По ту сторону Солнца 1 том

Размер шрифта: - +

Глава 12. Плохие новости

Ранним утром щелчок и непонятные звуки разбудили меня. Я осторожно выглянула из комнаты и увидела свет в ванной. Спать расхотелось, я сразу же вспомнила, как мечтала о борще и котлетке. Попив с огромным удовольствием горячего чая, я приступила к исполнению своей мечты. Когда все кипело и жарилось, я взяла телефон и о, чудо! Связь тоже восстановили. Я быстро набрала мамин номер, но вовремя спохватилась: нет и семи, она спит. Не успела я положить трубку, как зазвонил телефон Андрея. Я на секунду замешкалась, но потом решила, что лучше разбудить, вдруг этот звонок важен для него. Я взяла телефон со стола и пошла с ним в спальню. На дисплее большими буквами высветилось имя Алена. Интересно, кто она такая? Еще одна поклонница?! Кем бы ни была эта Алена, она очень настойчива.

— Да, — сказал Андрей хриплым заспанным голосом.

— Привет, родная! — радостно поздоровался он.

Ого! Воспитание не позволяло мне слушать разговор, а любопытство и ревность требовали остаться. В итоге внутренняя борьба закончилась победой воспитания, и я повернулась, чтобы уйти, но Андрей взял меня за руку и посадил рядом с собой.

— Все нормально. Жив, здоров.

— Да дома.

— Нет, только без света почти двое суток просидели, и подъезд завалило никуда не выйти.

— И продукты есть.

— Нет, неголодные, нехолодные, все нормально.

— Нет, не один. Скажи матери, пусть не переживает. Подумаешь, провода от снега оборвались.

— Ладно, я ей сам позвоню. — Андрей засмеялся и продолжил: — Я и не заговариваю зубы, ты же сейчас расспрашивать начнешь, а я этого не люблю.

— Да, серьезно.

— Еще не знаю, но думаю скоро.

— Очень красивая. Все хватит, я сейчас трубку брошу, — Андрей засмущался как мальчишка и сменил тему: спрашивал о родителях, о племянниках. А я размышляла над тем, что его смутило. Разговор шел точно обо мне. Исходя из ответов, я начала предполагать какие вопросы могла задать сестра Андрею. Он сказал: «серьезно». Серьезно ли все у нас с ним? Или серьезно ли он ко мне относится? Точно, если речь шла обо мне, то иных вариантов больше нет. А чего тогда еще не знает? И что будет, как он полагает, скоро? Неужели?! Нет, нет, даже думать не хочу! Это уже слишком! Одно дело наш брак в моих фантазиях и совсем другое в жизни. Потом он сказал: «очень красивая». Надеюсь, что обо мне!

— Пока! — попрощался Андрей и спросил у меня:

— А чем так пахнет?

— Обед готовлю, наконец, можно поесть нормальную человеческую еду, — ответила я, засмущавшись.

— Давно не спишь? — поинтересовался он.

— Часа полтора, — призналась я.

— Ну, ты даешь! — поразился Андрей и пошел в душ.

Я накрыла на стол. Это был не завтрак, а самый настоящий полноценный обед. Мы наслаждались вновь приобретенными благами, смакуя каждый кусочек, положенный в рот. Не ценят люди что имеют, а ведь сколько удовольствия и радости можно получить от обычного горячего обеда.

Мне не терпелось узнать все ли в порядке у мамы, и я набрала ее номер, пошли длинные гудки.

— Алло, доченька, как ты там? — сразу спросила мама.

— Привет, мам! У нас все замечательно! А ты как? — поинтересовалась я.

— Вот электричество включили, телефон заработал, значит, скоро и дороги расчистят, — ответила мама слишком обобщенно.

— Мам, что с тобой? Ты заболела? — забеспокоилась я.

— Да, немного простыла, холодно тут, вот у меня и начался насморк, а потом температура повысилась, — созналась нехотя мама.

— Высокая? — испугалась я.

— Нет, не переживай, мне уже лучше, — совсем неубедительно произнесла она.

— Мама, а ты лекарства пьешь? Дома есть что-нибудь от температуры? — встревожилась я.

— Да, есть. Мне правда легче, — постаралась бодро сказать мама, — лучше расскажи, как у вас дела?

— Мам, все хорошо у нас. Электричество утром включили, я борщ сварила, котлеты с пюре приготовила, а то по горячей пище желудок истосковался, — рассказала я маме, то, что можно рассказать маме. — Мам, а у тебя есть что покушать? — не успокаивалась я.

— Есть, еще на неделю хватит, если не объедаться, — рассмеялась через силу мама.

— Ты давай там, держись! Как только нас откопают, мы мигом примчимся, — подбодрила я, но на сердце осталось беспокойство.

— Не спешите, не надо рисковать из-за меня, дорога сейчас опасная, — произнесла мама и тяжело закашляла.

— Ладно, пей побольше теплого, позже позвоню, — сказала я, когда мама прокашлялась. Андрей невольно слышал наш разговор, и сразу спросил:

— Что, очень плохо?

— Да, кашель сильный и температура похоже высокая. Как ей помочь? Невыносимо сидеть и ничего не делать! — ходила я из стороны в сторону, — когда же снег разгребут?! Вдруг у нее воспаление легких?! Мы тут сидим сытые, здоровые и даже не задумываемся сколько людей не переживут этого природного заскока?! Сколько сейчас больных, которые не могут скорую помощь вызвать?! Кошмар какой-то! Мамочка моя! Как тебе помочь?

От беспомощности у меня начиналась истерика, и самые страшные картины вырисовывались перед глазами. Андрей слушал меня молча, прикусив нижнюю губу. Когда я остановилась, он поднялся и ушел в кабинет, но вскоре вернулся.

— Я позвонил знакомому из МЧС, здесь дороги к вечеру расчистят, а к маме мы завтра днем сможем добраться и это в лучшем случае.

— Андрей, я боюсь за маму, — вздохнула я.

— Успокойся, все будет хорошо, как только расчистят наш двор, возьмем мой «вездеход» и поедем на разведку, — обнадежил Андрей, и я ему доверилась. Мне хотелось думать, что с мамой ничего не случится.



Анна Стефаненко

Отредактировано: 23.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться