По ту сторону памяти

Размер шрифта: - +

Глава 12 (2)

Странная штука жизнь. Только, что ты радовался жизни, планировал, мечтал, и потом жизнь обрывается, и все твои мечты, желания, чаяния становятся прахом. Ты никогда не можешь предсказать, что случится с тобой или с кем –то другим. Ты можешь только знать, что смерть когда-нибудь придет за тобой или твоими близкими. Я помнила, когда последний раз говорила с отцом. Мне было пятнадцать, я звонила ему на работу, чтобы попросить заехать в магазин за книгой. За очередной частью Гарри Поттера, тогда все его читали. Его последними словами, сказанными мне, были «До вечера.» Только вечером отец не приехал домой. Той зимой был страшный гололед, и один из водителей не справился с управлением, когда отец переходил дорогу, направляясь к книжному магазину. Его сбила машина. Я долго корила себя, я чувствовала себя виноватой, ибо именно я, попросила отца сходить в книжный. Если бы не я, мой отец был бы жив. Мама успокаивала меня, и говорила, что от судьбы не уйдешь, на все божья воля.

И через семь лет и она покинула меня. Болезнь, несколько лет медленно съедавшая ее набирала обороты. Из пышущей здоровьем женщины с формами и пушистыми блестящими светло-русыми волосами, она превратилась в тростиночку, волосы весели блеклыми пятлями, глаза утратили былой блеск. Последние несколько недель ей стало хуже, пришлось лечь в больницу. Я до позднего вечера засиживалась у нее, до того момента когда меня уже выпроваживали медсестры.

В последний вечер мама сама сказала идти мне домой. Дома меня ждал Кирилл, тогда еще просто мой молодой человек. «Утром придешь», сказала она. А ночью ее не стало. Оторвался тромб, сказали мне врачи, легкая смерть, умерла во сне. До нашей свадьбы она не дожила. А ведь так хотела понянчить внуков, увидеть меня в белом свадебном платье.

А теперь Аня, человек, которого я знала всю свою жизнь, наверно с того момента, как начала осознавать себя.

Я сидела на диване в пустой квартире, Марина еще не вернулась. В животе бурчало, очевидно, желудок жаловался на забывшую его покормить хозяйку, но отправляться на кухню мне не хотелось. Во мне как будто что-то оборвалось. Время казалось, остановилось, в тот момент, когда умерла моя подруга, и ничего уже прежним не будет.

А впереди мне еще предстояло самое страшное, сообщить о случившемся матери Ани. Я даже не представляла, как это буду делать. Ее номера у меня не было. А может быть, полиция уже сообщила Аниным родственникам. Или к кому-там она приезжала. О том чтобы у Ани были родственники, здесь я не знала, иначе бы выбрала другой город.

Я вертела задумчиво погремушку. С одной стороны она была синей, а с другой желтой. Простая детская игрушка в форме бабочки, и шариками внутри. Сколько подобного добра была разброшено рядом с ее уже мёртвым телом, яркий погремушки, грызунки, подвески, мягкие игрушки, какие-то вещи в ярких коробках. Зачем она столько набрала? У нее было полно пакетов в руках. Кому она все это накупила?

Я вновь и вновь воспроизводила в памяти наш последний разговор.

«Встретимся после тренировки. Пойду покупать подарки»,- сказала мне тогда подруга. На ее губах блестела светлая розовая помада, белое пальто еще не испачкано. Она улыбалась, и будто хотела о чем-то спросить, но не решалась.

Кому она шла покупать подарки и зачем было говорить об этом мне? Игрушки дарят родителям, у которых есть маленькие дети, и уж точно неподруги, так и не получившей статус матери.

На ум пришла другая, брошенная ей фраза. «Ты как? Как вы?» Она смотрела с надеждой на ответ, руки сжаты, подбородок приподнят. Если с «Ты как» понятно. То что она имела в виду, когда спрашивала «Как вы?» Уж не про Кирилла точно, о нем она все знала. Но тогда про кого?

Хотя один ответ пришел мне в голову. Но я тут же помотала головой, отгоняя навящивую идею. Это глупость, больная фантазия, но что если…

«Сколько твоему? Я тоже мамочка. Поняла по растяжкам на животе.»- я вспомнила слова девушки встреченной мною в раздевалке.

«Месяца два назад родили?- спрашивал гинеколог пару недель назад.

«Так умело держишь ребенка? Опыт?»- спросила меня девушка - декретница, когда она заглянула в гости на работу вместе с малышом.

Ногти левой руки до крови впились в ладони. Я швырнула погремушку на пол. Меня колотила дрожь. Перед глазами вновь всплыл образ очаровательного пухлого младенца с огромными синими глазами и бархатистыми длинными ресницами, тянущим ко мне свои ручки. Я знала это всего лишь сны, мне объяснял это психолог еще в роддоме, это всего лишь попытка психики справится с потерей. Сны нереальны. Надо задушить еще в зародыше эту опасную мысль, ак бы мне в нее не хотелось поверить. Это ловушка, потом будет еще больнее. Нельяз жить мечтами, а надежда еще опаснее. Я же смирилась, я почти заставила себя забыть, нельзя терять покой, который достигался с таким трудом.

Я нервно расхаживала по залу, сидеть на месте я уже не могла. Мысль продолжала съедать меня изнутри. Так не бывает, такого не может быть, я пыталась ее отвергать. Я олично помнила, как было на самом деле.

Я никогда не видела свое ребенка, даже в родзале, акушерка не дала мне на нее даже взглянуть. Сказав, мне еще отошедшей от родовых потуг, потной и слабой, что это ни к чему. Я итак видела на аппарате УЗИ, что сердце моей дочери не билось. Все, что я помнила, это свидетельство о смерти, которое меня все-таки заставила получить, и вставить имя угрюмая тетка с химией на голове и волосами ярко красного цвета. Она торопила меня. Ей собственно было не до моих эмоций, у нее была очередь. И это единственное, что ее волновало.

«Как вы?»-вспомнились мне опять слова Ани.

«Два месяц назад родили?-вновь у меня в голове всплыл вопрос Елены Анатольевны.

«Где моя дочь?- спрашивал Кирилл.

Голова раскалывалась, перед глазами почему-то стало темнеть. Я тяжело дышала. сердце бешенно билось в груди, как будто было готово выскочить из груди. Пришлось сесть, я обхватила голову руками. А если все-таки допустить, хотя бы на секундочку, что моя дочь жива? Крамольная опасная мысль, и несбыточная надежда, и сущий бред сошедшей с ума женщины, так и не ставшей матерью. Сколько можно вообще верить в чудо? Чудес не бывает, я уже когда-то верила в них, и отлично помнила, чем все закончилось. Принц, который бросил в самый тяжелый момент, умершие родители и потеря ребенка. Зачем вновь себя мучить?! Да и кого я спрошу? Кирилла, который заявит, что я виновата в случившемся? Ему ведь говорили, что не стоит на мне женится, иначе не будет в семье наследников, не зря же у невесты практически не тродни. С бывшим мужем говорить мне не хотелось, да и что он ответит? Посмеется над спятившей женой? Хотя с другой стороны больнее он мне не сделает.



Елена Кутукова

Отредактировано: 17.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться