По ту сторону. Анна.

Размер шрифта: - +

21

21

     Дорога до замка Касла растянулась почти на месяц.

     Но сперва Элберт уговорил нас остаться на свадебную церемонию. Он и нам предлагал под эту дудочку соединить свои судьбы, но мы единодушно решили устроить свадьбу в замке Келлери.

     - Касл, а что у вас на свадьбу принято дарить молодым?

     - Всё зависит от степени родства или размера кошелька. Но ты за себя не беспокойся, ты уже преподнесла молодым свой подарок.

     - Нет, я ничего еще не преподносила. У меня и денег-то нет, постой, ты говоришь о диадеме?

     - Да, а в особенности о той цене, что назвал ювелир. Я был поражен рассказу Элберта.

     - А-га, а уж как ваш ювелир-то был поражен! Лотари сказала, что никогда еще не видела его таким… таким удивлённым, что ли?

     - Да, Анна, ты и меня всё больше удивляешь.

     Мы прогуливались по рыночной площади. На моей левой руке красовался браслет, а в ушах, выполненные тем же мастером серьги. И подаренные мне еще до того, как мы объявили всем о своей очередной помолвке.

     Проходя мимо оружейной лавки, Касл притормозил.

     - Зайдём? Может подарок другу здесь подберу?

 

***

     Сама церемония на мой взгляд была тусклой и неинтересной. Двое - жених и невеста в каких-то жутких домотканых рубахах, босиком шлёпали по городу до Храма. Входили в Храм только они, без гостей и свидетелей. Что там происходило, я не знаю, и Касл не стал меня просвещать.

     Гости встречали их уже на выходе. С горстями злаков, лепестков и мелких монеток. Это мне уже было понятно. Странно было другое - я-то привыкла, что к свадьбе невеста заранее начинает выбирать себе наряд, обувь, украшения и всё такое, а тут надела какой-то жуткий мешок на себя и идёт довольная. Не понимаю! Хорошо, хоть на встречающих молодоженов гостей такие мешки не понадевали.

     Затем мы, с поздравлениями закидали молодых, выходящих из Храма, своими крупами, монетами и лепестками, уселись, кто в повозки, кто верхом, и процессия двинулась к замку.

     Дальше всё шло по плану. И тут, что в этом, что в моём мире никаких нововведений не было. Пока гости рассаживались за столы, молодые наконец-то переоделись в подобающую праздничной церемонии одежду. И вышли к народу.

     Невеста сияла, жених был скромен и даже немного смущен.

     Тосты сменяли один другой, молодым желали света, проливающегося над их головами, здоровья, прибавления в семействе, словом, всё, как у всех.

     Музыканты, приглашенные Элбертом, ненавязчиво наигрывали свои мелодии. Затем дошло и до танцев. А так, как танцевать местные кадрили я не умела, то сидела тихонечко и наблюдала за гостями. Касл, извинившись, вышел из-за стола и сейчас невдалеке разговаривал со своими знакомыми.

     А я сидела, наблюдала, и ждала сигнала от Лотари. Мы приготовили молодым еще один сюрприз. Сюрприз опять-таки из моего прошлого.

     Наконец, музыка стихла, танцующие потянулись к своим местам, чтобы передохнуть и перекусить. А я увидела в дверях экономку, подзывающую меня.

     - Касл, пойдём, преподнесём наш подарок. Всё готово. - С этими словами мы тихонько поднялись из-за стола и скрылись за дверью.

     А, буквально секунду спустя, мой жених хорошо поставленным голосом, даже не подозревала, что он так может, провозгласил.

     - Торт молодым!

     Все озадаченно посмотрели в нашу сторону. А мы, в сопровождении экономки и повара, под недоумевающие взгляды жениха и невесты и гостей, вывезли на специальном столике трёхэтажный торт, украшенный розочками и различными кремовыми финтифлюшками.

     Готовили мы это чудо не один день. Нет, крем-то конечно был наисвежайший, а вот меренги выпекались заранее. К слову надо сказать, что хоть здесь и не пекли меренги, да и торты такие не готовили, а выпекали только различные пироги и песочное печенье, Рэдвин быстро понял, что от него требуется и каким-то образом настроил свою печь так, что меренги получились у нас со второго раза абсолютно правильные. Сухие и хрустящие.

     Крем здесь готовили, как и у нас, но никогда не добавляли в него красители.

     Мы с Каслом подошли к ничего не понимающим молодоженам, взяли их за руки и пригласили разрезать торт, дабы угостить всех гостей праздника.

     - А это съедобное? - Спросила меня невеста. - С восхищением глядя на наш кулинарный шедевр.

     - Пальчики оближешь, - шепнула я ей и вручила нож.

     В зале повисла тишина. Было слышно, как хрустят меренги под ножами. А Лотари с Рэдвином направляли слуг с тарелочками к гостям.

     Когда всем угощение было роздано, а сами молодые уселись за свой стол, стоявший отдельно на небольшом возвышении, Элберт первым попробовал новый десерт. По выражению его лица, гости поняли, что нечто белое и воздушное, что сейчас лежит перед ними на тарелках, есть можно и не стали отставать от хозяина. А после дегустации дружно вызвали повара, чтобы высказать ему свое восхищение.

     Рэдвин пунцовый, не то от гордости, не то от смущения, порывался вызвать и меня, но я пригрозила ему кулачком. Это его триумф, и его заслуженные лавры.

 

***



Дана Пенова

Отредактировано: 30.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться