По ту сторону тумана

Глава 12. Глория

Глория почти не чувствовала пальцев. Она вообще ничего не чувствовала после того, что произошло в отеле. Но Арчи тащил её за собой с безумным упорством, рвался сквозь мглу как паровоз с единственным вагоном. Лёгкие начинало саднить и это помогало вернуться из забытья, а может, дело было в том, что этот жуткий отель оставался позади с каждым шагом. Отдалялся хотя бы на время. Ведь из этой западни не было выхода.

Арчи бежал, не глядя по сторонам – только вперёд. Поэтому и не замечал то и дело проскальзывающие в ночных небесах тени. Но Глория заметила, тут же сжала ладонь парня в ответ и потянула вбок:

- Берегись!

Они шмыгнули в небольшой проулок, как и всё вокруг, утонувший в белёсой мгле. Вовремя: на уличную мостовую рухнула крылатая глыба горгульи. От удара содрогнулась земля. Арчи выдал что-то из репертуара Быка, но не сбавил хода. Беглецы нырнули из одного проулка в другой, стараясь избегать света фонарей. Но только чтобы наткнуться на глухую стену. Она перечеркнула узкий проход, как и надежду на спасение. Новая горгулья рассекла уличный туман, прошлась на бреющем полёте.

Девушка рванулась назад, но Арчи удержал её.

- Стой! Иди сюда, пригнись, - он снял плащ, набросил его так, чтобы накрыть обоих.

Они сжались за мусорным баком в тупичке, буквально вросли друг в друга, постарались разучиться дышать. Глория слышала, как в проулок заглянула горгулья, её когти чиркнули по кирпичному боку здания. Слышала, как чудище ушло. Вскоре, пропали тени остальных летучих тварей, шум крыльев растворился в дали.

- Мы ушли. Мы выбрались, Глори! – на губах Арчи сияла улыбка, такая добрая и заразительная, она почти ответила на неё. Почти.

- Они вернутся. Или отель притащит нас к себе, отсюда… - горло перехватило, пришлось проглотить липкий комок, - отсюда нет выхода.

- Есть. Иначе быть не может. Билли дал нам подсказку, давай доберёмся до «Молли и Шер» и всё обдумаем, а? Поэтесса поможет, вот увидишь, там бы будем в безопасности.

Молодые люди продолжили путь. Глория так и не поняла, как её спутник умудрялся находить дорогу в густом молочном сумраке. Пожалуй, действительно очень хотел спастись. Эта жажда жить заражала даже сильнее улыбки, грела её промёрзшее насквозь сердце, светила путеводным маяком.

Вывеска с изогнувшей спину кошкой появилась внезапно. Манил уютом приглушённый свет в окнах, открытая дверь ждала гостей. Даже пахло чем-то приятным, домашним, вроде корицы и каких-то трав. Они, не сбавляя шаг, нырнули в салон, как в бомбоубежище.

- Привет, рада видеть, - хозяйка появилась из кухни, держа чашку чая в изящных пальцах. Но при виде Глории её лучезарная улыбка заметно потускнела.

- Можно у тебя укрыться? Пожалуйста, за нами гонятся, - Арчи не обратил внимания на изменившееся настроение белой леди.

- Конечно, располагайтесь, - она указала на зал, поставила чашку на стойку и заперла входную дверь.

Они сидели втроём в странном заведении, похожем на кафе. Необычная гамма на стенах раздражала Глорию, мешала сосредоточиться. Зато сцена вызывала глубоко в груди трепет восторга, так и хотелось забраться на неё, поймать на себе восхищённые взгляды гостей, которых здесь не было. Девушка вздохнула, прогоняя ненужные мысли прочь.

- Мне жаль твоих знакомых, - печально произнесла та, кого Арчи называл Поэтессой, - и вопросов у тебя больше, чем рыбы в море. Гораздо больше, чем моих ответов. Почему бы тебе не разузнать о том, что с вами приключилось у своей подруги? Она тут гораздо дольше тебя.

Под колючим, полным непонимания взглядом друга, девушка поёжилась.

- Откуда ты знаешь? – странно, но в голове не возникло даже тени мысли о том, чтобы лгать или отрицать что-либо.

- Я уже видела тебя своими окнами. Кажется, прошли месяцы, но я не уверена – время слишком зыбкое для меня, на него трудно опереться. На тебе была кровь, как и сейчас.

- О чём она говорит? – глухо спросил Арчи.

Глория сжалась. Почувствовала, как узел отчаяния, что душил её всё это время, до боли сдавил горло. Она судорожно всхлипнула. И узел разорвался от напряжения: слова неудержимым потоком полились вместе со слезами.

- Я солгала, Арчи, прости меня. Пожалуйста, прости, я не хотела! Дело в том, что я уже была здесь. Была с другими, до вас… Мне так жаль, Арчи, - поначалу голос дрожал, слёзы душили. Но, чем больше боли изливалось из сердца вместе со словами, тем проще было говорить. Тем меньше вздрагивали плечи под испачканной рубашкой.

Она рассказала, как очутилась здесь впервые с пятёркой ничего не понимающих людей. Их всех выдернули из разных времён и мест, бросили, словно овощи в суп. Отель, уютный на вид, оказался настоящим чудищем. Обманчиво неподвижным, но живым. Он говорил с ней, велел убивать, обещал свободу и спасение. Возможно, он сулил то же самое остальным, но выжила именно она – Глория. Оказалась самой хитрой, самой изворотливой. И даже вернулась в свой мир, монстр не обманул. О бесконечной веренице ночей она тоже рассказала. Ночей, когда не могла уснуть, видя перед собой лица с портретов в тайной комнате.

- Так ты всё знала. С самого начала, - убитым голосом произнёс молодой человек, комкая скатерть побелевшими пальцами.

Глория кивнула и продолжила рассказ. Да, она разу всё поняла, когда спустя полгода кошмар вернулся за ней. Как бы девушка ни старалась, но вернуться к нормальной жизни не могла. Учёба в театральной академии шла наперекосяк, нервы сдавали. И когда однажды она проснулась в номере Отеля вместо своей комнаты, то поразилась собственному спокойствию. Шёпот велел убивать, вновь посулил в награду жизнь, и она повиновалась.

- Так это ты убила доктора? И подставила бедную Дороти? – хриплый голос, будто смешанный со льдом и железными опилками, царапал сердце Глории. Но она не могла и не хотела врать.



Роман Попов

Отредактировано: 31.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться