По ту сторону: Генерал.

Размер шрифта: - +

Глава 8. Род-Айленд авеню.

Эстер ощущала липкий страх, который проходил по всему ее телу. От головы и до пят била дрожь. Пару раз девушка подходила к углу, где стояла церковь, и возвращалась обратно к машине. Ее руки постоянно сжимали кулаки, а дыхание совсем сбилось. Эстер приехала на нужную улицу раньше Клауса и теперь в мучительном ожидании искала его. Поблизости никого не было, фонари освещали дорогу, редкие собаки пробегали рядом. Люди не подозревали, что происходит, произойдет здесь, в церкви. Кри были рядом, Эстер чувствовала это. Она не могла объяснить себе это чувство, она просто знала. Может не в двух-трех ярдов, но на расстоянии квартала.
Прошло минут пятнадцать, прежде чем Клаус появился в поле зрения. Его стремительная походка настораживала, и Эстер быстро кинулась навстречу. Она успела перехватить его до того, как Иной бы ворвался в церковь и устроил непонятно что. Держа за рукав куртки, Эстер утянула мужчину в темный переулок.

— И что ты собирался сделать? — шепотом спросила она.

— Я собирался зайти в то здание, — Клаус указал рукой на церковь, — куда и сказала идти Генерал.

Эстер сдержалась, чтобы не повысить голос.

— Ты... У тебя есть хоть какая-то стратегия? Хоть что-то. Чтобы не пойти туда и не убить себя, меня и вторую меня.

По лицу Никлауса Эстер поняла, что нет. И это еще больше заставило ее нервничать. Без плана – хоть какого-нибудь – их просто могли убить. Они даже не успели бы найти Генерала. Так что стоило придумать план или его жалкий скелет. Эстер начала вспоминать все, что отец говорил о подобных вещах. Сначала узнать, сколько входов и выходов, куда выходят окна, сколько людей на улице. Осмотреть церковь у них не получится, так они привлекут к себе внимание. А из временного укрытия был виден лишь один вход, который в то же время являлся и выходом.

— Генерал как-то может знать, что ты здесь? — Эстер надеялась на положительный ответ. — Это было бы кстати.

Но Клаус только пожал плечами.

— Я не знаю, не уверен, — ответил он, — если бы она знала, что я здесь, в этом городе, то может, сама меня нашла. Но по какой-то причине это не так.

— Ладно, идем.

Эстер снова взяла Клауса за руку и потянула за собой из безлюдного переулка. План созревал в голове с каждым новым шагом, но в голове Эстер никто не шептал, что это хороший план. А другого плана у них в любом случае не было.
Пробравшись внутрь церкви, Эстер и Клаус не заметили никого, кто был бы похож на Иного. Ни они, ни кри, ни прихожан. В церкви только горели свечи на алтаре, на паре подставок под иконами. С левой стороны от алтаря находилась невысокая дверь, которая вела в пристройку к церкви и деревянной лестнице, ведущей под купол. Эстер махнула рукой Клаусу, чтобы он поспешил за ней, и сама двинулась к той невысокой двери. К счастью, она не была замкнута. Эстер осторожными шагами поднялась по лестнице. Она выглядела старой, и девушка удивлялась, как она не скрипела под тяжестью Клауса и ее весом.
Когда они оказались наверху, Эстер заглянула за алтарь, но пристройка к церкви была закрыта от колокольни. Пока они ходили по ровным доскам, девушка заметила, что Клаус разглядывал иконы так, как разглядывал вещи, которые видел впервые.

— Полагаю, ты не католик, — шепотом сказала Эстер, — и даже не христианин.

Клаус обернулся к ней и сразу отрицательно покачал головой.

— У нас нет ничего подобного, — ответил Иной, — только два Бога и никого больше.

Эстер хотела спросить, что за Боги, но ее прервал скрип входных дверей. Быстро схватив Клауса, Эстер двинулась к лестнице, где обзор лучше. Девушка приоткрыла дверь, чтобы разглядеть пришедшего. И Клаус протолкнул сверху свою голову, чтобы тоже оглядеть церковь.
По центру медленно шла невысокая женщина, низко опустив голову, словно ей было плохо. Она медленно дошла до алтаря, а затем повернулась к нему спиной. В мягкой тишине церкви было слышно, как потрескивал воск свечек. По полу тянул сквозняк от приоткрытой двери. Воздух в одно мгновение стал вязким, словно вибрирующие частицы накрепко слиплись друг с другом и не спешили отдаляться. Присмотревшись лучше, Эстер увидела кровь на правой руке женщины, которая стекала с плеча до самых кончиков ее пальцев. Загустевшая кровь капала на мраморный пол алтаря. Легонько толкнув Клауса, Эстер указала ему на ранение женщины.
Резко подняв левую руку, эта женщина растопырила пальцы, светло-коричневые скамейки поднялись в воздух и в противоположные стороны отлетели к стенам. Теперь в церкви было намного больше места. Эстер не хотела думать для чего это, но двери вновь противно заскрипели. Один за другим вооруженные люди заходили в церковь, создавая сплошную линию перед раненной женщиной. Люди в черной одежде, на груди которых был знакомый орнамент, и с автоматическим оружием прицелились. По спине Эстер пробежался мерзкий холодок, словно от копчика до самой шеи поползла склизкая змея. На этих людях были маски. Те маски, что снились Эстер в кошмарах, не давали ей спать. Это были кри, приспешники Криуса, те, что без способностей. А женщиной была Эстер – Генерал.

— Сдавайтесь! — Приказал один из кри, тот, что стоял ближе всех остальных. — Сдавайтесь или будьте убиты.

Выбор был очевиден. Снова взмахнув рукой, Генерал пустила скамью в отряд кри. Им пришлось разбежаться в стороны, чтобы остаться целыми. Линия нарушилась. Генерал дала знать о своем решении. Эстер видела, как она пошатывалась, еле держась на ногах, а кровавая рука безвольно висела вдоль туловища. Вот почему Генерал не нашла Клауса своими силами. Она была серьезно ранена. В ответ на свой отказ сдаться: она получила пулеметную очередь. Ей пришлось вновь выпрямить левую руку перед собой. Большая часть пуль остановилась в ярде от нее, застревая в густом воздухе. Но некоторые пули проскальзывали через невидимый барьер, и Генералу с трудом удавалось сменить их курс в опасной близи своего тела. Из-за ранения она не могла нормально пользоваться силами.
Эстер чувствовала, как Клаус дрожал, он собирался выбежать из-за двери, но она крепко держала его. Пришлось шепотом уговаривать мужчину остаться, иначе он мог навредить самому себе, молодой и взрослой Эстер. Пули, летящие в Генерала, не кончались. И в итоге Эстер не смогла долго сдерживать Клауса, он сорвался с места и побежал прямо на кри. Эстер видела, как Генерал повернулась к своему другу, который с силой толкнул скамейку. Она полетела на кри, но в этот раз не всем удалось избежать удара. Трое из них не могли больше стрелять. Эстер почувствовала благодарность Клаусу, исходящую от Генерала, что вовсе сбило ее с толку.
Воздух настолько сбился, что она не могла дышать. Эстер собой чувствовала, как Генерал использует свои способности, и это появилось у нее впервые. Чувство скручивало мышцы и осушало кожу. Эстер не хотела оставаться в стороне, когда ее взрослая версия билась с кри наравне с Клаусом. Но выбора не было. Если с ней что-то случиться, то тоже случиться и с Генералом, а значит, затронет и Клауса. И Эстер уловила взгляд карих глаз. Она смотрела в свое постаревшее лицо и вдруг поняла, что это – причинно-следственная петля.
С самого начала была петля, которую невозможно изменить. Эстер знала, что произойдет, потому что уже видела это. И все, что происходило с ней – уже произошло с Генералом. Клаус считал, что его подруга, открывающая порталы, ошиблась. Это было не так. Все взаимосвязано. Иначе не могло произойти. Девушка должна была устать, чтобы отправить Генерала и Клауса сюда, в год, когда Эстер было еще семнадцать. Именно этот момент привел девушку к командованию Иными.
Обе Эстер повернулись, когда услышали сдавленный крик Клауса. В него попал один из кри. Из-за этого Генерал двинулась вперед и пропустила пули, которые попали в нее. Боль, которую испытывали Клаус и Генерал, испытала и Эстер. Это было что-то мимолетное, но такое настоящее, режущее кожу, будто на самом деле разрывало ее мягкую плоть. Что-то внутри Эстер взорвалось. Сработал, заклинивший на десять лет, триггер. Дверь, за которой Эстер стояла, открылась без взаимодействия с ней. Чувствуя неведомые толчки, она уверенно вышла из укрытия. Она направилась прямо к отряду кри, проходя мимо Генерала. А та понимала, что происходит, ведь с ней это уже произошло.
Пули разлетелись в разные стороны, даже не доходя до Эстер. Теперь она чувствовала свои способности. Она чувствовала, как они переполняют ее, словно вода переполняет уже наполненную чашу. Впервые за столько лет силы раскрылись, и их было слишком много для одной Эстер. С болезненным криком она выбросила обе руки вперед, и отряд кри разлетелся, как от разрыва гранаты. Из оконных рам выбились стекла, входная дверь разлетелась на щепки, а сигнализация на машинах, стоящих рядом с церковью, громко завизжала. Ударная волна собственных сил отбросила Эстер на ярд назад. Наступила тишина.
Никто из кри не подавал признаков жизни. Клаус лежал в углу церкви, зажимая открытую рану на своем плече. На его голове и одежде полно пыли, крошки стекол и деревянных щепок. Эстер обессилено лежала на спине. Сердце с невероятной скоростью гоняло кровь по всему телу, шумно отбивая свой ритм в ушах девушки. Этот шум перекрывал лишь неприятный звон. Когда силы понемногу возвращались к Эстер, она повернулась к повзрослевшей версии себя. И не увидела ее рядом. Генерал лежала рядом со сломанным алтарем, теряя кровь из своего ослабшего тела.
Сильно покачиваясь, Эстер поднялась на ноги, и все еще нагнувшись, боясь упасть вновь, шла к Генералу. Она почти свалилась на колени перед собой, схватив за руку. Как только она это сделала, то получила сильный импульс. Он заскользил по рукам, перекатился на плечи и спину, а затем прошелся по ногам и словно ударил током. Глаза Эстер засветились естественным карим цветом, наполняя их чистым янтарем. Голова девушки запрокинулась назад, а губы приоткрылись. Множество картинок замелькало перед ее глазами, множество разговоров наполнили уши; мозаика воспоминаний забила юную голову. Импульс повторно прошелся по телу, а затем оттолкнул. Взрослая и молодая Эстер разлетелись в разные стороны.
В последней секунде соприкосновения с Генералом, Эстер почувствовала, как сердце первой остановилось. Ее взрослая версия умерла. Вероятно от того яда, чем была наполнена ее кровь, либо же от ее потери. Для Эстер конец предрешен.
Через несколько минут, когда собственное сознание вернулось, Эстер почувствовала, как кто-то тянет ее вверх. Повернув голову, она увидела измученного Клауса. Его белокурые кудри запутались еще больше, переплетясь с деревянными щепками. Мужчина потянул Эстер на себя, осторожно обнимая ее, и позабыл о собственном ранении.



La Bete

Отредактировано: 28.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться