По ту сторону тумана

Глава 11. Арчи

Арчи видел, как это место вымотало его товарищей по несчастью. Они собрались в холле впятером, и никак не могли найти общий язык. Парень надеялся, что рассказ о Поэтессе воодушевит их, сплотит, но вышло иначе. Новости скорее запутали, чем внесли ясность. Коллинз всё время трясся и озирался, словно подозревал каждого во всех смертных грехах. Глория и Билли молчали: за них говорили бледные измождённые лица и потускневшие глаза. Бык где-то потерял второй рукав и схлопотал солидный синяк на пол лица. Здоровяк снова пил, иногда выбивая зубами хрустальную дробь о горлышко бутылки.

- Хорошо, чтоб тебя, - наконец процедил он, - не знаю я, чем эта твоя мутная баба поможет, но лучше свалить к ней. Я не останусь снова в этом поганом отеле, слышите меня? Я не хочу сдохнуть.

Пожалуй, впервые все сошлись во мнениях.

- Может, ну-у-у… взять с собой Дороти? – Коллинз говорил тихо и непрерывно мял в пальцах свой чемоданчик. – Нельзя же просто оставить её запертой?

- Верно, - кивнул Арчи, - давайте проведаем её. Даже если она убийца, то нельзя с ней так обращаться.

К всеобщему удивлению, кладовка встретила гостей невероятным бардаком и пустотой. Дверь была не заперта. Гомес грязно выругался.

Они решили разделиться и поискать официантку, узнать хотя бы, в отеле она, или уже сбежала. Дурное предчувствие буквально выворачивало Арчи наизнанку, скрежетало по нервам крохотными острыми коготками. При виде побелевших, плотно стиснутых губ Глории, опасения только крепли. Он решил ни на шаг не отходить от девушки.

Испуганная ругань Быка почти не удивила молодого человека. Это был крик неподдельного ужаса, обернувшийся взрывом брани. Они с Глорией обменялись взглядами, оба припустили на кухню, откуда и раздался голос верзилы.

- Нет, это слишком, мать… не ходите туда, - он привалился к дверному косяку, перегородив вход на кухню. Отхлебнул из стремительно пустеющей бутыли.

- Что там?

- Дороти. Умерла. Убили её, вот ведь как, - эти слова прозвучали из уст Гомеса особенно жутко. Он говорил бесцветно и впервые не сквернословил. Голос казался трезвым, словно из головы верзилы разом вышибло весь хмель.

Глория придвинулась ближе к Арчи.

- Давай уйдём. Просто уйдём, пока ещё не поздно, - она шептало тихо, едва слышно.

Никто не успел ни уйти, ни придумать что-нибудь получше. Сверху донёсся неразборчивый шум, смешанный с дребезжащими вскриками мистера Коллинза. На мгновение всех троих будто приморозило к полу – пережитого было слишком много, ужас ложился на плечи пудовым одеялом, сковывал ноги. Арчи стряхнул оцепенение первым, побежал на звуки. Здоровяк и Глори припустили следом.

Коллинз бормотал визгливо, неразборчиво. В дрожащей руке сжимал револьвер, направленный вперёд. С первого этажа не было видно, в кого он целится, но сомнений не оставалось – это Билли. Пожилой клерк пятился, прижимая ладонь к боку, просил остановиться, но мальчик надвигался на него. Страх выдавливал Коллинза всё  ближе к балюстраде, словно гидравлический пресс.

Арчи бросился вверх по лестнице, прыгая через ступени. Споткнулся, потеряв пару бесценных мгновений, снова побежал.

Раздались выстрелы. Молодой человек оказался на площадке, когда было уже поздно: Билли шёл на Коллинза как сомнамбула, как марионетка в самом скверном театре на свете. Но, получив пулю, мальчик опрокинулся навзничь, окровавленный нож звякнул об пол. Вот только клерку тоже не повезло. Половица скрипнула под его каблуком, зашлась торжествующим визгом. Он оступился, неловко покачнулся и  рухнул на перила. Те, с виду крепкие, готовые простоять целый век, не выдержали – сломались с хрустом, будто сухие ветви. Арчи инстинктивно метнулся на помощь, но старик мешком ухнул вниз. В холле коротко вскрикнула Глория.

- Мистер… Арчи…

Тот бросился к раненному пареньку и в который раз пожалел, что он – не доктор Франс. Рана была скверной, очень скверной, Арчи не представлял, что делать. Но на губах Билла мерцала тень улыбки, а в глазах не было боли – только лёгкая грусть и облегчение.

- Он ушёл, мистер Арчи, ушёл из моей головы. Я теперь… могу сказать…

- Помолчи, Билли, тебе нужно беречь силы! – странные слова, бесполезные. Просто мусор, который нанесло в голову из дешёвого кино.

- Вам нужно бежать… Я встретил в тумане мудрую леди. Она сказала, что выход есть, он за… алой занавеской. Найдите… мистер Арчи. Как же хорошо, что я смог сказать. Теперь всё будет хорошо. Всегда.

Глория и Бык уже успели подняться. Все трое замерли изваяниями, не в силах подобрать слов. В ответ на немой вопрос, здоровяк покачал головой – Коллинз упал настолько неудачно, насколько это вообще было возможно. Гомес ткнул толстым пальцем вглубь коридора: дверь в запертую ранее комнату была приоткрыта. Словно приглашала войти.

- Я не пойду туда, - забормотала девушка, - нет, только не туда, пожалуйста…

- А я пойду, - прорычал верзила и легко, без усилий вырвал резную балясину, взяв на манер палицы. В его глубоко посаженных глазах зажглась безумная, распалённая алкоголем ярость, - Ну чо, парень, ты со мной? Или штаны намочил?

Арчи кивнул и двинулся следом.

Они вошли в полутёмный кабинет. Замерли, не обнаружив никого похожего на противника из плоти и крови. Закрутили головами. Сознание мимоходом отметило, что тяжёлые шторы на окне скорее бурые с золотом, не алые. Здесь пахло пылью, как на чердаке, мебель выглядела жутко старой и неуклюже массивной. На стенах висели многочисленные полотна. В дальнем углу притаился рыцарский доспех. Под распахнутым забралом виднелся циферблат часов, круглый, напоминающий лицо. Конструкция щёлкала и постукивала, будто в пустом железном брюхе колотился маятник. Взгляд скользнул по картинам и Арчи пробрал озноб.



Роман Попов

Отредактировано: 31.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться