По ту сторону Солнца 1 том

Размер шрифта: - +

Глава 13. Побег

Больничный запах не перепутаешь ни с каким другим, так лекарствами не разит даже в аптеке. Подкатившую тошноту я попыталась перебить мятной жвачкой. Недавно отремонтированное помещение, с виду больше похожее на современный офис, «благоухало» медикаментами и краской. Светлые тона внутренней отделки предназначены благотворно влиять на нервную систему пациентов. Ни стены, выкрашенные бледно-салатной краской, ни бежевый линолеум не раздражали глаза. С радостью в подобные учреждения никто не ходит, но, когда обстановка успокаивает и настраивает на позитивный лад, лечение переносится значительно легче.

В ординаторской мы нашли лечащего врача мамы. К нам вышел серьезный мужчина, возрастом чуть старше Андрея, его густые темные волосы наполовину посеребрила седина. Его уставший вид говорил, что дежурство выдалось тяжелым. Темно-зеленый медицинский костюм определенно шел ему, и трудно представить этого доктора в другой одежде, как, впрочем, и в другой профессии. Я не выдержала его строго взгляда и посмотрела в сторону. Мужчины поздоровались за руки, и громким басом врач сказал Андрею, что состояние больной удовлетворительное, о сроке нахождения в стационаре говорить рано, все будет зависеть от реакции организма на лекарства.

— Что значит состояние удовлетворительное? — спросила я у Андрея, поднимаясь по лестнице, — как-то не утешительно звучит.

— Он же доктор, у них свои термины. Ты хотела услышать, что пневмония — пустяки? Что ему раз плюнуть ее вылечить?! Лучше попробуй уговорить маму перейти в платную палату. У меня не получилось, может, тебя послушает. Там условия комфортнее, и никто не потревожит.

— Ты же понимаешь, что это финансовый вопрос.

— Я же оплачу.

— У тебя деньги она не возьмет, а своих не так много. Она на себе всегда экономит, — объяснила я.

В палату мы зашли вместе, Андрей поинтересовался у мамы самочувствием и вышел, дав нам возможность поговорить. По соседству лежали еще три женщины. Как бы тихо я не произносила слова, они волей-неволей все слышали, поэтому пришлось говорить общими фразами, не касаясь ничего личного. По глазам я видела, что маме не терпится устроить допрос с пристрастием. Мне тоже хотелось поговорить с ней об Андрее, я до сих пор не могла поверить, что она одобряет наши отношения. Обстоятельства мешали нам пообщаться, и разговор откладывался минимум на две недели.

— Мам, что тебе привезти завтра? — спросила я, уже встав со стула.

— Книжку какую-нибудь, а то скучно здесь, время медленно тянется.

— Хорошо, привезу сразу штук пять, чтоб скучать некогда было. Лечись! До завтра! — я поцеловала ее в щеку и вышла из палаты. Андрей ждал у окна.

— Мама такая бледная и похудела, хорошо, что ты ее в больницу привез.

— Под присмотром врачей, она скорее выздоровеет, — ответил Андрей, и мы направились вниз по лестнице.

По дороге в больницу он снова повторил, что не собирается отвозить меня домой и, сам того не зная, запустил в действие план побега. Ничего бы, конечно, не случилось с квартирой за один день, но тут уже было дело принципа. Когда мы искали отделение, я приметила черный ход для персонала, а в конце коридора туалет. Мы вышли на крыльцо, и я приступила к реализации своего плана.

— Мне нужно в туалет, — сказала я, переминаясь с ноги на ногу.

— Хорошо, я пока позвоню в офис, — сказал, ничего неподозревающий Андрей.

Я быстро закрыла за собой дверь и пошла в сторону туалета. Около запасного выхода я обернулась, убедилась, что Андрей не смотрит за мной, и побежала на улицу. Высокие сугробы закрыли обзор, словно по лабиринту я шла в поисках выхода. Я боялась затеряться среди снегов, но достаточно быстро оказалась у перекрестка. Город будто вымер: тишина и ни малейшего движения. Я отправилась вдоль пустующей дороги, совершенно не представляя где нахожусь. Вскоре послышался шум приближающейся машины, я подняла руку. За рулем миниатюрной зеленой иномарки сидела девушка, она подвезла меня до следующего перекрестка, дальше наши пути расходились.

С момента побега прошло около десяти минут, и Андрей обнаружил мое исчезновение. Чтобы телефон не разрядился от бесконечно играющей мелодии, я его отключила. Вторую попутку я остановила почти сразу, молодой человек ехал в мой район. В другой ситуации я ни за что бы не села в автомобиль к незнакомцу, но увлекшись забавной игрой «прятки», я забыла о своей безопасности.

В машине было тепло и пахло ванилью. Все, сегодня буду ночевать дома! Я успокоилась, закрыла глаза и погрузилась в приятное забытье.

— Вот придурок! — выругался парень. Машина завизжала, дернулась, и мы резко затормозили. Я открыла глаза и увидела автомобиль Андрея, стоящий поперек дороги и его самого стремительно приближающегося к нам.

— Вы его знаете? — спросил парень.

— Да, не переживайте, — произнесла я спокойно, но внутри все бурлило. Суровое выражение лица и быстрые решительные шаги Андрея говорили без слов: он взбешен. Дверца открылась, и он грозно произнес:

— Выходи!

Я поблагодарила молодого человека и послушно вышла из машины. Интересно, какой Андрей в гневе? Он начнет кричать или наоборот перестанет со мной разговаривать? Андрей шел впереди, я плелась сзади. Он открыл мне дверцу, я села, вжавшись в сиденье. Авто тронулось, и я поняла, что выиграла этот спор — мы ехали ко мне домой.

— Ты хоть понимаешь, что поступила опрометчиво? — сказал Андрей спокойно и медленно, но скулы его напряглись. Я опустила глаза и приготовилась слушать. — Мало того, что сбежала в мороз, еще и села в машину к незнакомому мужику. О чем ты только думала? — так же спокойно продолжал Андрей, — завтра утром я отвез бы тебя домой, а ты побег устроила. И совещание мне сорвала. Сейчас позвонит секретарь и спросит, не забыл ли я о встрече с сотрудниками, которые съехались со всего города и это при сложнейшей обстановке на дороге. А мне что ответить? Сказать, что выполняю капризы одной маленькой девочки?!



Анна Стефаненко

Отредактировано: 23.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться