По ту сторону: Генерал.

Размер шрифта: - +

Глава 5. Трое неизвестных.

От Бофорда до Вашингтона на машине можно было доехать за девять с половиной часов. С двадцать первого шоссе переехать на девяносто пятое и дальше прямой дорогой до Вашингтона. Дорога не была буквально прямой. И, все же, девять часов за рулем много даже для опытного водителя. У Эстер были права всего лишь год, она от силы могла беспрерывно проехать два часа, и потому решила сделать остановку во Флоренсе. Там можно не только заправиться, но и перекусить.

По радио крутили Рэя Чарльза, пока за окном: трава, деревья и небо – смазывались в одну картинку. Эстер ощущала себя вне времени, слушая джазмена пятидесятых годов, одновременно теряя цельный пейзаж. Словно прошлое, настоящее и будущее слилось воедино в машине. Было приятно просто ехать. Может, в конце концов, и была конечная цель – Вашингтон, но сам процесс навевал теплые воспоминания. Эстер помнила, как подобно этому ехала с семьей. Как смеялась с Майком, одновременно мешая отцу нормально вести машину, и тем самым веселила маму.
Воспоминания так проникли в разум Эстер, что она не заметила, как начала неосознанно улыбаться. Это не ускользнуло от внимания Клауса.

— Почему ты улыбаешься? — Поинтересовался он.

Эстер вынырнула из водоворота картинок, обернувшись на секунду к мужчине.

— Вспомнила кое о чем, — проговорила она, — я очень часто бывала в дорогах, обычно с семьей.

— Ты скучаешь по ним? — Клаус беспрерывно смотрел в лицо Эстер.

— Конечно, — она сразу же согласилась, — конечно, скучаю. А ты разве ни по кому не скучаешь?

На мгновение Клаус задумался об этом, размышляя, о ком он мог бы скучать. Но дело в том, что в Ином мире нет человека, которому он безоговорочно доверял и верил. Такой человек был здесь, в Равновесном мире, и он не был рядом. Возможно, по ней он и скучал.

— По тебе, — быстро ответил Клаус, — ну, то есть...

— Все нормально, — Эстер приободряющей улыбкой одарила мужчину, — я поняла.

Ее мысли вернулись к Генералу. Трудно думать о взрослой себе не как об идеи будущего, а как о настоящем человеке. Человеке, который находится в Вашингтоне и пришел из другого мира со своим спутником. Или правой рукой, нет разницы. Все это запутанно, странно и невероятно. Но еще на Землю, в Равновесный мир, могли прийти не только Клаус и Генерал, а еще и приспешники Криуса. Что могло ухудшить положение.

— Я знаю, что эти... кри могут выследить нас. — сказала вдруг Эстер. — Вероятнее всего, им удалось отследить тебя, или Генерала. Рано или поздно они нападут.

Краем глаза она заметила усмешку Клауса.

— Я не скучаю по твоему интеллекту.

И это заставило рассмеяться Эстер. Ей никто еще так часто не говорил, что она умная. Родители это другое, как и младший брат, а вот человек – Иной, – с которым знакомы от силы неделю, с одной стороны. С другой же целых восемь лет.

Ближе к Флоренсу, когда оставалось не больше получаса, Эстер решила свернуть на одном кольце. Перед тем, как ехать дальше, нужно было переодеть Клауса, иначе их найдут быстрее, чем хотелось. Внешний вид мужчины слишком привлекал, даже для свободной Америки.
Проехав еще пару минут, Эстер остановилась возле магазина мужской одежды. Она решила, что там найдется подходящая одежда для Иного.

— Почему мы остановились? — Спросил Клаус, его голос был до жути спокойным.

Прежде чем ответить, Эстер отстегнула ремень безопасности, замечая, как за ней повторил Клаус.

— Если нас могли отследить как-то, не знаю, может, есть такой Иной, — предположила Эстер, — да и без того, твоя одежда привлекает ненужное внимание.

Клаус опустил голову, рассматривая свою одежду. И с непониманием вернул внимание Эстер.

— Но это самая нормальная одежда.

— В твоем мире, да, — Эстер согласилась, — но тут подумают, что ты с комик-кона.

— С комик-чего?

Эстер лишь отмахнулась, сказав, что это особенность Равновесного мира. А затем потащила Клауса в тот магазин и, пока они шли, обратила внимание Иного на то, что на них и правда все смотрели. Точнее – на Клауса. Так как Эстер жила в Равновесном мире, мужчина полностью доверился ей, позволяя одевать себя в непривычную одежду. И эта одежда была похожа на ту, в которую он был одет в доме Рейесов. Когда они пошли обратно к машине, на них уже никто не обращал внимания. И тогда они смогли поехать дальше до Флоренса в полном спокойствии за собственные жизни.
Новая остановка была на заправке, но в этот раз выходила из машины только Эстер. Пока она стояла на кассе, она из окна наблюдала за тем, как Клаус рассматривал заправку. С интересом смотрел на другие машины и вставленные в бак пистолеты с бензином. Эстер догадалась, что в Ином мире машин нет, может раньше были, намного раньше рождения самого Клауса. Девушка все время возвращалась к одной и той же мысли: Клаус родился уже во время войны. Она даже не могла представить, что он чувствовал. Клаус ничего не рассказывал про свою семью, и Эстер сделала вывод, что его семья погибла. И снова же – погибла из-за войны. Девушка понимала, почему ее взрослая версия согласилась помочь Иному миру с узурпатором Криусом.
После заправки пришлось сделать большой крюк ради кафе «Ruby Tuesday», которое находилось напротив самой заправки. Но две проезжих части были разделены широкой полосой. Бензина должно было хватить еще на шесть часов, однако Эстер собиралась снова остановиться через два часа. А если к десяти они не доедут до Вашингтона, то придется ночевать в мотеле где-нибудь на дороге. Отец ей всегда говорил, что ночью не стоит ехать, даже если не едешь один в машине.
В кафе Эстер закала бургеры и картошку, чтобы не пользоваться кухонными принадлежностями. В прошлый раз Клаус вовсе не заметил приборы и начал есть руками. Бургеры и картошку можно спокойно есть именно руками. Когда официантка принесла заказ, Эстер сразу попросила счет, чтобы долго не ждать. Пока они ели, девушка постоянно выглядывала в окно, чувствуя, что превращается в параноика. Благодаря наставлениям отцу, Эстер села в углу, чтобы видеть весь зал кафе, но и неподалеку от окна, чтобы видеть улицу. Место было идеальным для обзора. Хотя вероятность нападения была мала, – перед ней сидел Иной со способностью из Иного мира. Теперь Эстер знала, что может произойти все что угодно.
Дизайн кафе не раздражал глаза. На весь пол – горчичный палас с красной прошивкой. В тон паласу были красные спинки мягких диванчиков и черные пышные сиденья. Плафоны были красного и горчичного цвета. Не было вычурности и резкости. Эстер нравилось здесь. После того, как она поела, ей удалось внимательнее рассмотреть заведение.
В какой-то момент ощущение наблюдения увеличилось. Как будто засосало под ложечкой. Эстер сжала руку в кулак, лежащую на коленях. Когда Клаус доел, она нагнулась ближе к столу, чтобы ее мог слышать только он.



La Bete

Отредактировано: 28.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться