но так ты не сможешь продолжить свою историю. Чтобы идти в будущее ты обязан помнить прошлое. Оно – твой крест, который убережёт от повторения старых ошибок. Я верну воспоминания, но не только тебе. Твоя спутница должна знать, кто ты такой. От этого очень многое зависит.

Женщина положила ладони Гарду на виски, после чего у него закатились глаза, а руки безвольно опустились. Затем она снова посмотрела на Мираэль, причём так, что девушка почувствовала себя голой и прозрачной.

– Девочка, я вижу тебя насквозь, даже самые потаённые уголки твоей души мне доступны. Я не верю в то, что ты достойна судьбы, уготованной тебе Творцом. Я не верю и в то, что ты не струсишь. На твоём месте должна быть другая. Но Градио́н выбрал тебя. И теперь хочешь ты того или нет, тебе придётся следовать по этому пути. Так что готовься видеть много страшного, но не вздумай сбежать! Иначе здесь родится тварь, по сравнению с которой дьявол покажется щенком, запертым в клетке. Ты его якорь. От тебя сейчас зависит судьба многих миров. Так что смотри и думай о хорошем!

Эльфийка ничего не успела ответить, потому как всё вокруг погрузилось во тьму, а очнулась она уже в чужом теле, а перед глазами замельтешили, сменяя друг друга, сцены из прошлой жизни: тысячи кровавых сражений, разделённые более яркими судьбоносными событиями. Она стала им…

 

*   *   *

 

Она стоит в окружении тысяч воинов, похожих на неё. Все они смотрят вверх, на источник нестерпимо яркого света, которым является сам Творец. Это огромная честь – стоять пред Ним. Её распирает гордость. Она – плод трудов Его. Карающая длань, призванная обратить в пепел всех Его врагов. И она будет служить с полной отдачей, направляемая Его волей!

 

*   *   *

 

Охотники стоят на вершине холма. Легион в полном составе. А внизу копошатся твари тьмы. Прорвав грани миров, они вторглись в колыбель новой жизни, задуманной Творцом. Уничтожили, сожрали всё, до чего дотянулись. Обрекли молодой мир на забвение… «Забвению да будут приданы!» – разносятся над окрестностями слова Шестикрылого – сильнейшего из них. Он – венец творения, почти равный по силе богам. И она готова идти за ним даже на смерть! Охотники устремляются вниз по склону. Там их готовится встретить орда тёмных тварей, ощетинившаяся когтями и шипами, скалящаяся клыками, поблескивающая непробиваемыми панцирями. Но она чувствует лишь охотничий азарт. Внизу не враг, а добыча. Одной лишь мысли достаточно, чтобы свитый в тугую плеть воздух рассёк несколько тварей из первого ряда, открывая путь к сердцу безумной стаи. И вот он! Миг воплощения своего предназначения. Бой с врагами Его. Тело безотказно и быстро – острые клинки нарезают тварей на куски. Разум чист – мысли направляют потоки силы, сжигая, разрывая, давя противника.



Александр Ковган

Edited: 08.06.2016

Add to Library


Complain




Books language: