По тонкому лезвию мести

Размер шрифта: - +

Глава 14 "Провал"

    Они проговорили всю ночь напролёт, даже и не заметив, как ранние птахи стали щебетать о приходе нового утра. Вернее, говорил лишь Кейтаро, изредка делая неловкие паузы и моментально получая требовательный кивок от Наруто в ответ, что призывал его продолжать; хотя на самом деле Хокаге уже давно не слушал сидящего напротив юношу, а просто смотрел на него. Сидел, упёршись локтями в кожаные ручки рабочего кресла, и с едва ли не пугающей внимательностью смотрел, как и прежде утопая в мыслях о потерянном некогда друге и о том, как могла бы сложиться его судьба, откажись он тогда от мести.
      Наверное, Саске всё-таки смог бы стать счастливым человеком, несмотря на свою изнывающую от прожитых трагедий душу, наверняка женатым на прекрасной девушке — почему-то Узумаки в этом даже не сомневался — и, безусловно, невероятно гордый своим отпрыском. Ведь не гордиться таким сыном, как Кейтаро, было бы просто невозможно! Отважным, сильным, добрым. Крепким не только телом, но и духом…
      Хокаге тяжело вздохнул, понимая, что Учиха выбрал совершенно иной жизненный путь, и вновь сосредоточил тоскливый взгляд на джонине. Признаться честно, он до сих пор немного опасался, что всё это в конечном итоге окажется лишь чьим-то злым гендзюцу, призванным окончательно добить его разум и сломить веру, но… Время шло, звёзды гасли, уступая место разливающейся по небу лазури, а юноша, немыслимо похожий на своего отца, так и продолжал сидеть напротив, сбивчиво о чём-то толкуя.
      И это было счастьем! Да, неподдельным и искренним счастьем, пробуждающим в Наруто какое-то непривычное для него чувство умиротворения, спокойствия от того, что понимал с радостью и неким облегчением: у клана Учиха появился пусть и мизерный, но всё-таки шанс. Шанс на совершенно другое, быть может, даже светлое будущее.
      Первые лучи солнца, что проступили из-за расплывчатой линии горизонта, игриво проникли сквозь приоткрытое окно резиденции и, незамедлительно упав на измождённое недавними потрясениями лицо Шестого, на несколько мгновений ослепили его глаза. От этого Наруто непроизвольно поморщился, сразу же теряя Хаттори из поля видимости, а затем, слегка раздражённо откинувшись на мягкую спинку любимого кресла, вновь устремил свой пристальный взгляд на молодого человека.
      — Вы в детстве не особо ладили, да? — внезапный вопрос Кейтаро, с силой выбивший Хокаге из состояния раздумий, мгновенно вернул его в действительность.
      — Что? — не понял тот, недоумённо прищуриваясь, но при этом изо всех сил стараясь не показать вида, что давно уже не осознавал, о чём речь.
      — На этом снимке, — джонин ткнул пальцем в старую фотографию команды номер семь, стоящую на столе, — вы смотрите на отца с некоторым… недовольством, разве нет?
      Узумаки удивлённо перевёл взгляд на изображение в серебристой рамке и неосознанно стал изучать каждый миллиметр когда-то прожитого мгновения. Сказать по правде, фото стояло там всегда, все те одиннадцать лет, что он являлся главой Листа; неизменно и на одном и том же месте, постепенно превращаясь из чего-то очень важного и сокровенного в привычный глазу атрибут интерьера, который в конце концов переставал привлекать к себе внимание, становясь слишком обыденным и неинтересным. Но сейчас он словно бы взглянул на фотографию абсолютно по-новому: совершенно с другого, незнакомого доселе ракурса, неизбежно окунаясь в почти позабытый им круговорот прошедших событий, где всё было так до неприличия просто. Настолько просто, что невольно зарождалось огромнейшее желание повернуть время вспять, — сердце без разрешения ускорило свой бег, а на лице тут же заиграла неуместная ухмылка, которую, впрочем, Наруто постарался сразу подавить.
      — Скажем так, — он с трудом придал своему виду серьёзность, — человек, страдающий высшей степенью заносчивости и неоднократно укладывающий тебя на лопатки перед всем классом в Академии, порой может вызывать недовольство, да-да. — Хокаге пару раз кивнул, и искренняя улыбка против воли, но всё-таки смогла растянуть его губы, однако тяжёлый вздох, что последовал за ней, в тот же миг заставил её исчезнуть. — Конечно же, иногда он здорово выводил меня из себя, но знаешь… — он запнулся, пытаясь сглотнуть болезненный ком, моментом образовавшийся в горле, когда его глаза стали разглядывать черноволосого мальчишку на фото, — те времена, они, пожалуй, были самыми лучшими в моей жизни.
      Кейтаро также не удержал грустного вздоха, что какой-то безнадёгой вырвался у него из груди, а затем вновь перевёл удручённый взгляд на старое изображение команды номер семь.
      — У Какаши-сенсея была такая же фотография, — печально произнёс Хаттори, в следующее мгновение с горечью усмехнувшись, — но я наглым образом присвоил её себе, потому что… — Он осёкся и бросил опасливый взгляд на Шестого, словно бы отчего-то боясь продолжать, но всё же, сумев побороть некоторое смятение и неуверенность, заговорил: — Я хотел бы понять его, Наруто-сама. Я имею в виду… отца. Понять, почему он ненавидел этот мир, понять его душу… — негодующе хмыкнул и искоса посмотрел на заинтересованного подобными откровениями Хокаге. — Когда это желание становится особенно нестерпимым, я беру снимок — и смотрю на него. Долго смотрю, пока не зарябит в глазах, безуспешно пытаясь разгадать, кем всё-таки являлся мой отец: убийцей или же… мучеником. — Он сердито мотнул головой, ругая себя за столь бредовые мысли, высказанные вслух. — Знаю, звучит странно и смахивает на одержимость, но…
      — Он твой отец, Кейтаро, и в том, что ты стремишься понять его помыслы, нет ничего странного, — перебил Наруто, желая подбодрить приунывшего джонина.
      — Дело не в этом, Хокаге-сама. — Кейтаро шумно сглотнул и перевёл взгляд на пробуждающуюся за окном природу. — Просто, кхм, просто иногда, когда я смотрю на него, мне становится… страшно.
      — Страшно? — Белёсая бровь Шестого изогнулась в изумлении.
      — Да, именно так. Я не слепец и вижу, насколько мы похожи внешне, и порой в моей голове возникают вопросы: а только ли внешне мы с ним похожи? Не совершу ли я таких же ошибок под натиском каких-нибудь обстоятельств? В моих венах течёт кровь клана Учиха, и этого, к сожалению, не изменить, а вдруг…
      — Кейтаро, — строго оборвал его Наруто, немного подаваясь вперёд в неосознанном стремлении сократить между ними расстояние. — Разве ты не понимаешь, что не кровь влияет на поступки людей, а их разум? — Он дотронулся до своего виска указательным пальцем. — И то, как ты построишь свою дальнейшую жизнь, напрямую зависит лишь от того, какие намерения живут у тебя в голове. — Хокаге замолчал, внимательно всматриваясь в озадаченное лицо своего собеседника, а потом с едва заметной усмешкой добавил: — Вы похожи лишь внешне, уверяю тебя. Сейчас я могу сказать это с полной уверенностью. У тебя другие глаза…
      — Глаза? — непонимающе переспросил Кейтаро, спустя миг уже неимоверно смутившись от столь заторможенных реакций своего мозга. — Ах да, глаза. У меня они зелёные, у отца были чёрными…
      — Я не про цвет сейчас толкую, — сердито нахмурился Наруто, и смущение Кейтаро моментально переросло в лёгкую степень паники: тупить перед Хокаге в его планы совершенно не входило. — Ваши глаза различны не только цветом, но и тем, что в них отражается. В твоём взгляде нет той жажды мести, жажды разрушения, той черноты, что была у Саске. В твоих глазах я вижу доброту, надежду, созидание — опасаться тебе нечего. И, кстати, не забывай, что в твоих жилах течёт не только кровь клана Учиха, но и кровь твоей матери, которая, как мне кажется, была достойнейшим человеком, раз наделила тебя такими потрясающими качествами, как искренность и доблесть.
      Хаттори на пару секунд замер, не ожидая подобных слов от Шестого, а затем, невероятно стушевавшись, с благодарностью кивнул.
      — Я понял, Наруто-сама. Всё понял, — тихо проговорил он, и Наруто не без удовольствия подметил, как взор юноши постепенно наполнился уверенностью в себе. — Для меня это… важно. Спасибо.
      — Я просто сказал правду, — чересчур отрешённо ответил Узумаки, вновь погружаясь в тот головокружительный водоворот размышлений о Саске, что моментально утягивал его на самое дно воспоминаний и беспощадно перехватывал горло, не давая нормально вздохнуть, однако внезапный стук в дверь, раздавшийся в следующее мгновение, с силой выдернул его из лап этой губительной задумчивости. Слегка вздрогнув от неожиданности, Наруто устремил озадаченный взгляд сначала на дверь, а после — на Хаттори.
      — Надень маску, — тут же приказал он джонину, нехотя возвращаясь в повседневную суету коноховской жизни. Кейтаро кивнул и заточенным до автоматизма, практически неуловимым движением скрыл лицо под деревянным ликом рычащей собаки, а потом, предусмотрительно поднявшись со стула, встал по правую руку от Шестого.
      — Войдите, — дал своё разрешение Наруто, и на пороге моментально показался молодой шиноби, немногим старше Кейтаро, с длинным буроватым шрамом на лице, что ломаной линией тянулся от подбородка и, не считая пары миллиметров, доходил до левого глаза. Подобная метка являлась своеобразной визитной карточкой этого ниндзя, которого Хаттори, конечно же, знал. Ксио Минору, тот самый, с кем он был вынужден когда-то сражаться, добиваясь почётного звания «джонин», и с кем впоследствии даже подружился, будучи распределённым в то же подразделение отряда Анбу, что и «Меченый».
      — Что случилось? — недовольно спросил Хокаге, чувствуя лёгкое раздражение от того, что их с джонином разговор посмели прервать.
      — Наруто-сама, пришло послание от пропавшей несколько дней назад разведгруппы. — Взволнованность товарища сразу же напрягла Кейтаро, прежде никогда не видевшего Минору таким.
      — Они вышли на связь? — Светлые брови изумлённо взметнулись.
      — Нет, объявился лишь их беркут, и судя по тому, что птица вся в крови, хотя видимых повреждений на ней нет, они… — Ксио запнулся, в пропавшей разведгруппе находился его младший брат, но, вовремя собрав последние остатки самообладания в кулак, продолжил: — Скорее всего, отряд погиб, но им всё же удалось отправить нам важное донесение.
      — Донесение? — Наруто нахмурился, предчувствуя что-то неладное, и сердито протянул руку к шиноби, безмолвно требуя свиток, находящийся у того в ладони. Незамедлительно получив его, он слегка нервозно развернул пергамент и быстро пробежался глазами по строчкам, кое-где размытым багровыми каплями крови.
      «Что?!» — Хокаге перечитал послание ещё пару раз, совершенно не доверяя в данный момент своим глазам.
      — Нет, не может быть, — неверяще прошептал он, мгновенно ощущая разливающееся по всему организму онемение. — Он не посмеет! Альянс не позволит ему! — Суровый взгляд Хокаге безжалостно вперился в молодого Анбу, что принёс плохие вести. — Насколько достоверна эта информация?
      — Достоверность тридцать процентов, как я уже говорил, связь с отрядом Тоцуме прервалась ещё пару дней назад. Диверсия вполне возможна.
      — Проклятье! — даже не дослушав того до конца, рыкнул Наруто. — Это ведь безумие! Чистой воды! — Он подскочил с кресла и стал лихорадочно вышагивать по кабинету, невольно заставляя Кейтаро всерьёз взволноваться. — Подрывать своё положение в Альянсе нам никак нельзя, поддаваться на провокации тем более. Чёрт! Шикамару ко мне! Срочно!
      — Но ведь… — Минору заметно оробел, когда на него устремился грозный взор потемневших от ярости синих глаз. — Он ведь в Суне, его жена… она…
      — Мать вашу! — выругался Наруто, с досадой припоминая, что по причине тяжёлых родов Темари Нара был вынужден отправиться в Деревню, Скрытую в Песке. Проклятье! Но от хорошей стратегии, чёрт возьми, он бы сейчас не отказался!
      «Так, успокоился, даттебайо!» — приказал сам себе, насильно пытаясь вернуть былое спокойствие и здравомыслие.
      — Если подумать хорошенько, — Хокаге стал анализировать сложившуюся ситуацию в стремлении найти подходящее решение, — то Коноха под ударом в любом случае, но… Я не понимаю, Кин же сам предлагал сотрудничество с Листом, он ведь даже хотел сделать Ми… — Он осёкся, вспоминая о дочери и моментально цепенея от ужаса.
      — Хокаге-сама, что происходит? — не выдержал Кейтаро, как только разговор затронул коноховскую принцессу. Он сделал пару нерешительных шагов в сторону Шестого, но тот не обратил на него никакого внимания. — Наруто-сама… — Джонин сразу же ощутил, как неведение происходящего начинало медленно пожирать изнутри, но Хокаге и тут его проигнорировал, вместо ответа прикрывая глаза и пытаясь сосредоточиться на природной энергии, постепенно вводя своё тело в режим отшельника.
      Дрожь ладоней от понимания, что он самолично отправил дочь в стан врага, мешала сконцентрироваться, отодвигая такой желаемый момент перехода, и только лишь томительно долгую минуту спустя, пожалуй, самую мучительную в его жизни, он наконец-таки почувствовал мощный приток природной чакры и невыносимое, почти болезненное восприятие каждого, кто находился в нескольких сотнях километрах от него.
      Сквозь этот шквал разнообразных чакр найти Мидори было до невозможности сложно, но Наруто, методично отсеивая ненужные ощущения, упрямо искал дочь, всё ещё надеясь и уповая, что вся эта ситуация не более чем обычная провокация на раскол Альянса. Всеми фибрами своей души он желал обнаружить свою дочь, мирно спящую на походном футоне или же преспокойно идущую в сторону Ивы в компании Хатаке и Кентари; его родительское сердце заклинало всех Богов, чтобы это было именно так, а встревоженное сознание до сих пор свято верило в нерушимость некогда образовавшегося единства шиноби, пока… Он её не нашёл.
      Внутри что-то ощутимо кольнуло, а душа камнем сорвалась вниз, когда Хокаге осознал, что заветная энергия его малышки расходовалась. А в совокупности с тем, что вокруг неё находилось ещё несколько чужеродных чакр, это могло означать лишь… сражение? Мидори сражалась?!
      — Чёрт… — Вена на его виске угрожающе вздулась, а лицо покраснело от едва контролируемой ярости, что с чудовищной силой поглощала джинчурики. — Так, отсылайте срочное извещение в Суну, к Гааре, он должен помочь, а также Шикамару, чтобы он немедленно вернулся в Лист, и… — Наруто обернулся к Минору, и тот непроизвольно передёрнул плечами от того взгляда, полного гнева, злости и страха, что устремился на него, — моей жене ни слова.
      От монолога Шестого Кейтаро стало не по себе окончательно, но вопрос, что оглушал его мысли в данный миг, так и не смог вырваться наружу.
      — Кто сегодня на посту? — продолжил Узумаки, отчётливо понимая, что каждая секунда промедления может стоить Мидори жизни.
      — Сай-сама, Сето, шиноби, поддерживающие барьер, — тут же отозвался Ксио в ожидании дальнейших приказаний.
      — Сая ко мне! Быстро! — рявкнул он, и шиноби моментально испарился.
      — Хокаге-сама, да скажите же наконец, что случилось?! — Хаттори почти молил, не зная, как ещё можно было бы выведать причину такой бурной реакции на полученные известия.
      Наруто невольно вздрогнул: сказать по правде, он совершенно позабыл, что, кроме него и Минору, в кабинете находился кто-то ещё, и обернулся к джонину.
      — Кин… Он… — Выдержка, что какое-то мгновение назад не давала ему паниковать при Ксио, внезапно треснула, не выдерживая сильнейшего напора горького отчаяния. — Вот… — Вместо слов он протянул Кейтаро свиток, и тот, нервно перехватив его, незамедлительно прочитал послание.
      «Ивагакуре планирует нападение на Коноху», — одно простое предложение, заставившее пальцы джонина похолодеть, а тело содрогнуться в приступе гнева. Он ведь с самого начала не доверял этому Кину! С того самого проклятого экзамена на чунина! Так какого хрена ему никто не верил?!
      — Но ведь Мидори, — он устремил взор на Хокаге, боясь даже предположить, что с возлюбленной могло случиться непоправимое, — она ведь… жива? — голос охрип, а горло, сжимаемое безжалостной рукой беспокойства, болезненно запершило.
      — Чакра Мидори расходуется. Она явно… сражается…
      Ладони Кейтаро судорожно сжались, от чего свиток в его руке предсмертно захрустел.
      Видит Бог, он сравняет Иву с землёй, если с Мидори что-то случится!
      — Как далеко они успели уйти? — Его челюсти сомкнулись с такой бешеной силой, что слова вырывались угрожающим рыком.
      — Примерно сорок километров на северо-запад…
      — Я отправляюсь немедленно! Я доберусь до них примерно через полчаса! — Хаттори преисполнился решимости во что бы то ни стало, но спасти любимую.
      — Нет! Стой! Это самоубийство! — воскликнул Наруто, хватая того за плечо. — Я насчитал по меньшей мере пятнадцать чужеродных чакр вокруг неё, ты не справишься в одиночку! Необходимо набрать отряд!
      — У меня нет на это времени, и у Мидори тоже! — отрезал Кейтаро, раздражённо скидывая с себя руку Шестого.
      — Но… Тогда я иду с тобой.
      — Разве Хокаге не должен охранять свою деревню в случае угрозы нападения?
      На пару секунд Наруто замер, отчётливо понимая, что мальчишка абсолютно прав. Ведь, как ни крути, он являлся Хокаге, этим чёртовым Хокаге, который не мог покидать Коноху в моменты опасности.
      — Проклятье! Но я не пущу тебя одного, с тобой отправятся… — он схватился за виски, лихорадочно продумывая тактику, — мои теневые клоны и… Сето!
      — Наруто-сама, Сето не настолько силён, чтобы помогать мне, он будет только мешаться! — Кейтаро начинал откровенно злиться — каждая секунда промедления болезненной тревогой отдавалась в душе. — Насчёт клонов ничего не имею против.
      — Значит, решено. — Узумаки сложил пальцы в печать, но создать клонов не успел.
      — Наруто, вызывал? — Через приоткрытое окно в кабинет проник Сай, обеспокоенно глядя на бывшего сокомандника.
      — Да, — Хокаге перевёл на него взгляд и коротко кивнул, — сколько времени потребуется твоим птицам, чтобы преодолеть расстояние в сорок километров?
      — Минут десять-пятнадцать, не больше, что случилось? — Сай был явно озадачен до такой степени тревожным состоянием бывшего напарника.
      — Ива планирует нападение на Коноху, на Мидори с Какаши-сенсеем они уже напали.
      — Но… — Тот обескураженно нахмурился, бледнея ещё больше, — это ведь глупо! Альянс не позволит… — Сай осёкся, как только увидел то безмерное отчаяние, что плескалось у друга в глазах, и это было до невозможности понятным: у него самого был сын, и, если бы с Акено что-нибудь случилось, меньше всего он хотел бы выслушивать разглагольствования про Альянс. — Мне собрать отряд?
      — Нет, времени мало. К Мидори отправятся мои клоны и Хаттори, от тебя же в данный момент нам нужны только птицы!
      — Понял, — кивнул Сай и отточенным до автоматизма движением развернул свиток. Не медля ни секунды, он обмакнул в чернила кисть, незаметным образом оказавшуюся у него в пальцах, и с поражающей быстротой заработал, превращая плавные чёрные линии обыкновенной туши в витиеватое изображение двух орлов. — Я наделю птиц дополнительной чакрой, чтобы они были дееспособны в течение полутора часов, — его левая ладонь опустилась на рисунок и засветилась голубоватым сиянием, — но будьте осторожны: при истощении энергии они попросту исчезнут — важно, чтобы вы успели приземлиться.
      Кейтаро кивнул, давая понять, что наставления шиноби уяснил, а Наруто, не теряя времени, перешёл в режим Девятихвостого, конечно же, понимая, что клоны с чакрой демона будут куда сильней обыкновенных; тело моментально охватило неприятное жжение, но отвлекаться на такие мелочи ему не давало волнение за дочь.
      Цепкий взгляд художника против воли уловил, что демонический покров бывшего сокомандника стал чуть темнее обычного, будто в красно-оранжевую краску добавили каплю чёрной, но предпочёл на этом не зацикливаться, ожидая дальнейших указаний.
      — Теневое клонирование, — произнёс Наруто, складывая необходимые печати и преобразовывая чакру в десяток пылающих клонов, что тут же заполнили свободное пространство кабинета, однако же секунду спустя пятеро из них вспыхнули чёрным пламенем и тут же исчезли, издавая характерный хлопок и оставляя после себя лишь серое облачко дыма.
      — Наруто? — Сай был несколько удивлён увиденным: никогда прежде он не замечал подобного поведения теневых клонов. — Что с твоими клонами?
      — Неважно, — прохрипел Наруто, лоб которого моментально заблестел от выступившей испарины. Его тело горело огнём, а кожа стала болезненно чувствительной. Хм, значит, теперь он не мог создавать большое количество клонов в режиме Курамы: аматерасу явно набирало сил, и ему стоило использовать чакру Лиса гораздо аккуратнее. Проклятье, даттебайо! — Тебе хватит пяти? — как-то чересчур для Хокаге жалобно уточнил он, обращаясь к Хаттори.
      — Вполне, — решительно ответил джонин.
      — Готово! — Сай наконец-то отнял руку от свитка, и чёрно-белые пернатые, в тот же миг отделившиеся от пергамента, молниеносно устремились в окно, постепенно увеличиваясь в своих размерах.
      — Спаси её, — тихо промолвил Наруто, когда вслед за птицами в окно устремился и Кейтаро.
      — Обещаю! — бросил он, а через секунду уже взмыл в небо с невообразимой скоростью.
      «Я иду, Мидори, продержись лишь двадцать минут…»
 



Decoysie Linden

Отредактировано: 17.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться