По ту сторону глаз

глава третья

Я проснулась, а кошмар продолжился.

Со стоном я уткнулась лицом в подушку, свернулась в клубок и решила пролежать так всю оставшуюся жизнь. Я не хотела вставать, не хотела видеть незнакомых мне людей, не хотела улыбаться им и делать вид, что со мной всё в порядке. Я не в порядке. Мир не в порядке.

Я сделала нервный вздох, стараясь раствориться в утре нового дня. Вопреки моему хмурому настроению, настойчивый луч солнца пробивался сквозь невесомую ткань занавесок и мои закрытые веки. Пролежать в сознании будет ещё мучительнее, чем пережить этот день.

Я выбралась из кровати, заставляя себя дойти до ванной комнаты.

— Привет, Холли, — сказала я своему отражению. — Что испортим сегодня?

На её лице появилась кривая ухмылка, и в этом жесте я узнала себя. Может, это и была я? Один день мог оказаться сном или больной фантазией, но разве проснуться в комнате Холли во второй раз не означает, что я она и есть? Только с психическим расстройством.

Когда я спустилась на кухню, Вивьен кружилась у плиты, а Нейт уже допивал свой кофе.

— Доброе утро, — сказала я, садясь за стол.

Родители Холли заговорщически переглянулись. В чём дело?

— С днём рождения, милая! — пропела мама и словно из ниоткуда поставила передо мной кусочек торта с горящей в нём свечой. — Раз уж сегодня вечером тебя не будет дома, устроим наш маленький праздник прямо сейчас.

— Моя девочка теперь совсем взрослая, — папа встал из-за стола и потрепал меня по голове. Я недовольно поморщилась и пригладила волосы.

День рождения. Я думала, хуже быть не может.

— Милая, мы знаем, как сильно ты хочешь машину, — заговорила мама таким голосом, будто кто-то умер. От сияющей улыбки не осталось и следа. — Но мы с твоим отцом посоветовались, и решили купить её на окончание школы, чтобы ты всегда могла приезжать из колледжа домой на праздники и выходные.

Так вот о чём говорила Аманда. Холли давно поднимала вопрос о собственной машине, но каждый раз тщетно. Довольно скверно постоянно от кого-то зависеть.

— Видишь ли, твой отец… — извиняющимся тоном продолжила мама.

— Ничего страшного, — перебила её я, пожав плечами. Какая уже разница.

— Но у нас всё же есть подарок, — вмешался Нейт. Он протянул белый конверт, украшенный маленьким розовым бантиком.

Я аккуратно открыла его и заглянула внутрь. Подарком оказалась стодолларовая купюра.

— Спасибо, — искренне сказала я. Деньги никогда не бывают лишними.

Больше не желая находиться в центре внимания, я быстро позавтракала шоколадным напоминанием о самом ужасном дне и вышла на крыльцо. Аманда уже вовсю сигналила. Я села в машину, по новой привычке бросив быстрый взгляд в сторону соседского дома. «Челленджер» стоял на месте.

— О Боже!

Я не на шутку перепугалась.

— Что это? — Аманда уставилась на мои ноги и даже подняла на голову свои солнцезащитные очки. Я проследила за её взглядом, но ничего необычного не обнаружила.

— Это мои ноги, — серьёзно ответила я.

— Я вижу. Но что на них!

— Кеды.

— Вот именно! Ты надела кеды? С платьем? Серьёзно?

Я посмотрела на своё яркое платье в мелкий цветочек. На самом деле, в сочетании с джинсовкой оно мне даже нравилось. Я почти почувствовала себя собой.

— Я не нашла свои джинсы, — пожав плечами, объяснила я. К сожалению, об этом я узнала только после того, как перерыла весь шкаф. Зато там нашлись кеды.

Аманда одарила меня сожалеющим взглядом, вновь опустила очки на глаза и прибавила скорость. Дальше мы ехали молча.

Смущение Аманды мне было понятно. Мы — своего рода элита школы. Мы поступим в престижный университет, нас ждёт грандиозное будущее, и поэтому мы должны выглядеть как серьёзные и стильные девушки.

Но я не была такой.

Я никогда не следовала моде, не переживала о том, какие вещи сочетаются друг с другом, а какие — нет. Дорогие и бесполезные шмотки были не для меня. Дайте мне кожаную куртку, чтобы не замёрзнуть в холод, любую футболку, чтобы можно было снять куртку, если жарко, и джинсы, чтобы свободно передвигаться — я буду счастлива.

О колледже я тоже редко задумывалась, хотя понимала, что времени на раздумья почти не оставалось. Я видела энтузиазм в глазах Мелиссы, слушала о том, как она мечтает стать журналистом и завидовала ей в том, что у неё есть мечта. А я просто жила сегодняшним днём, плыла по течению, заполняя свободное время книгами и дёрганием струн на старенькой гитаре. Именно дёрганьем, потому что играть я не умела. Её отдала мне Мелисса, найдя у себя на чердаке. Музыка никогда не привлекала подругу, а я с удовольствием решила подарить гитаре вторую жизнь.

Бекки помахала нам в коридоре, проходя под ручку со своим громилой из футбольной команды. Мы с Амандой натянуто улыбнулись. Я-то понятно почему, но Аманда...

Странно, что до сих пор никто из них не поздравил меня с днём рождения. Надеюсь, они забыли о нём и никогда не вспомнят.

Мы вошли в кабинет испанского, и меня охватил мандраж. Вчерашний заваленный тест убил всю мою веру в себя. Я села за свою парту и принялась нервно вертеть в руке карандаш. Буквально спустя десять секунд после звонка и за двадцать секунд до учителя в класс вошёл Алан. Желудок предательски сжался. Очевидно, вчера он произвёл на меня не слабое впечатление, раз на его появление у меня выработался такой рефлекс. Не хотелось бы мне столкнуться с ним один на один снова.

Алан сел на то же место, что и вчера. Я усердно пялилась на доску, чувствуя, как по мне скользнул его взгляд. Я решила проигнорировать его. И придерживалась этого решения в течение всего дня. Иногда мне почти удавалось забыть о существовании Алана. Честно говоря, я не знала, какая именно мысль отвлекала меня от другой: угнетающее присутствие Алана во время уроков или моя перевернувшаяся с ног на голову жизнь.



Ana Vogel

Отредактировано: 24.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться