По ту сторону Солнца 2 том

Размер шрифта: - +

Глава 46. Безвыходность

Утром, еще не открыв глаза, я услышала поблизости тихое сопение. Сердце заколотилось, но я быстро восстановила в памяти события прошедшего дня. Я должна проснуться в доме Андрея на диване. Никаких колдунов поблизости не может быть. На счет три я подняла веки и обнаружила себя на огромной кровати рядом со спящим Андреем. Я вскочила от неожиданности и села на край, в животе что-то дернулось. Андрей проснулся и как ни в чем не бывало спросил:

— Что случилось? Тебе плохо?

— Андрей, неужели ты не понял? У нас ничего не будет! Я не буду спать с тобой, я не буду жить с тобой! У нас все закончилось еще на Земле. Ни ты, ни я в этом не виноваты, но так случилось. Пойми ты, я люблю его, и никого другого мне не надо. Спасибо, ты помог мне выбраться из заточения, помог объяснить необъяснимое маме, и теперь хоть она будет спать спокойно. Спасибо, тебе, — заплакала я, спрятав лицо в ладонях.

— Ладно, успокойся, тебе нельзя нервничать, — сказал он и вышел.

В животе снова дернуло, и я положила руку на это место.

— Лео, не волнуйся, все хорошо, мамочка уже не плачет.

Он шевельнулся, что еще может так порадовать?! Я почувствовала его в себе. Частичка Элама, наше продолжение. Он здесь со мной, он все слышит и понимает.

Андрей в комнату больше не заглянул, позже я узнала, что и дома его нет. Все утро мы проговорили с мамой, я рассказала ей о своем путешествии в параллельный мир, опустив слишком страшные подробности. Мама порадовалась за нас с Андреем, пообещала помогать нянчить внука и тактично не заговорила о моем возлюбленном, которого я упоминала, приехав с Земли. Андрей ей нравился, а того другого она никогда не видела, и куда он пропал, для нее уже не имело значения.

После ухода мамы, я попыталась покинуть квартиру, на мое прикосновение выход не открылся. Я снова в плену. Мысли об Эламе лишили покоя, и ничего хорошего в голову не приходило. Когда вспомнила слова одного из тех, кто хотел убить нашего ребенка: «Исследования бывают разные», голова закружилась, вокруг все поплыло, ноги подкосились, и к горлу подкатила тошнота. Неужели я никогда его не увижу?! Нет, этого не может быть! Я гнала от себя страшные мысли и думала о малыше, представляла каким он родится. Мне уже сейчас хотелось целовать его маленькие ручки и ножки, пухлые щечки, прижать к груди мой теплый комочек, мою единственную радость.Он обязательно будет похож на отца: и глаза, и улыбка. Страх никогда не увидеть Элама снова вернулся, слезы выступили из глаз. В таком состоянии меня увидел пришедший Андрей. Я не попыталась скрыть от него слезы, я не захотела казаться сильной. Пусть видит, пусть знает, что страдаю.

— Лучше бы о ребенке подумала, — укорительно произнес он, с презрением глядя на меня. Больше Андрей не заговорил ни в этот вечер, ни на следующий, ни через три дня. Мне же не терпелось выяснить, когда он отпустит меня, но начать разговор не решалась, я боялась его гнева, его упреков. Молчание лучше. Ребенок спасал меня, благодаря ему, я ела, спала и гнала прочь плохое настроение.

— Андрей, когда это закончится? — не выдержала я недельного молчания.

— Что именно?

— Когда ты отпустишь меня?

— Никогда, — спокойно ответил он.

— Я же не игрушка, я живой человек, ты не можешь насильно держать меня рядом с собой, — меня разрывало от возмущения.

— Могу, Лиза! Могу! Второй раз я тебя не потеряю!

— Зачем тебе это? Мы ведь даже не разговариваем. Мне нужно ходить на улицу, двигаться, дышать воздухом, я здесь как в тюрьме.

— Все зависит от тебя, если ты перестанешь ныть по поводу своего бывшего любовника, то мы сможем общаться, выходить на прогулку как нормальная семья.

Кстати, нам надо пожениться, мама не поймет, если ты не выйдешь за меня.

— Мы не семья и никогда ей не будем! — резко возразила я. — И не надо приплетать сюда маму.

— Как знаешь. Сама сказала, что тебе надо на улицу выходить, — совершенно спокойно произнес Андрей.

— Я пожалуюсь, здесь не принято насильно удерживать людей, — пригрозила я.

— Это не твой случай, если бы я не поручился за тебя, ты до сих пор сидела бы там, а после рождения ребенка полетела бы на Землю. Так что, если жить надоело, жалуйся.

За время пребывания в доме Андрея я смогла успокоиться и заставила себя забыть о том, что угрожало моей жизни и жизни ребенка, но его слова меня отрезвили. Я вспомнила как едва не потеряла малыша, как беззащитная лежала на том кресле, как трое незнакомцев решали нашу судьбу, и только кровь правителя, текущая по венам сына, спасла нас.

— На каком условии они отпустили меня?

— Если я женюсь на тебе, и приму ребенка, сохранив тайну его происхождения.

— Но я не могу выйти за тебя, Элам найдет меня и обязательно что-нибудь придумает, чтобы мы были вместе.

— Если он до сих пор ничего не сделал, вряд ли сделает теперь, похоже, ему самому нужна помощь.

— Ты можешь найти его?

— Нет.

— Понимаю, но хотя бы скажи, ты знаешь что-нибудь, что поможет мне в поиске?

— Нет.

На этом наш разговор закончился. Я легла на диван и всю ночь пыталась понять, как правильно поступить, как дальше жить. Хотя на самом деле выбора у меня не было. Мне оставалось смириться. Жить с Андреем, стать его женой, сделать отцом нашего с Эламом ребенка — вот реальность, которая предлагалась мне в обмен на жизнь. На фоне приключений в другом мире, это не казалось столь ужасным, как лишиться тела и жить, наблюдая за ним со стороны. Но даже представлять не хотелось, что моего тела будут касаться не Его руки, что не Он будет рядом по ночам. Нет, на это я не пойду никогда! Никогда!



Анна Стефаненко

Отредактировано: 04.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться