... по сюжету они поженятся

Размер шрифта: - +

Глава 5

Моё сердце упало и, отскочив от пола, так быстро забарабанило в груди, что своим стуком заглушило в моей голове даже звуки музыки. Моронд, в чёрном костюме-мундире и в таком же иссиня-чёрном плаще поверх него, смотрел на меня немигающим взглядом, грозный и серьёзный. Даже его тёмно-синие глаза мне показались чёрными в сравнении с бледной кожей, которая, видимо, никогда не знала солнца. Но бледность не умоляла суровости его лица. Высокие чёткие скулы и крутой волевой подбородок, тонкий нос, нахмуренные чёрные брови и плотно сжатые тонкие губы — аристократическая чёткости и строгость черт лица Моронда подошла бы военному генералу. Да и выправка у него была, как у военного.

От его пристального взгляда у меня скрутило живот. Напуганная, я невольно отступила от короля, но тот последовал за мной, подойдя почти вплотную.

— Миледи, — сухо сказал он и протянул мне руку, приглашая на танец.

Я сглотнула вставший в горле ком и, поспешно сделав реверанс, вложила свою дрожащую ладонь в сильную руку Моронда. В тот же миг он уверенно повёл меня к центру зала, ловко и твёрдо обхватил свободной рукой мою талию, и мы закружили в танце. Он — уверенно и непринуждённо, а я — просто перебирая ватными ногами, едва касавшимися земли — Моронд почти подхватил меня на руки.

«Это конец, — пронеслось у меня в голове. — Это ритуальный танец палача и жертвы. Мор знает, что я тут лишняя. Он убьёт меня. Отдаст Гиро, и тот выпьет меня до донышка, прежде чем я пикнуть успею. Боже!»

Я осторожно подняла глаза на короля. Если даже кролик перед своей смертью успевает на удава глянуть — так и я решила посмотреть на Моронда перед своей. Наши взгляды столкнулись, и по моей спине пробежали мурашки. Он смотрел прямо и пристально, словно в душу мне глядел своим суровым холодным взглядом. Смотрел на меня и кружился твердой поступью среди мелькающих в зале пар, ни разу не переведя взгляда, не обернувшись, не глядя, куда и как мы движемся. Словно это не он кружил меня по залу, а зал кружился вокруг нас. Его рука крепко сжимала мою ладонь, горячая, сильная. Я испугалась и сбилась. Ноги не слушались.

Моронд едва заметно усмехнулся, но не сбавил темпа.

— Я не видел тебя утром в тронном зале, — проговорил он так ровно и спокойно, словно мы старые друзья и просто болтаем. Вот уж меня от страха болтало, так это точно! К тому же ещё шампанское, от которого мне, кажется, становилось дурно. — Кто ты такая? Я не звал тебя в свой дворец. А Гиро не приглашал на отбор.

— Я Кира, Ваше Величество, — голос прозвучал так слабо и тихо, что едва ли Моронд меня расслышал. — Я камеристка леди Марии.

Мор недоверчиво сощурился и сжал губы.

Так, ещё кружок, и меня точно вывернет…

Вдруг король резко отпустил меня, и едва я успела понять, что происходит, как оказалась на полу. Совершенно пустого бального зала! Гости, оркестр, официанты — все исчезли. По-прежнему громко звучала музыка, но мы были совершенно одни: я, лежащая на полу, испуганная и потерянная, и Моронд, грозно возвышающийся надо мной с гневно горящими глазами.

Он подошёл ко мне, но руки мне не подал.

— Кто тебя прислал? — грозно спросил король. Его ледяной голос больше не казался мне любезным или дружелюбным. Напротив, стальной и резкий, он внушал мне ужас. — Артеос? Послал убить меня? Околдовать? Отравить?

Кажется, гнев короля нарастал, как и громкость его всепроникающего голоса. Он звенел в моих ушах, бился о стенки желудка, колотился в сердце. Я замотала головой, немая и напуганная.

— Отвечай мне! — вскричал Моронд. — И говори правду.

Король шагнул на меня, и я вскинула руки, желая закрыться от него, будто это могло меня спасти.

— Нет, Мор, пожалуйста! Только не убивай меня, прошу! — взмолилась я в отчаянии.

— Мор? — раздражённо сказал тот. — Да как ты смеешь ко мне так обращаться? А ну встань!

Король крепко схватил меня за руку и рванул к себе. Повинуясь его силе, я поднялась на ноги.

— Говори, — потребовал король, пронзив меня взглядом.

— Никто меня не присылал, — ответила я резко. Скорее, бросила в его лицо. Откуда ни возьмись ко мне вдруг вернулась смелость. Такое грубое обращение со мной этого мужчины, будь он хоть сотню раз король, меня вдруг разозлило. Я же ничего ему не сделала! Чего за руки хватать?  — Я же сказала, я камеристка. Вы…вы делаете мне больно.

Поражённый моей дерзостью, Моронд ослабил хватку, но не отпустил меня. Мгновение он молчал, разглядывая меня с неподдельным удивлением, даже растерянностью, словно диковинную зверушку.

 — Милорд, — сказал он.

— Простите? — не поняла я.

— «Вы делаете мне больно, милорд», — Моронд вновь прожёг меня взглядом. Мне показалось, что в глубине его синих глаз заплясали огоньки. Костра. На котором мне гореть…

Нельзя больше терять не минуты. Я должна вырваться и бежать. Немедленно!

Я резко рванулась, высвобождаясь из хватки короля, и толкнула его свободной рукой в грудь. Моронд отлетел на пару метров в сторону, словно пушинка, и едва устоял на ногах, чтобы не упасть. Теперь король уставился на меня в недоумении. Я и сама удивилась такой своей силе.



Кира Дей

Отредактировано: 04.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться