По следам запретных гримуаров

Размер шрифта: - +

глава вторая

Почему судьба так любит вмешиваться и расставлять всё по своим местам, только делает это не всегда вовремя и не так как нам хотелось бы. Не успела привыкнуть к одним изменениям в своей жизни, как внезапно опять приходится привыкать к другим. Уже как-то пообвыклась с мыслью, что мой сосед преподаёт на моём потоке, как горькое разочарование постучалось в двери аудитории, в которой должна была состояться очередная лекция по древним манускриптам профессора Талвиса. Все девчонки на нашем курсе тайно по нему вздыхали, потому, как самых смелых он успешно осаживал, словами: принципиально не завожу романов на работе, а особенно не флиртую со студентками. При этом его строгий взгляд явно давал понять, что любые попытки соблазнить преподавателя обречены на провал.

Так тянулись часы, дни и недели, но перед самыми рождественскими каникулами профессор ни сказав нам, ни слова бесследно исчез, как из университета, так и из своей квартиры и естественно из моей жизни тоже. А всё произошло одним зимним днём, когда вместо профессора Талвиса вошла наша миссис Кортес и сообщила, что профессор спешно уехал по семейным обстоятельствам.

Все сразу как-то приуныли. Обидно, конечно, что не предупредил, но так как он уехал внезапно, это наталкивало на мысль, что в его семье произошло, что-то такое серьёзное, если он сорвался с места в один миг.

Промчались зимние праздники и на пороге уже стоит весна.

О профессоре так и не появилось никаких новостей. Видимо он решил не возвращаться сюда, и правда, был лишь временной заменой заболевшего преподавателя. Закрутилась с учёбой и работой в библиотеке не оставалось почти времени на сон не то, чтобы думать о каком—то там профессоре. Только вскоре он сам напомнил о себе при весьма неожиданных обстоятельствах. Это случилось где – то в середине марта. Как вспомню, мурашки по коже. Дело было так: "Три неизвестные личности, прикрывая лица нашейными платками, требовали отдать им какой–то гримуар. Нет, я, конечно, знаю, что это за книга, но почему они требуют её от меня, до сих пор не поняла. Вообще—то в моей сумке лежала взятая из библиотеки старинная книга " Басни Леонардо да Винчи", но это всего лишь книга. Возможно, они меня в потёмках с кем–то перепутали. Да так и есть, — убеждала я себя.

Только проблема в том, что я совершенно одна, а их трое. Не соображая, что делаю, стала медленно пятиться назад и, улучив момент, рванула с места с криком: – Помогите, пожар! Почему именно эта фраза, да потому что закричи я: – Помогите, убивают! – никто бы даже и носа не высунул из своих квартир, а так в окнах ритмично стал зажигаться свет, и некоторые жильцы, услышав мой крик, выскочили на балконы посмотреть, что за шум. Воспользовавшись тем, что эти странные личности отвлеклись от меня, припустила бежать, что есть силы, не разбирая дороги, подальше от них. Бежала, пока не выдохлась совсем. И не сразу сориентировалась от страха, где я нахожусь. Отойдя, как можно дальше в темноту этого места, мысленно молилась всем известным богам. Заслышав приближающиеся шаги, сердце пустилось вскачь. Мысли мелькали как в ускоренной перемотке магнитофонной ленты. Набрав в лёгкие больше воздуха, пронзительно закричала. Мои преследователи видимо остановились, так как не слышала больше их шагов. Вдруг справа и слева от того места, где я стояла, появились какие – то тёмные тени. Свет фонаря осветил одну из них. Как же я была рада узнать в этом мужчине нашего исчезнувшего три месяца назад профессора Талвиса, а те другие, возможно, его друзья.

Только он хотел сделать шаг в мою сторону, как вновь послышался топот нескольких десятков ног по асфальту. В несколько прыжков он оказался передо мной, заслоняя от врагов своей широкой спиной, положив одну руку на рукоять меча вложенного в ножны и висевшего на поясе. Я была так напугана, что не придала большого значения такой странной детали его одежды. Остальные пришедшие с ним люди встали по разные стороны от него так, что я оказалась внутри созданного ими полукруга. Неизвестные наступали, а я наоборот отходила назад, пока спина не упёрлась в какую – то стену.

Стараясь слиться воедино с той темнотой, что окружала меня у спасительной стены, какого – то здания. Лишь мерцавший слабым светом одинокий фонарь в нескольких метрах от меня, больше помогал моим спасителям, освещая незваных гостей с банданами на лицах, только вместо револьверов у них в руках острые клинки.

Прислонившись к стене, наблюдала за отточенными движениями своего соседа и бывшего профессора в одном лице.

Он двигался так, словно танцевал, только ему одному известный танец. Его плавные движения завораживали. Вот лёгкое касание земли носком сапога. Прыжок вверх, всего на дюйм, и сразу плавный, но одновременно мгновенный поворот в сторону нападавшего. Взмах меча с такой лёгкостью, что создаётся впечатление, будто бы мечник не прилагает никаких усилий, и вот наступает развязка боя. Противник повержен. Возможно, ведь, что остался жив, может просто без сознания. От такого удара долго ещё будет приходить в себя, а в его свинцовой голове, долго не возникнет мысли нападать на превосходящего его по силе противника. Все эти манипуляции он проделал даже не потрудившись вынуть меч из ножен. Бок о бок с Лианом бились его соратники ещё двое мужчин и девушка. Они все плотным кольцом окружали меня, а я была совершенно бесполезна для них в этом сражении с незнакомцами, да и чем я могу помочь в этой драке. Иначе не назовёшь. Глядя на всё это действо возникает такое ощущение, что я очутилась в каком–то вестерне. Ох, как же, кстати, пришлась бы сейчас какая–нибудь фея – крёстная. Плевать, что не вписывается в происходящие, зато один взмах палочки мог бы отправить меня прямиком домой в уютную постельку, но видимо все феи на курсах повышения квалификации, – горестно рассмеялась своим бредовым мыслям. Только рано я предалась мечтаниям и расслабилась, тут же что—то пролетело в метре от меня и со звоном ударилось о стену. Я инстинктивно дёрнулась в противоположную сторону от летящего предмета. На меня виновато улыбаясь, посмотрела единственная девушка в этой компании парней. Перекрикивая шум, извиняющимся тоном произнесла: – Извини, отрикошетила, не успела поймать. Ты цела?



Lana Grech

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться