По ту сторону глаз

Размер шрифта: - +

глава девятнадцатая

Путешествовать здорово. До тех пор пока ты не переступаешь порог очередного задрипанного мотеля. Но наличие душа оправдывало пыльные углы и застиранное постельное бельё. После двенадцатичасовой поездки в машине мне хотелось поваляться в горячей ванне, а потом забраться в мягкую кровать. Но довольствуясь тёплым душем, я была вынуждена устроиться на промятом матрасе. К счастью, он не скрипел.

— Я думал, ты решала убежать и угнать мою машину, — промурлыкал Алан над моим ухом, подвигая меня ближе к себе. Он настоял на том, чтобы взять одноместный номер с двуспальной кроватью. А я особо не возражала, потому в третьем часу ночи, когда мы наконец добрались до ближайшего мотеля, я была близка к состоянию овоща. А ещё прибывала в эйфории после нашего последнего разговора.

— Пришлось ждать, пока нагреется горячая вода, — объяснила я, разворачиваясь к парню. — И я бы никогда так не поступила.

— Не убежала бы? — пробормотал Алан, уткнувшись в мою шею.

— Не угнала бы твою машину, — с трудом ответила я, когда парень начал оставлять на моей коже лёгкие поцелуи. — Насчёт первого не уверена, — соврала я. Вряд ли я смогу добровольно убежать от Алана, особенно сейчас, когда он спускался всё ниже, добравшись до ложбинки между грудями. Я испуганно втянула воздух, издав всхлип. Алан воспринял это как поощрение и запустил свои руки под мою футболку. Потянув ещё выше, он снял её с меня и бросил куда-то в сторону. В следующую секунду он оказался надо мной, расположившись между ног. Я почувствовала, как сильно он хочет меня, и едва не потеряла сознание от нахлынувших чувств. Алан с блеском в глазах осматривал моё тело, мою обнажённую грудь, и я, не выдержав такого пристального взгляда, попыталась прикрыться руками. Алан не дал мне этого сделать, перехватив моё запястье.

— Холли, детка, ты прекрасна, — сказал он, накрывая мои губы поцелуем.

Внутри всё рухнуло. С таким треском, что я была уверена, ничего не осталось в целости.

— Всё, достаточно. — Я оттолкнула его от себя. Откуда в его лексиконе появилась «детка» по отношению ко мне?

— Что? — он округлил глаза. — В чём дело? Что… О, — на его лице отразился ужас, когда до него дошло, что он сказал. — Дорогая, прости…

— Не прикасайся ко мне, — объявила я ледяным голосом. Я думала, что расплачусь, но вместо этого я горько ликовала, потому что знала, что не могу нравиться Алану. Всё произошло именно так, как я и думала.

Парень перекатился обратно на свою сторону и лёг рядом со мной.

— Мне правда жаль, я не…

— Хватит, — оборвала его я. — Всё нормально. Просто… дождись, когда всё закончится, и делай с Холли всё, что захочешь. — Я натянула на себя одеяло и отодвинулась к самому краю кровати.

Я вновь окуналась в знакомую и родную пустоту, которая мгновенно приняла меня в свои липкие объятия. Ничего нового. Я справлюсь.

Алан позади меня чертыхнулся, встал с кровати и, натянув джинсы с футболкой, вышел из номера, хлопнув при этом дверью.

Как я ни пыталась забыться, мозг предательски возвращал меня ко всем моментам, когда Алан путал меня с Холли. Я не знаю, что ещё осталось от моей души, но боль ощущалась до сих пор. И желанных слёз, которые помогли бы мне выпустить её наружу, я не дождалась. Зато дождалась вернувшегося Алана.

Он пытался быть тихим, ложась обратно ко мне в кровать. Внезапно его холодная рука легла мне на живот, отчего я вскрикнула, а потом оказалась прижатой спиной к нему.

— Извини, дорогая, — шепнул он мне на ухо. Я почувствовала запах алкоголя и сигарет. — Я не хотел тебя будить.

Я лежала в его холодных объятьях словно парализованная, не в силах сказать ни слова, или хотя бы оттолкнуть его. Пустым взглядом я всматривалась в темноту, пытаясь заставить себя ненавидеть его. Но я не могла.

Я знала, что ему тоже было нелегко. И единственный способ борьбы с болью, который он знал, был алкоголь.

— Ты такая неуловимая, — пробормотал он, что заставило меня задуматься о количестве выпитого. — Одна долбаная ошибка, и ты снова закрылась от меня. Ты как раненый зверь, которого легко спугнуть одним неверным движением. — Он ещё сильней прижался ко мне и поцеловал голое плечо. Маленькие разряды побежали по всему телу, заставив желудок сжаться. — Прости, дорогая. Дара.

Я молчала, пока его раскаяние разрывало мне сердце. Я могла сказать, что не держу на него зла. Я могла сказать, что верю ему. Что нуждаюсь в нём. Но всё это будет ложью. Потому что эти слова он услышит не от меня. Алан влюблён в девушку, которой не существует.

— Когда я увидел тебя, то есть её, обнажённой, я буквально потерял голову. Я так долго хотел её трахнуть…

Я напряглась, не желая слушать нечто подобное. Впервые за всё это время мне было неловко ощущать себя в этом теле.

— Боже, извини, — тяжело вздохнул Алан, когда почувствовал мою скованность и, выпустив меня из своих рук, перевернулся на спину. Я была уверена, что сейчас он провёл по волосам в нервном жесте. — Ты в праве злиться на меня. Можешь даже ударить. Но, пожалуйста, не отдаляйся. Ты… Чёрт, — выругался он. В животе появилось неприятное предчувствие, что сейчас он собирается сказать что-то слишком сентиментальное для него. — Ты единственная, кто у меня сейчас есть.

Окей, это было слишком сентиментально даже для меня. Внезапно в комнате испарился весь кислород. Никогда я не была для кого-то значимой. Я заметила, что у Алана нет друзей. Я видела его несколько раз в компании ребят в школе, но большую часть времени он был рядом со мной. А единственный родной человек, который у него остался, не справлялся с ролью брата. Это означало, что за этот короткий срок, что мы успели провести вместе, споря и откровенно недолюбливая друг друга, я стала для него самым близким человеком.



Ana Vogel

Отредактировано: 24.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться