По ту сторону глаз

глава пятнадцатая

Алана не было, когда я проснулась. Это первое, на что я обратила внимание. Потом меня смутил тусклый свет. Слишком тусклый для утра. Посмотрев время на мобильнике, я застонала. 16:02. Можно подумать, это я притащилась домой в доску пьяная. Несмотря на то, что я проспала почти двенадцать часов, я чувствовала себя крайне разбитой. А может, как раз именно поэтому.

Усталость чувствовалась в каждой мышце, пока я шла до ванной комнаты. Там я обнаружила брошенный душ и мокрый коврик. Невольно на моём лице появилась улыбка, но осознав это, я тут же одёрнула себя. Отныне я запрещаю себе даже думать об Алане в положительном ключе. Он должен был стать и остаться всего лишь тем, кто поможет мне, а я должна была помочь ему. Ни больше ни меньше.

Остаток дня — я бы сказала остаток остатка дня — я приводила в порядок дом и морально готовилась к возвращению Нейта и Вивьен. Так что их приезд не застал меня врасплох, и я отлично отыграла свою роль, после чего вернулась в комнату. Я была уверена, что спала сегодня больше чем достаточно, но стоило мне упасть на кровать, как тело мгновенно расслабилось, и любое возможное движение казалось мне непосильным трудом. Я не заметила, как провалилась в сон.

 

Я сомневалась, что наша договорённость в силе. С той самой ночи я не разговаривала с Аланом. Что, если его планы изменились? Но затем я увидела, как он вышел из дома, завёл машину, сдал задом, выехав на дорогу, и остановился возле меня.

— Затянувшееся похмелье? — спросила я вместо приветствия, когда села в машину. Он был в солнцезащитных очках и буквально излучал плохое настроение. Интересно, он хоть слово помнит из того, что наговорил мне в ночь на воскресенье?

— Кошмары, — коротко ответил парень, сжав губы в прямую линию. Я почувствовала укол совести. Но с другой стороны, что ему мешало прийти ко мне, как он это уже делал раньше? Явно не моё недовольство.

До школы мы добрались под тихие звуки гитарной баллады. На этот раз что-то из более современного. В школьном коридоре Алан взял меня за руку, и я закатила глаза. Сомневаюсь, что кому-то до сих пор было до нас дело. Так что вся эта показуха, на мой взгляд, давно лишилась смысла. Я попыталась высвободить свою руку, но к моему величайшему удивлению Алан не позволил мне этого сделать. Его пальцы ещё крепче сжались вокруг моей ладони, и мне захотелось убить себя за то, что мне это понравилось. Я тяжело вздохнула, но промолчала. Не хотелось быть первой, кто нарушит немую идиллию между нами. Так мы вошли в класс испанского, и только тогда Алан отпустил мою руку. Этот жест не ускользнул от глаз некоторых учеников. Разве Алан Рой способен на проявление таких тёплых чувств — что ещё удивительнее — напоказ? Наверняка, это то, о чём они начали друг с другом перешёптываться. Это также не ускользнуло от глаз Аманды. На её лице читалось отвращение и презрение, как будто она поверить не могла, что когда-то мы были подругами.

Но это давно перестало меня волновать. Косые взгляды, сплетни… Всё это не имеет значения, когда находишься в чужом теле. Но в то же время именно нахождение в чужом теле беспокоило меня больше всего.

В субботу мы сделали большой шаг вперёд. Алан признал свои способности, и ему даже удалось вызвать видения. Но предполагаемое спасение того мужчины лишило нас всех шансов узнать, прав в итоге был Алан или нет. Меня даже посетила жестокая мысль, что надо было позволить Роджеру сесть за руль и погибнуть — так бы мы точно выяснили, на что способен Алан. Но это было бы слишком цинично даже для меня. Как бы там ни было, мы сдвинулись с мёртвой точки, что давало мне надежду на скорейшее возвращение в собственную жизнь.

К последнему уроку я превратилась в тень. Это странно, когда в школе нет никого, с кем бы можно было перекинуться хотя бы парой слов. Всё равно что ехать в переполненном автобусе, где люди служат наполнителем для пространства.

Вокруг меня сомкнулись чьи-то горячие руки, резко вырвав из размышлений. На химии Джош демонстрировал неприязнь ко мне не хуже Аманды. Если он и вынашивал какой-нибудь план мести, это явно было не нежное объятие в школьном коридоре. Оставался только один человек, способный на это.

— Алан… — с моих губ сорвался хрип. Это было первое слово, произнесённое мной за весь учебный день. Я развернулась к парню, чтобы высвободиться из его рук, но вместо этого он обрушился на меня с новым объятьем, как после векового расставания. Он прижимал меня к себе с такой силой, что мне становилось сложно дышать. Он буквально хватался за меня, словно утопающий. — Что ты… Что ты делаешь? — прокряхтела я, уткнувшись в его грудь. Мои руки были безучастно опущены вдоль тела, и я просто позволяла ему обнимать себя.

Со звонком его хватка ослабла.

— Нам нужно на урок, — сообщил он тихим, надломленным голосом и поплёлся к классу, до которого мы не дошли несколько метров.

Я фыркнула.

— Тоже мне, новость, — недовольно пробормотала я, тронувшись с места. Мы оказались одними из последних, кто зашёл в кабинет.

Я периодически поглядывала на Алана, сидевшего в соседнем ряду, и его вид меня крайне настораживал. Он положил голову на парту, прижав её локтями с обоих сторон. Он явно мучился от головной боли. В один момент, как раз когда в классе воцарилась несвойственная тишина, и все углубились в решение уравнения (даже я), Алан вдруг резко вскочил с места и, схватив меня за руку, поднял со стула. Не дав мне времени понять, что происходит, он потянул меня за собой к выходу. Все дружно ахнули, а миссис Нолти враждебно заявила:

— Куда это вы собрались с моего урока, молодые люди?

О Боже. Алан продолжал тащить меня за собой. Да что с ним такое? Он хочет, чтобы и меня отчислили из школы вместе с ним?

— Миссис Нолти, Алану Рою плохо. Прям очень плохо! Его вот-вот вырвет, — протараторила я первое, что пришло в голову. Несколько ребят прыснули от смеха, а на лице учительницы отобразился ужас. — Я догоню, — чуть тише сказала я Алану, и он вышел из класса. — Могу я отвести его в медкабинет? — обратилась я уже к миссис Нолти.



Ana Vogel

Отредактировано: 24.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться