По ту сторону Солнца 2 том

Размер шрифта: - +

Глава 52. Тревожный звонок

Жизнь потихоньку налаживалась, мы постарались забыть прошлое и жить настоящим. Элам занимался наукой и выполнял функции правителя. С приездом землян у правителей работы прибавилось, множество мелких проблем требовали разработки новых законов, переделки старых. Я в отсутствие мужа наслаждалась общением с нашим сыном. Мы вместе постигали жизнь на планете Торис. Вместе учились неизвестному для нас обоих.

Каждое утро я просыпалась рядом с Эламом и не могла наглядеться на любимое лицо, каждую ночь я засыпала под стук любимого сердца. Элам стал хорошим мужем и отцом, мы часто разговаривали о его исследованиях, все свободное время он проводил с сыном. Порой я даже ревновала, мне не хватало его внимания, но я радовалась, что у моего сына самый лучший отец. Прошло уже почти два года с тех пор как, наша семья воссоединилась, но родители Элама так и не приняли нас с Лео. Я смирилась с их решением, ведь повлиять на него все равно не могла.

— Лиза, — обратился ко мне Элам, когда я уже засыпала на его плече. Я открыла один глаз, даже не представляя, что он скажет.

— Я дочку хочу, или двух, — сообщил он, мечтательно глядя в потолок.

Зевнув, я спросила:

— Прямо сейчас?

— Я серьезно. Лео уже подрос, мы сможем найти время и на второго ребенка. Я всегда хотел много детей.

— А тебя никуда не сошлют, если ты продолжишь портить кровь своим потомкам?

— Ты невыносима! Нельзя быть такой злопамятной!

— Я не только зло, но и добро помню. Память у меня пока хорошая.

— Не уходи от темы. Ты не хочешь еще одного ребенка? Дочку? — Элам не отступал, а я не знала, как помягче сформулировать отказ.

— Хочу, но пока я не готова к переменам. Появление ребенка — это серьезное событие. Нам так хорошо втроем. Я боюсь все испортить, боюсь новых проблем.

— Ребенок — это счастье, а не проблема, — возразил Элам.

— Ребенок — это счастье, но для нас с тобой может стать и проблемой. Не знаю. Я не думала об этом. Дай мне время.

Элам, согласившись, кивнул.

Конечно мне льстило, что муж хочет еще детей от меня. Но беременность у меня ассоциировалась со страхом, страданиями, слезами и тоской. Ни дня я не была по-настоящему счастлива будучи беременной, и это воздвигло серьезный барьер для второй беременности. Я знала, что когда-нибудь преодолею эту психологическую преграду и захочу дочку, но пока я не могла даже мечтать о втором ребенке.

Утром я проснулась под впечатлением от разговора о дочке. Я чувствовала себя виноватой. Не так часто Элам просил меня о чем-то, и не так много я могла сделать для него действительно значимого. Мы сели завтракать, и я спросила:

— Элам, ты не обижаешься на меня?

Он понял, о чем я и сразу ответил:

— Нет. Мне не на что обижаться, — Элам улыбнулся и погладил мою руку. — Я не вправе настаивать. Мы должны захотеть вместе. Для меня это несколько минут удовольствия, а для тебя беременность —  серьезное испытание. Скажешь, когда будешь готова.

Я выдохнула — гармония в семье не нарушена. Он, правда, самый лучший. И я обязательно рожу ему дочку или двух.

Прошел обычный день, мы уложили спать сына и, поговорив перед сном о работе Элама, тоже уснули. Резкий толчок разбудил меня. Андрей. Я вскочила и, сидя на кровати, осмотрелась. Все как обычно, только сердце бешено колотится. Внезапное беспокойство за Андрея напугало. Откуда оно взялось? Он мне не снился, я не думала о нем последнюю неделю, а может две. Наверное, подсознание напомнило о прошлых событиях, которые навсегда врезались в память. Заснуть не получалось, чувство вины, оставшееся после расставания с Андреем, до сих пор не давало покоя. Я тихо встала и вышла из комнаты. Что мне мешает найти его, встретиться, поговорить? Убедиться, что с ним все в порядке, может даже познакомиться с его девушкой? Ведь раны наверняка уже затянулись и общение со мной не должно причинить боль.

— Что случилось? — вошел сонный Элам.

— Не знаю, вдруг проснулась с тревогой за Андрея. Не могу понять, откуда она взялась.

— Сон — отражение наших мыслей, прошлых событий, — сказал Элам.

— Но мне ничего не снилось. Как будто что-то разбудило меня, — попыталась объяснить я свои ощущения.

— Лиза, пойдем спать, утром все будет выглядеть по-другому.

Я согласилась. Утром беспокойство никуда не делось, я пыталась не думать об Андрее, уговаривала себя, что с ним ничего не случилось, что моя бурная фантазия может только навредить. Элам не вспомнил о нашей ночной беседе, а я не решалась возобновить ее. Лишь через несколько дней нарастающая тревога подтолкнула к разговору.

— Хочу найти его, убедиться, что зря беспокоюсь, что у него все хорошо, — сказала я, когда мы прогуливались около дома. Элам даже не притворился, что не понимает о ком речь:

— Как ты себе представляешь ваш разговор? Появишься словно призрак из прошлого и поинтересуешься все ли у него в порядке? Нарушишь его покой и довольная снова исчезнешь?

Элам, бесспорно, правильно сказал. В довольно резкой форме он озвучил мысль, которая останавливала, сдерживала меня эти дни. Возможно, Андрей только наладил свою жизнь, нашел девушку, женился и тут, как ни в чем не бывало, подгоняемая непонятно откуда взятой тревогой, появляюсь я. Утешу, успокою свое разбушевавшееся воображение и вскрою его затянувшуюся рану. Нет, этого я не могу сделать, не должна. Слишком дорог он мне, чтобы вот так ворваться в его жизнь и разрушить новые отношения. Хотя, может, я слишком возомнила о себе? Если он встретил девушку, то быть может и не будет для него значимым мое появление? Мне бы только убедиться, что так оно и есть, что Андрей счастлив и любим, что прекрасно обходится без меня.



Анна Стефаненко

Отредактировано: 04.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться