По ту сторону книги

Размер шрифта: - +

Глава 14

— Неплохая за неё будет плата, — раздался чей-то смех, а затем засмеялись все.

Это было последнее, что я услышала — плечом я больно ударилась о что-то деревянное. Связанными руками я нащупала косяк и тёрла об него верёвку до тех пор, пока она не перестала стягивать запястья. Сняла повязку. Тогда и удалось всё разглядеть.

Я находилась в какой-то низенькой деревянной комнате. Свет сочился прямоугольником сверху — видимо, люк. Я поднялась, потянулась к нему, однако, в ту же секунду всё пошатнулось, я отпрянула к стене и вжалась ногами в пол. Жуткое чувство.

Качка не прекращалась. То сильнее, то слабее. Нужно быть глупой, чтобы не догадаться, что я нахожусь на корабле.

Когда я уже привыкла к мерным покачиваниям, удалось-таки подняться. Я тронула люк, с силой нажала на него (он не был закрыт!) и приоткрыла. Света стало значительно больше. Вылезти было не так-то трудно — подпрыгнуть и ухватиться за открытое пространство, труднее было решить, что делать дальше. Я вылезла, жмурясь от яркого света. Всё казалось лёгким и беспечным. Но приключения ещё только начинались.

Запах моря и соли ударил в нос, рот, уши. Плеск раздавался в голове, как приятное воспоминание. Я даже улыбнулась от объявшей меня радости.

— Эй ты, — произнёс кто-то рядом. Я обернулась и увидела незнакомого мужчину. Как и виденные мною раннее, он носил на голове подобие кепки, был в оборванных под шорты штанах и в мокрой футболке. — Постой-ка…

Не успела я опомниться, как он схватил меня за руку и потащил куда-то вперёд. Корабли доводилось мне видеть и раннее, но я никогда не плавала на них.

Каждый здесь был занят делом — одни мыли полы, другие что-то чинили, третьи занимались прочими корабельными обязанностями. Мужчина приволок меня к собравшейся толпе людей. Некоторых я уже видела.

— Выбралась! — заголосили те, кто первыми заметили нас. За ними подхватили и другие, медленно оборачиваясь в нашу сторону.

— Говорил же я вам! — восхищённо воскликнул один. Они стали торговаться, обмениваясь довольно крупными по размеру монетами.

— Ребят, это всё, конечно, здорово, — подал голос державший меня за горло, — но что мы с ней-то будем делать?

— За борт её! — крикнул кто-то.

— А продажа как же?

— Никто и торговаться не станет!

— Никто, никто! — голосили другие.

— Девчонка всё же, — попытался возразить кто-то, но его уже не слушали.

— Правильно, за борт!

— Держу пари на два фунта, что выкрутится!

Поддерживающих голосов становилось всё больше. Я была в ужасе. Пыталась вырваться, но кричащие и смеющиеся люди уже тащили меня к борту.

Толпа с улюлюканьем и гиканьем подтащила меня к самому краю. Я бы давно была уже за бортом, если бы матросы вдруг не обнаружили, что их начинает убывать, а большая часть уже плескаются в воде. Я видела отплёвывающихся и злых, только что стоящих на палубе и смеющихся, и не могла сдержать улыбки.

— Скорее, в воду, в… — кричавший не договорил, а был сброшен ногой в воду. Передо мной стоял Альберт.

— Подойдёшь, я её задушу, — произнёс человек, который держал меня. Альберт улыбнулся и подмигнул мне. Я ничего не поняла, но кивнула. Он разбежался и бросился в воду.

«Нет!» — собралась крикнуть я. Рука, державшая меня за шею, сдавила рот. Человек резко оттолкнул меня, а затем осторожно посмотрел за борт. Казалось, целую вечность ничего не происходило. Я уже хотела бежать, как человек с криком плюхнулся в воду, а вместо него появился Альберт.

— Неожиданно, правда? — усмехнулся он. — Всего лишь за корму ухватился.

Я открыла рот, чтобы говорить, но он остановил меня.

— Потом. Сейчас надо бежать.

Держа меня за руку, он бросился в воду, а я, соответственно, за ним.

— Альберт, я…

— Держись за меня! — сурово сказал он, а на лице его играла улыбка. Я попыталась удержать руку (что, собственно, у меня не получалось), затем сделала попытку схватить его за шею, что тоже было плохой идеей, и в конце концов повисла на плече. Он недовольно дёрнулся, но продолжал плыть. Хотя теперь ему было труднее.

Мы выбрались на берег без приключений — отплёвываясь и хмурясь. Вода залила мне все уши, волосы неприятно липли к телу. Ещё я обнаружила, что на корабле оставила кофту. Откашлявшись, Альберт посмотрел на меня и, сконфузившись, протянул мне свою кофту — подобие жилетки. Поблагодарив его, я надела её. Дрожь не прекратилась от того, а соль неприятно першила во рту и горле. Я глотнула, морщась. Зато начала лучше слышать. И не зря. Альберт уже поднялся и отряхивался от песка. Ему повезло. А вот мои джинсы промокли до нитки и прилипли к телу, да ещё и в песке были.

— Ну-ка, давай, подымайся, — он подал мне руку, я встала. — Кому я говорил меня слушаться? — продолжал он после кратковременного молчания.

— Они сами заговорили, — оправдывалась я. Альберт только махнул рукой на мои слова и продолжил поучать. Прошло немало времени, когда он закончил.

Мы сели на солнце. Оно палило нещадно. Прямо на нас. Я быстро перестала дрожать, подсев ближе к Заламову. Он обернулся ко мне.

— Ты как?

Всё же сменил гнев на милость. Капли ещё были на его лице. Мокрая прядь волос свисала со лба.

— Спасибо, — произнесла я хрипло, еле слышно.

— Я не собираюсь тебя всё время спасать, — буркнул он. — Ещё раз повторяю: слушайся меня, — выговорил он по слогам. Моё настроение вновь испортилось.



Виктория Масловская

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться