По ту сторону моста

Размер шрифта: - +

По ту сторону моста

Пролог.

Верите ли вы в то, что человек может прожить несколько жизней?

Признаюсь честно, я раньше не верила. Мне всегда казалось, что это выдумывают для того, чтобы людям было не страшно умирать. Каково это, знать, что однажды тебя не станет, совсем не станет; что ты никогда больше не увидишь этот мир. Мы все умрем однажды. Вся наша жизнь – всего лишь путь к смерти. Да, я думала именно так, потому и верила, что небольшой шрам у меня над пупком – всего лишь следствие неаккуратности акушеров, принимавших роды у моей мамы. Мне это внушили, я хотела в это верить.

До четырнадцати лет все шло гладко, шрам совсем меня не беспокоил, да и врачи вскоре благополучно про него забыли, но в один миг все изменилось. Шрам, который оставался ярко-розовым все эти четырнадцать лет, словно его нанесли недавно, стал болеть, и боль эта порой скручивала меня пополам, а на лбу выступала испарина. Позже, к этому прибавились и кровавые пятнышки на одежде – из многолетнего шрама время от времени сочилась кровь.

Когда мне исполнилось шестнадцать, моя давно зарубцевавшаяся рана принесла в мою жизнь кошмары. Мне снилось, что я куда-то бегу, от кого-то бегу.… Но меня догоняют, и острое лезвие ножа вонзается мне в живот. Я кричу, складываюсь пополам, потом начинаю ползти, слыша позади злорадный смех и голоса, а затем накрывает темнота – вязкая, холодная, как старое болото в лесной глуши. И вот тут я просыпалась, безумно шаря глазами в темной комнате, и часто мне казалось, что я лежу в могиле, куда меня захоронили заживо.

И вы думаете, врачи мне помогли? Нет, ни один. Я страдала и мучилась, боялась засыпать по ночам… А разгадка была так проста, она была так близко, мне нужно было всего лишь протянуть руку…

И я протянула ее…

***

Мой первый Хэллоуин. Взрослый праздник для тех, кто ребенок в душе. Мне восемнадцать, и я нарядилась ведьмой. Мне нравится мой наряд, он мрачный, но не сливается с «клыкастой» толпой, представляющих, что все они граф Дракула. Я не люблю этот образ, хотя и не знаю почему.

Музыка резкая, отчаянно бьет по мозгам и заставляет двигаться в ритм. Рядом со мной Маринка обнимается с каким-то щуплым пареньком. Присматриваюсь. Ах, это же ее бывший. Морщу нос и отправлюсь в бар. Мне нужна текила, можно виски. Что угодно, лишь бы унять пульсирующую боль в животе. Я знаю, это снова мой шрам, который давным-давно зарубцевался, но все-таки иногда болит и даже кровоточит. Мама сказала, что он появился по вине акушеров, принимающих у нее роды. Ага, врачи виноваты, а страдаю я.

- Текилу, - кричу бармену через стойку, и он быстро наполняет рюмку одной рукой, принимая другой деньги за выпивку.

Я выпиваю жгучий напиток, и уже через пару секунд мир преображается. У меня всегда странные ощущения после текилы. Потом заказываю еще, и настроение заметно улучшается.

- И вы не верите, что мы живем несколько раз? – Голос женщины за ближайшим столиком отчего-то заставляет меня прислушаться.

- Реинкарнация и все такое? – усмехается в ответ парень. – Ты сейчас тут нам насвистишь ерунды.

- Но это правда, птенчик мой! – Женщина и не думает отступать.

- Да-да, знаем-знаем, - продолжает насмехаться тот. – Тетка, у тебя с головой все в порядке?

Его девушка заливисто смеется, многие разделяют веселье вместе с ней.

- Слышал бы вас Проводник, - вздыхает женщина, и мне впервые хочется увидеть ее.

Оборачиваюсь. Она маленькая и очень худая. Замшевый костюм кажется поношенным даже в тусклом свете софитов, волосы тронуты сединой и убраны в аккуратную прическу на затылке. Ее взгляд нервный, затравленный, будто ей здесь не уютно, но и уйти бедняжка не может. Женщине определенно больше сорока, и я ума не приложу, как она могла пройти в ночной клуб, в таком виде, мимо громил-охранников

- Топай отсюда, тетя, - продолжает издеваться парень, но она смотрит на него с жалостью.

- Ущербный, почти юродивый, - с усмешкой говорит она.

Я не выдерживаю и начинаю тихо хихикать. Не смотря на то, что внешне женщина мне не нравится, ее слова находят отклик в моей душе. Она вдруг поворачивает голову в мою сторону. По спине бегут мурашки, но я не спешу отвести глаз: проклятое любопытство хочет знать, чем это кончится.

Женщина склоняет голову на бок и медленно подходит ко мне. Ее худая рука с длинными пальцами ложиться мне на щеку, бледно-серые глаза смотрят в мои глаза. Мне хочется отбросить ее руку, но я не решаюсь.

- Это не врачи, - тихо произносит она. – Этот шрам… Врачи здесь не причем.

- Вы о чем? – пытаюсь рассмеяться я, отбрасывая ее руку в сторону. Мне не по себе, но я не хочу подавать вида, ведь та хмельная компания за столиком пристально следит за нами.

- Ты ищешь ответ на вопрос, который боишься задать вслух. – Женщина удовлетворенно кивает собственным мыслям. – Позови Проводника, он расскажет.

- Я не понимаю о чем вы, - повторяюя, желая поскорей уйти отсюда.

- Понимаешь! – шипит та. – Когда решишься узнать правду, сердце само приведет, потребует Проводника.



Гали Коман

Отредактировано: 10.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться