По традициям жанра

Размер шрифта: - +

Вторая глава

Тяжелее всего было прощаться с Бурым. Мой добрый здоровяк масти горького шоколада с рыжими лохматушками был печален. Дар помогал ощущать его эмоции в полную силу. Притянув к себе крупную теплую голову, я зарылась пальцами в гриву и послала уверенность в скорой встречи.

В столицу мне было не суждено попасть. Да и не стоило, наверное, там появляться, если такие дела творились. Так что с мамой я рассталась в нашем городке у стационарного портала. Я крепко обняла свою родительницу, пожелав ей удачи. Думать о том, что впереди ее ждут не самые спокойные месяцы, не хотелось. Жизнь при дворе, тем более для птицы такого высокого полета, штука не безопасная. Запечатлев в памяти все самые дорогие сердцу детали ее образа, я шагнула в телепорт в небольшом городке у подножья горного хребта, а вышла в столице Климента – Бартиоле.

 

Первое, что я ощутила – влажный и очень теплый воздух. Он окружил меня, коснулся кожи, пробрался в нос и заполнил легкие. Мне не хотелось им дышать. Это был тяжелый тропический воздух. Мерзость. Дальше на глаза попался высокий мужчина с коротко стриженными изумрудными волосами и такими же глазами. Самый настоящий элементаль воды,. Только у тех, кто жил рядом с океанам – волосы принимали цвет больше похожий на мой натуральный, а вот болотники щеголяли самой настоящей зеленью. Строгий взгляд прошелся по мне от макушки до носков дорожных сапог, потом поднялся к лицу и остановился на шевельнувшимся Ярне. Птица, сидевшая на моей руке, приподняла крылья и, раскрыв хищный клюв, встретилась глазами с незнакомцем.

- Тан Маделин Берелинг, – мужчина скорее утверждал, нежели спрашивал. В ответ ограничилась кивком.

- Тар Титрион Гиноэй, ректор Первой Академии Климента, - представился мужчина.

Ага, кажется, мама упоминала это имя. Тот, который старый друг. К нему-то она меня и спровадила. Как же забавно слышать – Первая Академия Климента. Как будто есть вторая! Это высшее учебное магическое заведение было, не то что первым, оно было единственным, и не только в Клименте, а вообще во всех союзных королевствах. Но все упорно повторяют, что она первая, видимо ждут, что будет еще и вторая.

- Рада с вами познакомится, - кажется, это прозвучало весьма кисло.

Ректор нахмурился, но сердитым при этом не выглядел:

- Вы похожи на мать.

- Мне говорили.

На самом деле на маму я походила до тех пор, пока волосы не возвращали свой истинный цвет. А вот серые глаза с легкими вкраплениями голубого, действительно были мамины. Еще мне от нее достались губы красивой формы. Зато четкие черты худощавого лица на нее совсем не походили. В отличие от мамы я обладала высокими выделяющимися скулами, впалыми щеками и острым пусть и маленьким подбородком. В общем истории про милые ямочки от улыбок – это не про меня.

- Что ж, нам стоит поторопиться, до Академии плыть четыре часа от столицы, а темнеет тут рано. Прошу, - Титрион сделал шаг в сторону, пропуская меня вперед. За спиной у него мотнулась коса до поясницы. Какая интересная прическа, спереди стриженый, как лейкан, а со спины длинные волосы. А вообще мог бы и показать дорогу.

Пришлось идти первой, за мной поплыли мои сумки, ректор замыкал процессию. Так мы и вышли из здания порталов, оказавшись в верхней части столицы Климента. Город располагался, как предсказуемо, на берегу большого озера, местами его улицы не помещались на земле и переходили на воду. Видимо в шутке, о том, что Бартиола стоит на воде, есть доля правды. Вдохнув полной грудью противный воздух с примесью сырости и ароматов каких-то местных цветов, я подкинула Ярна. Орлан поднялся в небо, оповещая город о своем прибытии громким протяжным криком.

- Приметный у вас питомец, тан Берелинг. Возможно, его стоило оставить дома. Если вы прячетесь, привлекать лишнее внимание нежелательно, - задумчиво протянул ректор за спиной, он стоял прикрыв глаза рукой и наблюдал за полетом приезжей птицы.

- Это мой дух-хранитель. Он не может жить далеко от меня долгое время.

- Дело ваше, - пожал плечами Титрион и вышел вперед. – Следуйте за мной.

Мы быстро шли по улицам города, сильно отличающегося от моей родной столицы в первую очередь своими маленькими размерами. Видимо поэтому и шли, наверное ждать экипаж, потом толкаться на нем по узким улицам было бы неудобнее. Во вторую очередь, Бартиола отличалась внешностью своих жителей. Как бы тяжело не было это признавать, но, провонявший сыростью, Климент был центром торговли и ремесла. Большинство рек стекались именно сюда, в этот озерный край, уходя потом дальше на север. Так что вокруг мелькали всевозможные расы в непривычном для меня объеме. Помимо этого одежда местных была намного легче и свободнее нашей. Например, ректор щеголял в тонких серых брюках и светлой рубашке и… все, никаких пиджаков или камзолов, не говоря уже о плащах. А вот на ногах у него были сапоги из плотной кожи, видимо провалиться здесь в воду или наткнуться на змею было обычным делом. Женщины тоже удивляли своими легкими платьями, просторными шелковыми штанами и утягивающими топами. А мама еще что-то говорила про мой костюм для верховой езды. Что ж, не стану лукавить, в этом отношении Климент мне явно нравится.

- А разве Академия не в столице находится? – спросила я, стараясь не отставать от тар Гиноэя.

- Нет.

Многословно.



Катерина Глазер

Отредактировано: 27.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться