По ту сторону тумана

Глава 5. Арчи

Арчи сомневался, что страшнее: оставаться возле рождающего мурашки портрета или бежать вниз. Но он рванулся за доктором, который, оказывается, тоже умел забористо ругаться. Глория, Коллинз и Билл кинулись следом, опоздав лишь на мгновение.

Когда компания лавиной скатилась в холл, Дороти уже не кричала. Она, пыталась усадить Гомеса в кресло, а тот стоял истуканом, только дико вращал глазами и бормотал что-то. Здоровяк и раньше не был красавчиком, но сейчас и вовсе походил на персонажа фильма ужасов: его лицо превратилось в кровавую маску, однорукая рубашка лишилась половины пуговиц, пальцы судорожно вцепились в простенький католический крестик.

Доктор Франс не медлил – взял дело в свои руки. Отстранил Дороти, настойчиво усадил Быка и занялся его ранами. Жуткая кровавая ссадина на бритой голове казалась Арчи едва ли не дырой в черепе, но на деле оказалась не так страшна.

- Сильный ушиб, шок, неопасное кровотечение, - сухо констатировал Франс, колдуя над раненым.

Стоило Гомесу немного прийти в себя, как он тут же зашарил глазами по комнате. Схватил со стола бутыль с ромом, который док применял для дезинфекции и присосался, будто жаждущий вампир.

- Лекарство это… Медицина, чтоб её, - пробормотал верзила под укоризненным взглядом Франса.

- Ох и напугал ты меня, оболтус, - вздохнула Дороти, её голос всё ещё слегка подрагивал.

- Да я это… сам чуть не… - язык плохо слушался Гомеса, тот постоянно сглатывал и запинался. – Отсюда не свалить никак, там чудища. Город, он живой, он смотрит на нас, слушает. Тут всё живое, опасное всё…

- Спокойно-спокойно, друг мой, - доктор похлопал по здоровенному плечу, отчего бугай вздрогнул испуганным кроликом, - не нервничайте. Вы в безопасности, вы с нами, всё хорошо. Просто расскажите, что приключилось. Не торопясь, по порядку.

Арчи слушал сбивчивый и диковатый рассказ, больше смахивающий на бред душевнобольного. Ему не хотелось верить. Да что там, он готов был расстаться с месячным заработком, лишь бы не слышать такой ерунды. Но он никогда не видел настолько испуганного человека. Наверное, будь у Быка шевелюра, он бы поседел.

- Арчи, у меня тут есть одна мысль, - Глория мягко коснулась его руки. Здоровяк уже закончил вещать и остальные бурно обсуждали его историю.

- Что такое?

- Ты видел выход на крышу? Там на чердаке?  - пришлось отрицательно покачать головой, - А я видела. Давай сходим, осмотримся. Мне не по себе от таких историй, а вот посмотреть на город с высоты будет полезно. Ну как, проводишь меня?

Он согласился. Отрывать остальных от увлечённой беседы не хотелось – пусть болтают. А вот дать ветру выдуть мусор из головы и понять, где он очутился, хотелось жутко. Да и побыть наедине с Глорией, пожалуй, тоже.

Вдвоём они ускользнули из холла, поднялись на чердак. Арчи старательно не смотрел в сторону омерзительной картины, пока возился с крючком на очередном люке. Он совершенно не хотел напороться на хищный орлиный взгляд.

Над городом горели звёзды. Туман не мог дотянуться до крыши и юноша наконец-то вздохнул полной грудью. Ветер налетел, подхватил золотистые пряди Глории, затеял игру. Она улыбнулась и откинула длинные волосы назад. Достала из кармана шнурок, ловко перехватила их, собрав в хвост. Некоторое время они стояли, прижавшись, хотя места на крыше было хоть отбавляй. Словно искали поддержку друг в друге, в шёпоте ветра и бездонных ночных небесах.

- Смотри, этот туман не везде, - страстно воскликнул Арчи, - вон вдалеке какое-то здание, похожее на ратушу, а вон там, гляди, это же вокзал. Настоящий вокзал! Мы сможем свалить отсюда! Завтра, когда рассветёт, пойдём все вместе, сядем на поезд и просто уедем.

Глория улыбалась, но как-то печально. Похоже, никак не могла поверить, что глаза их не обманывают. Город, залитый жемчужным светом луны, выглядел куда дружелюбнее. Россыпи аккуратных крыш с флюгерами перемежались уютными улочками. Туман, будто бы льнул к отелю, клубился, оплетал дымчатыми щупальцами округу. В прочих районах он напоминал скорее безмятежную гладь озера или разлитое молоко. Местами его и вовсе не было. Город подмигивал огнями фонарей, дарил надежду.

- Знаешь, мне кажется, на нашем здании самые стрёмные горгульи, - заметил Арчи, оглядев крышу.

- Какие-какие?

- Ну, уродливые, страшные, - тут ему показалось, что одно из каменных страшилищ зыркнуло выпученным глазом. Он осёкся и снова принялся разглядывать умиротворяющий пейзаж.

Арчи заметил, как на одной из улиц мелькнула человеческая фигура. Он подался вперёд, оказавшись на самом краю крыши и почувствовал, как перехватывает дыхание. Вид туманного моря под ногами пробудил воспоминания. Целый бушующий поток памяти.

Вот он стоит на мосту, внизу колышется гладь широкой реки. Он знает, что холодная вода внизу, видит её блеск на горизонте, хоть она и прячется в туманном молоке. Позади проносятся гудящие вереницы машин, спешат в пригород или, наоборот, в сити – нет разницы. Им нет дела до Арчи, ему нет дела до них. Он просто до смерти устал и хочет покоя. Такого, какой могут дать ледяные, угольно-чёрные воды.

- Не нуди Арчи, я всё верну, правда-правда, - это журчит река, а может, говорит та, кого он наивно считал своей девушкой. Голос приторно-сладкий, вяжущий словно патока.

- Бет, ты же знаешь, я копил эти деньги на колледж. Ты попросила и я одолжил, но скоро конец года, и…

Нет ответа. Только строгое лицо отца, он в гневе, снова пышет перегаром как паровоз дымом. Отец кричит, Арчи пытается объяснить, но тот как всегда не слышит. После смерти матери он вообще перестал слышать, зато начал много пить. Шум воды уносит слова.

Он помнит лицо Бет. Её улыбка так же приторна как и речь. Бет садится в ослепляющую своим блеском машину и уезжает с другим, её больше нет. Только туман, вздохи всепонимающего  ветра и шелест воды. Арчи больше не мог вернуться домой к отцу. Нет, он вовсе не собирался прыгать… просто выгуливал свору взбесившихся мыслей, просто так получилось. Туман позвал. Тонко, протяжно, потащил словно магнитом.



Роман Попов

Отредактировано: 31.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться