По ту сторону глаз

Размер шрифта: - +

глава двенадцатая

— Вот ты где, дорогая. — На моё плечо легла рука, но я скинула её, ускоряя шаг.

— Не трогай меня!

Когда Алан последовал за мной, я перешла на бег.

— Да стой же ты. — Алан остановил меня и развернул к себе. Увидев меня, он тут же изменился в лице. — Что случилось?

— Всё нормально, — умудрилась я выдавить из себя.

— Тогда почему у тебя кровь и ты плачешь? — Парень напрягся, и я это почувствовала по тому, с какой силой его пальцы впились в мои плечи.

Я дотронулась до щеки, обнаружив её мокрой. Я действительно плакала. И новые слёзы жгли глаза. Теперь уже от обиды.

— Ты бросил меня, Алан! — закричала я, не ожидая этого от самой себя.

— Что? О чём ты говоришь?

— В последний раз ты просто ушёл, намекнув, что в ближайшее время не желаешь меня видеть. Потом пропал на несколько дней, так и не рассказав мне ничего из того, что обещал, — объяснила я. — Ты единственный к кому я могла прийти, но ты просто забил на меня! Я думала мы… в одной команде, понимаешь? А теперь ещё и это... — Я махнула рукой в сторону школы. — Он снова пытался это сделать. И мне даже некуда пойти, негде спрятаться от всех вас! Я здесь одна! — я потеряла контроль, перейдя на несвязные обвинения. Мне кажется, это произошло. Я сломалась. Я действительно ощутила груз, который всё это время был на моих плечах. Я была абсолютно одна среди чужих людей, на которых не могу положиться или надеяться. Мне нет места в школе, нет покоя дома. Мне так хотелось куда-нибудь уйти. Но я продолжала стоять напротив Алана, которого в этот момент ненавидела.

Алан наблюдал за мной с полной растерянностью, словно боялся перерезать неверный провод и взлететь на воздух. Наверно, видеть перед собой нервный срыв действительно жутко, но испытывать его ещё хуже. Поэтому я просто кинулась к Алану и прижалась к его груди. Мне нужно было подобие объятий. Нужно было знать, что я всё ещё существую.

Сначала, когда Алан заметно напрягся, я подумала, он оттолкнёт меня, и уже хотела отстраниться от него. Но его руки легли на мою спину, прижав к себе ещё крепче.

—  Тщ-щ, — прошептал он, поглаживая меня по волосам. — Я здесь.

От этого мне стало ещё хуже, и мой плач превратился в проливной дождь. Я уткнулась в его грудь, желая спрятаться и раствориться в нём. Руки обвились вокруг его талии — пожалуй, крепче, чем следовало бы. Но я понимала, что, скорее всего, это первый и последний раз, когда я могла позволить себе чьи-то утешения. А точнее его утешения.

— Ну же, успокойся, дорогая. — Его рука лежала на моей пояснице, оставляя горячий след. Он наклонил голову к моему уху и прошептал, обжигая своим дыханием: — Я рядом. Я здесь.

Впервые в жизни я возненавидела свой разум за то, что он продолжал анализировать его слова, когда мне нужно было просто поверить им. Я не могла, мне нельзя было воспринимать их всерьёз — он всего лишь пытался успокоить меня. Но, к счастью, моё глупое сердце ему верило. Не знаю, как долго я стояла вцепившись в Алана мёртвой хваткой и рыдая, но постепенно я начала успокаиваться.

— Уже лучше? — осторожно спросил он, слегка отстраняясь от меня, чтобы заглянуть мне в глаза.

Я кивнула.

— Спасибо, — прошептала я.

— Теперь её можно выжимать, — усмехнулся Алан, оттягивая свою худи от тела.

Мне стало жутко неудобно.

— Извини.

— Теперь мы поедем домой?

Мы? Значит, сегодня он вспомнил обо мне? Ну, разумеется. После такого-то представления.

— Да-да, конечно. Ты можешь ехать. Извини, что задержала.

Алан устало вздохнул, снисходительно заговорив:

— Дорогая, говоря «мы», я подразумеваю тебя и себя. Пошли к машине.

— Ты уверен? А вдруг у тебя назначена встреча с какой-нибудь чирлидершей? — Ох, я правда не хотела этого говорить. Это абсолютно не моё дело. Но видит бог, у меня нервный срыв, и это его последствия.

— Что? — Алан посмотрел на меня с негодованием. Он покачал головой из стороны в сторону. — Думаю, нам о многом нужно поговорить. Пошли.

Я силой заставляла себя не смотреть в зеркало. Меня тошнило от всего происходящего, и если сейчас я снова увижу эту глупую блондинку, я покончу с собой. Умывшись ледяной водой и смывая растёкшуюся под глазами тушь, о существовании которой я знала, даже не глядя в зеркало, я вышла из ванной. Алан как раз появился из кухни с двумя чашками в руках.

— Я заварил чай. Должно помочь успокоиться, — сообщил он.

Глядя на парня в худи с капюшоном и закатанными рукавами, оголяющими татуировки, и в рваных джинсах, который предлагает чай, я не удержалась от улыбки. Полнейший оксюморон!

— Что-то не так? Ты не любишь чай? — насторожился парень, поставив кружки на журнальный столик возле дивана.

— Нет-нет, — заверила я. — Просто это… странно. Ты и чай.

— Могу предложить виски...

— Не стоит.

Я села на диван, всё ещё пытаясь понять, какую сторону мне принять в своей внутренней борьбе: либо уйти и оставить Алана в покое, либо остаться, потому что мне просто хорошо быть рядом с ним. Несмотря ни на что.

Я продолжала сидеть на месте, а значит, иррациональная часть меня победила.

— Может, теперь расскажешь всё по порядку? — тоном полицейского спросил Алан, который устроился на противоположной стороне дивана. Точно так же, как в тот день, когда я рассказала ему правду. — Кто и что пытался тебе сделать?

Я уверена, он догадывался, но хотел услышать это от меня.

— Никто. — Я потянулась за кружкой, сделала глоток и чуть не опрокинула её, когда горячая жидкость обожгла свежую рану на губе. Я вернула чашку на место и закусила губу.



Ana Vogel

Отредактировано: 24.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться